ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ладно, черт с вами, — немного подумав, ответил Грымзин. — Я согласен.

* * *

Это же радиосообщение слушали за завтраком и Чаликовы.

— Егор, ты все сделал так, как мы договаривались? — строго спросила сестра.

— Конечно, — уверенно ответил брат, — я отдал карту генералу, и он тут же положил ее в сейф.

— Какая-то чепуха получается, — вслух задумалась Надя. — C какой целью они учинили этот погром, если генерал так и так передал бы карту Разбойникову? Одно из двух: либо генерал Курский решил сыграть в свою игру, либо карта пропала еще до визита Разбойникова…

* * *

Обычно банкир Грымзин долго колебался и прикидывал все «за» и «против», прежде чем принять какое-либо важное решение. Но если уж решение было принято, то действовал уверенно и быстро. Уже на следующий день после исторической беседы с Геракловым банкир начал подготавливать яхту к экспедиции. Поскольку он не мог надолго отлучаться из своего «ГРЫМЗЕКС» а, то всеми работами распоряжался политик Гераклов.

К сожалению, описать яхту, на которой наши герои собирались бороздить Кислое море, было бы несколько затруднительно, так как она представляла собой весьма основательную переделку из небольшого траулера, рыбачившего на Кислоярском водохранилище до того, пока оно благодаря резиновой фабрике не превратилось в Кислое море. Бывший траулер украшали несколько мачт с алыми парусами, пошитыми из неликвидов магазина «Ткани по сниженным ценам», а на носу, в подражание древним грекам, банкир установил деревянную женскую фигуру, которую кислоярцы прозвали Инессой, по всей видимости, из-за названия яхты, сохранившегося еще с траулерских времен — «ИНECCA АРМАНД».

Однажды Грымзин все же улучил минутку и заглянул на пристань, чтобы лично проинспектировать, как рабочие под присмотром Гераклова приводят в товарный вид судно, а грузчики погружают топливо и провиант. Сам Константин Филиппович суетился больше всех, изображая весьма бурную деятельность.

— Дела идут превосходно! — радостно отрапортовал Гераклов, завидев банкира. — Можем отплывать хоть через неделю.

Грымзин скептически оглядел политика, яхту и пристань:

— Вы так думаете? A с какой командой вы собираетесь плыть?

— Как это с какой командой? Я, вы, доктор Серапионыч, Егор…

— Лично я сразу признаюсь, что ничего не смыслю в навигации и судовождении, — перебил банкир. — Может быть, вы, уважаемый Константин Филиппович, разбираетесь в этих премудрых науках и способны вывести «Инессу» в Кислое море, а потом припарковать к острову?

— Мне это ни к чему, — гордо заявил Гераклов. — Зато я могу хоть сейчас вывести нашу Кислоярскую Республику к счастью и пришвартовать ее к бурному процветанию!

— В этом я не сомневаюсь, — с еле скрытым сарказмом процедил банкир. — Но кораблем должны управлять профессионалы-моряки, а не мастера политического импровиза.

— Будут и профессионалы, — беспечно ответил Гераклов. — Наденька Чаликова обещала выписать из Москвы одного адмирала, оставшегося не у дел.

— Адмирала? — недоверчиво переспросил Грымзин. — A его услуги не будут стоить больше, чем простого капитана?

— Вот все вы такие! — взорвался Гераклов. — Человек плывет за кучей золота, а считает копейки!

— Можно подумать, что вы плывете за кучей чего-то другого, — кротко возразил Грымзин.

— К черту кучу! — с жаром воскликнул политик. — Море, страшные тайны, дух приключений — вот что кружит мне голову, а не эти дурацкие сокровища!.. Да не волнуйтесь, адмирал будет трудиться за совесть, а не за деньги. Он — человек старой закваски, герой Цусимы… — Гераклов надел очки и устремил взор к Кислому бульвару. — Постойте, это не Надя ли там идет?

И действительно, вскоре к политику и банкиру подошла Надежда Чаликова. Но она была не одна — под руку с ней шествовал статный пожилой человек в адмиральской форме. Его изборожденное морщинами благородное лицо украшала седая аккуратно подстриженная бородка.

— Вот вам и обещанный адмирал, — представила Надя своего спутника.

— Евтихий Федорович Рябинин, — лихо щелкнув каблуками начищенных туфель, отрекомендовался адмирал. — A это что, и есть наш крейсер? Да, господа, это, конечно, не «Титаник», но плыть можно.

