ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Угадай кто
Мир Карика. Доспехи бога
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Страстная неделька
Астронавты Гитлера. Тайны ракетной программы Третьего рейха
Ангелы спасения. Экстренная медицина
Прочь от одиночества
Лучшая подруга
Содержание  
A
A

— Погодите, а что это за южане? — спросил Дубов. — Разве на Царь-Город бывали набеги?

— Увы, — вздохнул Рыжий, — не слишком много, но что было, то было. Еще во времена царя Степана, более двухсот лет назад, хан Басай, объединившись с войсками Хазарского каганата, под шестиконечной звездой совершал опустошительные набеги и один раз дошел почти до стен Царь-Города. Но Степан собрал войско и гнал Басая до самой Новой Мангазеи и тогда же по многочисленным просьбам самих мангазейцев присоединил этот некогда вольный город к Кислоярскому царству… — Рыжий немного помолчал, как бы давая своему собеседнику возможность в тишине насладиться красотой и величием Симеонова монастыря. — И знаете, любезный Василий Николаич, я вам скажу, что только когда склоняется день, когда розовая мгла одевает дальние части города и окрестные холмы, тогда лишь можно видеть нашу древнюю столицу во всем ее блеске, ибо подобно красавице с Марфиной рощи, показывающей только вечером свои сокровенные прелести, она лишь в этот торжественный час может произвести на душу сильное, неизгладимое впечатление.

Рыжий вздохнул и устремил взор куда-то за горизонт.

— Извините, господин Рыжий, — изумленно произнес Дубов, — я и не подозревал о ваших поэтических талантах.

— Ну что вы, Василий Николаич, — смутился Рыжий, — это так, под влиянием настроения.

И когда они уже спускались вниз, Дубов подумал про себя: «Как будто я уже где-то слышал что-то подобное…»

* * *

Ближе к вечеру, когда спутники Василия стали возвращаться в терем Рыжего, детектив с каждым из них имел небольшую беседу. Как Дубов и ожидал, все приняли предложение с восторгом: майор Селезень после афганского похода и миротворческой миссии в Придурильской республике давно тосковал по участию в какой-нибудь занятной передряге; баронесса Хелен фон Ачкасофф счастлива была возможности отправиться в логово князя Григория, о котором кое-что интересное разведала в историческом архиве; Чаликова же, некогда специализировавшаяся на репортажах из «горячих точек», обрадовалась неожиданной возможности «тряхнуть стариной», и даже перспектива идти под венец со столь одиозной личностью, как князь Григорий, ее совсем не смутила.

За ужином ни Рыжий, ни его гости ни словом не обмолвились о предстоящей командировке, зато баронесса, майор и Чаликова живо делились друг с другом и с Василием впечатлениями о первом дне «культурной программы». Рыжий слушал их рассказы с понимающей улыбкой.

— Дерьмо здесь, а не оборона, — с присущей ему прямотой и неразборчивостью в выражениях заявил Селезень. — Ну ничего, вам повезло, что я сюда попал. За месяц я превращу ваше аникино воинство в мобильную боевую дружину. Я тут переговорил с вашим главным воеводой, он мне так и сказал: «Правильно, Иваныч, давай действуй». Неплохой мужик, без фанаберии, только вас, господин Рыжий, всю дорогу честил на чем свет — мол, из-за его, то бишь ваших нововведений скоро все по миру пойдем.

— Ну, про меня еще и не такое говорят, — заметил хлебосольный хозяин, многозначительно переглянувшись с Дубовым. — Но наш воевода — действительно профессионал в своей области. Ему бы еще вашей железной воли, Александр Иваныч, да вашей, как вы говорите, мобильности…

— Ничего, он мужик, и я мужик — сладим! — уверенно заявил майор.

Затем к рассказу о своем визите в Боярскую Думу приступила Чаликова:

— Это было довольно любопытно, только, боюсь, не слишком интересно для нашего уважаемого хозяина…

— Нет-нет-нет, — возразил Рыжий. — Наоборот, мне очень любопытно послушать, как выглядит царь-городская политическая жизнь со стороны. Рассказывайте, Надежда, я вас внимательно слушаю.

