ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да, я припоминаю, — кивнул Дубов. — Кажется, с этой выставки и началось то, что теперь гордо зовется Кислоярским Народным Пробуждением. Ну и что же с гребнем?

Свешникова немного замялась:

— Видите ли, Василий Николаич, включить ее в экспозицию мы не решились, и гребень так и остался в запасниках. Все-таки вещь золотая, а обеспечить полную сохранность мы не могли. Так гребень и пролежал несколько лет в запаснике, а точнее — у меня в сейфе, пока не явилось некое должностное лицо Кислоярской Республики, предъявившее бумагу с печатью и подписью еще более высокопоставленного лица с предписанием сдать гребень в государственную казну. Как вы понимаете, тут уж спорить не приходилось.

— М-да, — вздохнул Василий. — И что же Кунгурцев?

— Он был очень внимательным человеком, — с уважением произнесла Тамара Михайловна, — и каждый год звонил поздравить в день музейного работника. И вот когда я ему сказала, что случилось с гребнем, не называя, естественно, фамилий, то знаете что он ответил? «Что ж, я так и думал».

— И что бы это значило? — удивился Дубов.

— Ума не приложу, — развела руками госпожа Свешникова.

— Ну хорошо. А второй вопрос у меня будет такой. В материалах дано подробнейшее описание гробницы и всего, что в ней было, но ни слова о том, где же она, собственно, находится. Нумерация страниц в папке начинается с цифры пять. Простая логика подсказывает, что указание места — на отсутствующих первых страницах. Не так ли, Тамара Михайловна?

Вместо ответа госпожа Свешникова открыла книжный шкаф, вытащила пару художественных альбомов и, отодвинув заднюю стенку, извлекла оттуда несколько листков, где машинописный текст перемежался рисованными топографическими картами.

— Эх, Тамара Михайловна, Тамара Михайловна, — укоризненно покачал головой Дубов, — как же вы наивны. Если бы они пронюхали, что эти планы хранятся у вас, то… Ну, впрочем, судьба обоих профессоров — лучшая иллюстрация того, что могло ожидать вас.

— Что же делать? — испугалась директриса. — Знаете что, Василий Николаевич, забирайте их себе. Я — самый обычный культпросветработнинк, и все эти тайны мадридского двора мне ни к чему!

Тем временем Василий внимательно разглядывал планы и пояснения к ним.

— Как я понимаю, курган с гробницей находится где-то в районе Восточного шоссе, — не очень уверенно заметил детектив. — Около сорок пятого километра, а потом налево…

— Чертовы горы, — пояснила Свешникова. — Это такая местность, где множество холмов и пригорков самой разной высоты и крутизны. Официально там расположен Кислоярский национальный парк, но это одно название — там даже сколь-нибудь приличного присмотра нет. А ведь Чертовы горы — уникальнейший природный комплекс. Я уж не говорю о подземных озерах и источниках, считающихся цельбоносными, и о том, что в долинах гнездятся редкие виды птиц… Ну, впрочем, вас это, наверное, не очень интересует.

— Виды птиц? — задумчиво переспросил Василий. — Ах да, конечно же, птиц! Но баронесса фон Ачкасофф в разговоре со мной обмолвилась, что это именно она подсказала профессору Кунгурцеву общее направление поисков…

— Ну, это-то как раз и не удивительно, — подхватила Тамара Михайловна. — В тех краях древние кисляки хоронили своих вождей. Иногда сверху насыпали курган, а иногда использовали уже имеющийся холм и выкапывали гробницу прямо в нем. Так что теперь никто с уверенностью и не скажет, какая из Чертовых гор естественного происхождения, а какая — насыпная.

— Ну что же, спасибо вам, Тамара Михайловна, — Дубов галантно поцеловал ручку госпоже Свешниковой. — Вы и не представляете, как помогли мне. — Детектив бережно сложил листки с планом во внутренний карман.

— Вы уже уходите? — опечалилась директриса. — Давайте я провожу вас.

Когда детектив вышел из музея, уже темнело. Однако Василий понимал, что действовать нужно не мешкая, так как люди Железякина шли буквально пятам — Дубов в этом ничуть не сомневался. Прямо из «Москвича» он по «мобильнику» позвонил в угрозыск инспектору Столбовому. К счастью, тот оказался на службе.