— Евтихий Федорович, вы не желаете осмотреть яхту? — почтительно обратился к адмиралу Гераклов.

— Что-что? — не расслышал адмирал Рябинин. — Ах, осмотреть? A чего там осматривать — испытаем ее сразу в действии.

* * *

— Ну, Евгений Максимыч, как вам адмирал? — спросил Гераклов, когда банкир и политик уединились за чашкой чая в одной из только что отделанных кают «Инессы». — По-моему, настоящий морской волк!

— Как бы он нам не устроил Цусиму с «Титаником» на Кислом море, — скептически пожал плечами Грымзин. Гераклов рассмеялся:

— Ну что вы, Чаликова не стала бы рекомендовать человека, способного потопить корабль, на котором поплывет ее родной брат!

— A разве сама госпожа Чаликова не поплывет? — несколько удивился банкир.

— Надя говорит, что ее отпуск заканчивается и она должна возвращаться в Москву, вверив Егора нашему с вами и Владлена Cерапионыча попечению, — ответил Гераклов. — Но, между нами, я даже рад, что ее не будет.

— Вы что, верите в примету, будто женщина на корабле — к несчастью?

— Да нет, не в этом дело. Цель нашей экспедиции, как вы понимаете, довольно деликатная и не подлежащая широкой огласке. A Чаликова, как профессиональная журналистка, непременно не удержалась бы и дала информацию в печать. Если уж приглашать журналиста, то я взял бы на корабль господина Ибикусова…

Грымзин поморщился, как от зубной боли:

— Ибикусова? Что за глупые фантазии!

— Вы очень точно выразились — глупые фантазии. Именно скандальные публикации господина Ибикусова приведут к тому, что общественность будет судить о нашей экспедиции как о глупой фантазии. A если Ибикусов даже случайно и напишет правду, ему все равно никто не поверит. В общем, он способен до предела взмутить воды, в которых мы будем ловить наших золотых рыбок. Ну так как, приглашаем Ибикусова?

— Нет, я решительно против, — заявил Грымзин. — То, что вы тут наговорили, может, и правильно, но всему же своя мера! Вы послушайте, что он пишет. — Банкир достал из дипломата номер газеты «Кислое поле» и зачитал: — «В последние дни заметна активность возле стоящего на городском причале плавучего сооружения „Инесса“. То есть плавучим его можно назвать лишь в том смысле, что оно, подобно калу, не тонет. По имеющейся у нас непроверенной информации, владелец судна, нечистый как минимум на руку банкир Грымзин, собирается с награбленными народными деньгами сбежать на Новую Гвинею, чтобы обучать местных людоедов цивилизованному каннибализму. Не удивительно и участие в этой авантюре и так называемого политика Гераклова, чьи фантазии не простираются дальше того, чтобы посадить на кол своих идейных противников». Ну и так далее в том же духе.

— Так это ж как раз то, что нам нужно! — обрадовался Гераклов. Он был явно доволен, что наконец-то его подзабытая народом фамилия вновь замаячила на страницах прессы. — Впрочем, я же не настаиваю… Да, кстати, вы давеча спрашивали насчет радиста. Я тут нашел одного специалиста, это некто Oтрадин Андрей Владиславович. Сейчас он приводит в порядок радиорубку. Подметает, моет полы…

— Что за человек? — нетерпеливо перебил Грымзин.

— Что за человек, пока не знаю, но в своей области — знаток. Настоящий фанат радиотехники.

— Это хорошо, — одобрил банкир. — По крайней мере, не будет совать нос не в свое дело. Ну а как насчет корабельной команды?

— Увы, здесь главная загвоздка, — погрустнел Гераклов. — Где взяться настоящим морякам в нашей Кислоярской Pеспублике, откуда хоть три недели скачи — ни до какого моря не доскачешь, разве что до Кислого.

* * *

На следующий день, когда грузчики под отеческим присмотром Гераклова погружали на «Инессу» ящики с коньяком, сникерсами, тампексами и прочими столь же необходимыми в кладоискательском круизе вещами, на пристани появился весьма колоритный господин, имеющий желание переговорить с кем-то из владельцев судна. Поскольку законный владелец Грымзин, как обычно, отсутствовал, то колоритного господина принял Константин Филиппович Гераклов.

57
{"b":"763","o":1}