— Ну, поначалу господа бояре чинно-мирно сидели на лавках и обсуждали всякие государственные проблемы — вроде того, как взимать с крестьян недоимки и при этом не драть с них исподнее. Наверное, бояр сдерживало присутствие заморской гостьи. Но потом они и про меня забыли, а дискуссия о недоимках как-то незаметно перешла на личности, вплоть до выяснения, кто с чьей женой спит. Один из них, с огромным ярко-красным крестом поверх собольей шубы, все время бегал по зале и всех подзуживал. А самый горластый в конце концов схватил жбан с медовухой и стал обливать всех подряд направо и налево, так что ихнему главному, ну, в общем, спикеру, пришлось даже призвать стрельцов, чтобы те выволокли этого хулигана за бороду на двор. Не понимаю, зачем вам такая Дума? Хотя чего это я — у нас ничуть не лучше… А потом, в кулуарах, я немного разговорилась с боярами и, знаете, услышала много чего интересного — так сказать, в неофициальной обстановке.

— И что же? — заинтересовался Рыжий. — Разумеется, речь шла и обо мне?

— Да, вообще-то, но только…

— Ну так расскажите. Я-то уж знаю, что господа бояре не больно меня жалуют, просто хотелось бы узнать, в каких конкретно выражениях они это делают. Нет, ну если в матерных, то вы их, конечно, не повторяйте…

— Выражения, что адресовал вам тот боярин, который обливался из жбана, я цитировать не буду — они как раз именно матерные. А другой, весь такой плешивый…

— А, да это, видать, царь-городский голова князь Длиннорукий, — сообразил Рыжий. — Ну и что он?

— Он так и заявил, что любит и уважает законного царя Дормидонта Петровича, но готов даже сам привести сюда князя Григория, лишь бы тот избавил их всех от Рыжего — этого… — Надя в нерешительности замолкла.

— Ну-ну, не бойтесь, договаривайте, — подбодрил ее Рыжий.

— Этого проходимца без роду-племени и даже без имени, который крутит, как хочет, и нами, родовыми князьями, и царем Дормидонтом, и его дочкой Танюшкой, и прочее в том же духе. Они там еще много чего наговорили, я всего и не упомню.

Госпожа Хелена, против обыкновения, оказалась не очень словоохотливой и о результатах архивных исследований почти не распространялась, а вместо этого подробно рассказала о том, как, проходя через Базарную площадь, едва удержалась от соблазна слямзить ценную доисторическую посудину.

— Подумайте только, — возмущалась баронесса, — этот сосуд достоин того, чтобы им восхищались посетители в лучших музеях мира, а какая-то бабка продает в нем простоквашу! Я уж хотела схватить его и побежать, а там уж будь что будет, но потом подумала, что это получится за картина — заморская гостья, к тому же бакалавр исторических наук, бежит по базару с ворованной посудиной, а следом за ней с визгом и улюлюканьем гонится толпа… Ужас! Но, с другой стороны, наука требует жертв.

— Одну минуточку. — Рыжий встал из-за стола, вышел в сени, снял с полки глиняный горшок, выплеснул содержимое в помойную лохань и торжественно внес в гостиную. — Госпожа баронесса, не такую ли самую посудину вы видели на базаре?

— Такую, именно такую! — возбужденно вскочила баронесса. — Или нет, эта даже еще лучше!

— В таком случае она ваша! — Рыжий широким жестом придвинул горшок к баронессе. Та приняла его трепетно, будто дубликат бесценного груза, но, внимательно разглядев, вернула хозяину:

— Нет-нет, я не могу взять от вас столь ценную… что я говорю — бесценную историческую реликвию.

— Ну хорошо, — усмехнулся Рыжий, — пускай это будет аванс за участие в экспедиции, о которой Василий Николаич, как я понимаю, вас уже вкратце проинформировал. — Баронесса, а следом за нею Чаликова и Селезень закивали.

— А когда вы благополучно вернетесь, я вручу вам, дорогая баронесса… Или нет, пускай это пока останется маленьким сюрпризом.

* * *

Баронесса Хелен фон Ачкасофф была умной образованной женщиной, к тому же не лишенной кокетства. А потому вставал законный вопрос — почему она не замужем? Ведь баронесса, в конце концов, была если и не красавица, то уж, по крайней мере, весьма интересная женщина. Вопрос этот нередко всплывал в богемных кругах Кислоярска, и некоторые джентльмены даже изучали его лично.

Но какого-либо вразумительного ответа никто дать не мог. И сия тайна так и продолжала оставаться тайной, потому что Василию Дубову за нее браться было недосуг, а осилить ее мог лишь человек незаурядный.

8
{"b":"762","o":1}