— Егор Трофимович, кажется, я напал на след весьма важной тайны, — значительно произнес Василий. — Это связано с тем самым делом, по которому погиб Кунгурцев и исчез Петрищев.

— Ну что же, дорогой коллега, поздравляю вас, — усталым голосом ответил инспектор.

— Спасибо. Но мне нужна ваша помощь. Не могли бы вы составить мне компанию для поездки за город?

— Когда?

— Да прямо сейчас, зачем откладывать.

— И далеко? — вздохнул Столбовой.

— Да не особенно, — чуть покривил душой детектив. — По Восточному шоссе, там, кажется, асфальт неплохой. Ну да мой «Москвичок» в три счета домчит.

— Одну минуточку, — перебил Егор Трофимович. — Я вам нужен в качестве инспектора или как частное лицо?

— Пожалуй, скорее как частное, — чуть подумав, ответил Дубов. — Но удостоверение на всякий случай прихватить не помешает. А заодно и табельное оружие.

— Все ясно. Где и когда встречаемся?

— Ждите меня у входа в милицию. Я подъеду минут через десять-пятнадцать.

Однако прежде чем включить зажигание, детектив набрал телефон городского морга.

— Слушаю вас, — раздался хорошо знакомый голос.

— Это я, — представился Василий. — Владлен Серапионыч, возможно, в ближайшие часы будет поставлена точка в той истории, которую разворошили вы, споткнувшись о дискету.

— Что от меня требуется? — деловито осведомился доктор.

— Поехать со мной и Егором Трофимовичем за город.

— С удовольствием.

— Особых удовольствий не обещаю, — честно сказал Дубов. — На всякий случай прихватите что-нибудь на предмет оказания первой помощи. Через пять минут я к вам подъеду.

Василий отключил мобильный телефон и завел машину. «Москвич» резво покатил по слабоосвещенным кислоярским улицам.

* * *

Феликс Железякин и дама в черном молча глядели друг на друга через обширный стол, как бы взаимозаряжаясь злобой и ненавистью. Поскольку Железякин явно проигрывал в этой бессловесной дуэли, то он очень обрадовался, когда в мертвом молчании зазвонил телефон.

— Ну?

— Это «Камыш», — сквозь многочисленные помехи донеслось из трубки.

— Ну и?..

— Объект более часа пробыл в музее, а затем куда-то уехал, — доложил агент.

— Когда? — отрывисто спросил Железякин.

— Да уж минут пятнадцать назад.

— Идиоты! — заорал Феликс. — Что ж вы сразу, в тот же миг не позвонили?

— Да у нас мобильник отключили, — стал виновато оправдываться «Камыш», — три месяца не плочено. Кинулись к будке, а жетона нет. И, как назло, ни одного прохожего, а магазины закрыты. Пока автомат взломали…

— Кретины! — пуще прежнего разбушевался Железякин. Дама лишь презрительно скривила ротик. — Ладно, давайте скорее сюда, разберемся.

Швырнув трубку, он в раздражении забегал по кабинету. Дама следила за всеми его передвижениями.

— Что случилось, сударь? — наконец не выдержала она. — Опять какая-то хренотня?

— То-то что хренотня! — сварливо бросил Железякин. — Не замочил я вовремя этого детективишку, и вот что выходит! — Он стремглав бросился к телефону и набрал номер. — Алло, это ГАИ? Позовите главного, кто у вас там. Слушай, засеки, куда поехал синий «Москвич» Дубова и тут же дай мне знать. Номер… А, ты знаешь? Ну, за мной не заржавеет!

— И что же, ты так запросто звонишь самому начальнику ГАИ? — недоверчиво переспросила дама. — Что-то не верится.

— А они у меня все вот где! — продемонстрировал Феликс свой кулачок. — Пусть только попробуют порыпаться….

— Доиграешься, — злобно покачала дама белокурой головкой.

— Лучше за собой следи, дура, — не остался в долгу Железякин. — И вообще, не ты ли посадила Дубова нам на хвост? Может быть, ты с ним спишь, а во сне делаешь еще… — Тут Феликс с мерзкой ухмылочкой блеснул познаниями из Кама-сутры. Дама лишь презрительно фыркнула.

— Ну где они там? — Феликс опять вскочил, подошел к зеркалу, поправил свой знаменитый клетчатый шарф, затем вытащил из внутреннего кармана золотой гребень с какими-то необычными узорами и принялся причесывать остатки волос.

10
{"b":"763","o":1}