ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Так ведь мы, кажется, уже знакомы, — слегка улыбнулась Надя. — Да и кто ж не знает Гераклова? Как-никак, участник ареста путчиста Разбойникова, произнесший историческую фразу: «A будете сопротивляться — посажу на кол».

— Увы, тот самый Гераклов, — скромно ответил политик, но чувствовалось, что слова журналистки пришлись ему по вкусу. — Но все это в прошлом. Надеюсь, госпожа Чаликова, доктор сообщил вам, где он меня встретил?

— Да ну что вы, господин Гераклов, стоит ли? — поморщился Серапионыч.

— Стоит, стоит! — решительно заявил Гераклов. — Так вот, меня доктор встретил возле храма кришнаитов, где я вместе с кинорежиссером Святославским смиренно стоял в очереди за миской вегетарианской похлебки! Черная «Волга» — вот все, что осталось от тех дней, когда я стоял во главе Народного Пробуждения. A в Президентском дворце сидит некто господин Яйцын, бывший партийный инструктор, в свое время за пьянство переведенный на должность директора химчистки.

— Погодите, Константин Филиппович, — перебил его доктор, — о химчистке после. Я хотел пояснить Надюше, что предложил господину Гераклову принять участие в поисках этих таинственных сокровищ, и он с радостью согласился.

— Так вы тоже считаете, что на плане обозначены места залегания золота, награбленного бывшей властью? — спросила Надя и незаметно переглянулась с Cерапионычем.

— A что же еще? — удивился Гераклов. — При аресте я спрашивал об этом у Разбойникова, но он ничего не ответил. A остров — самое подходящее место. Я тут навел кое-какие справки. — Гераклов вынул из кармана листок бумаги. — Остров, как и само Кислоярское водохранилище, возник при сооружении ГЭC. Кстати, рядом с ним есть еще два островка, совсем крошечных. A на нашем острове построили так называемый рыбацкий домик, где начальство электростанции вместе с гостями из райцентра предавалось ловле рыбы и прочим излишествам. — Гераклов глянул в бумажку и с выражением зачитал: — «В настоящее время в связи с закрытием ГЭC и резким ухудшением экологической обстановки и сам остров, и водохранилище с ближайшими окрестностями практически необитаемы, так как, по мнению санэпиднадзора, непригодны для обитания». Итак, господа, мы поплывем на остров!

— Стоит ли? — с сомнением покачала головой Чаликова. — Я уже убедилась на собственном опыте, что поиски подобного рода сокровищ — дело неблагодарное и грязное. И отнюдь не только в экологическом отношении.

— Кто-то должен делать и грязные дела! — с пафосом воскликнул Гераклов. — Не забудьте, что за сокровищами усиленно охотятся товарищи с большой дороги, которые только что чуть не напали на Егора. И я не могу допустить, чтобы они прибыли на остров раньше нас.

— Но ведь с ними, возможно, и сам господин Разбойников, — напомнила Надя.

— Очень хорошо! — сладострастно потер руки Гераклов. — Уж на этот раз я его засажу. Если и не на кол, то обратно в тюрьму — точно. И надолго. И тогда благодарный народ придет и скажет: «Дорогой господин Гераклов, будь нашим президентом!». A я отвечу: «Народ, милые мои, достоин иметь такого президента, которого заслуживает. Или, иначе сказать, такого президента, который его имеет. Так что уж майтесь дальше со своим господином Яйцыным, или, если хотите, с его соперником товарищем Зюпиловым, а я перебьюсь супом от кришнаитов».

— Все это, конечно, очень мило, — терпеливо выслушав Гераклова, заметил Серапионыч, — но каким образом вы, уважаемый Константин Филиппович, собираетесь, так сказать, попасть на остров?

— Очень просто, — беспечно ответил Гераклов, — поплывем на яхте господина Грымзина.

— На какой яхте?! — удивилась Надя. — Это на том разбитом корыте, что стоит у городского причала?

— Ну, не такое уж оно и разбитое, — возразил Гераклов. — Да ведь и поплывем-то мы не по Тихому океану на Маркизские острова, а по речке за каких-то сто верст от Кислоярска. A других кораблей у нас здесь, извините, нету.

— И вы собираетесь угнать банкирскую яхту? — ужаснулась Чаликова. Гераклов громко расхохотался:

— Ах, Наденька, да когда я намекну господину Грымзину о цели экспедиции, то он не только даст нам свое корыто, но и оплатит все издержки… Я уже записался к нему на прием, на завтра утром. Так что, друзья, пожелайте мне полную миску удачи! Или, как говорят настоящие моряки, десять фунтов под килькой.

* * *

Евгений Максимович Грымзин неподвижно сидел за столом в кресле главы банка «ГРЫМЗЕКС», а политик Гераклов бегал по кабинету и убеждал банкира проспонсировать экспедицию.

— Да я же не зову вас плыть вместе с нами, а просто прошу предоставить на время вашу посудину, — чуть не кричал Гераклов, перекрывая музыку, льющуюся из радиоточки на стене. — Кораблю нужно движение, а он у вас просто киснет у причала. A дело верное, заработаем кучу денег, и половина — ваша. Ну что вы молчите?!

— Это очень серьезное предложение, я должен подумать, — ответил банкир. — C одной стороны — эфемерные надежды на какие-то мифические сокровища. — Грымзин перекинул костяшку счетов. — A с другой — расходы на топливо, на провизию, наконец, амортизация судна. — Банкир снова щелкнул счетами. — Так что никакого резона ввязываться в эту авантюру я в натуре не вижу.

— Да был бы у меня корабль, разве стал бы я связываться с таким куркулем, у которого вместо мозгов даже не калькулятор, а конторские счеты! — вспылил Гераклов.

— Ну, не такой уж я куркуль, — слегка обиделся Грымзин. — Я, между прочим, иногда вместе с Лидией Владимировной занимаюсь благотворительством, меценатством, даже предоставляю свой дом для любительских театральных постановок… A что касается яхты, то я уже имею деловое предложение от одной турфирмы, которая хотела бы зафрахтовать ее для эротических круизов по странам Индокитая — «По местам трудовой славы Эммануэль Арсан». Так ведь и тут я еще думаю, соглашаться ли… Пожалуйста, сделайте погромче.

Гераклов усилил звук репродуктора, так как музыка прервалась и диктор начал передавать важное сообщение:

— Криминальная обстановка в городе продолжает обостряться. За последние несколько дней совершено ряд тяжких преступлений. В своем офисе зверски убит частный детектив Василий Дубов. В доме на Барбосовской улице найден труп скоропостижно скончавшегося при невыясненных обстоятельствах гражданина Л., в прошлом видного деятеля советской промышленности. Из Центральной тюрьмы сбежал опасный государственный преступник Александр Разбойников. И вот минувшей ночью совершено еще одно злодейское преступление. В загородный дом генерала Александра Васильевича Курского ворвались вышеупомянутый Разбойников и двое неизвестных в черных масках. Привязав генерала к стулу, они требовали отдать какую-то карту. Проснувшаяся от шума племянница Курского слышала, как они грозились подвергнуть пыткам ее дядю. По параллельному телефонному аппарату из своей комнаты она вызвала милицию, что заставило налетчиков покинуть дом. По словам генерала, в момент бегства из-под шкафа выползла его домашняя змея Машка и укусила одного из грабителей за ногу. Прибывшая бригада оперативников во главе с инспектором милиции Столбовым обнаружила в комнате пострадавшего полный разгром, хотя существенного материального ущерба, по мнению потерпевшего, нанесено не было. O происшедшем уже проинформирован старший помощник Президента Кислоярской Республики майор Селезень. Он высказал убеждение, что события последних дней — это попытка антигосударственных сил дестабилизировать обстановку в стране и подорвать доверие к ее руководству накануне президентских выборов.

— Это что — очередные нездоровые фантазии господина Ибикусова? — предположил Грымзин.

— Мы передавали информацию, предоставленную Кислоярскому радио Управлением внутренних дел, — невозмутимо ответил диктор.

— Именно эту карту они, между прочим, и искали! — воскликнул Гераклов. — Вы представляете, что произойдет, если они доберутся до сокровищ? Эти бандиты накупят оружия и совершат государственный переворот, как пить дать! A захватив почту, телеграф и мост через Кислоярку, первым делом национализируют ваш распрекрасный банк, понимаете вы это или нет?!

56
{"b":"763","o":1}