ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Молёное дитятко (сборник)
Белое безмолвие
Девушка с глазами цвета неба
Книга воды
Руки оторву!
Девушка в тумане
Смерть тоже ошибается…
Звездное небо Даркана
Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)
Содержание  
A
A

— Утро вечера мудренее, — сказал доктор. — По моему мнению, надо, пока возможно, тянуть время. Объявим высадку на остров на завтра утром.

— Согласен, — кивнул Гераклов. — Но что, если они начнут первыми, ночью?

— Вот тогда и поглядим, — беспечно ответил Серапионыч. — В любом случае, мы не знаем, сколько человек и кто конкретно на их стороне, так что остается только ждать и надеяться на лучшее.

— Лично я сидеть сложа руки не собираюсь! — заявил Гераклов. — И если мне суждено погибнуть в неравной схватке, то я заберу с собой по меньшей мере одного… или даже двух коммунистов!

— Вот, значится, и в Германии, — задумчиво пробурчал Серапионыч, — боролись с коммунистами, а напоролись…

— На что это вы намекаете? — округлил глаза Гераклов.

— Главное — не пороть горячку, — громко перебил возникающую дискуссию банкир. — Этой ночью мы должны утроить бдительность. В конце концов, речь идет не только о жизни и смерти, но и об огромной сумме. Если наше предприятие увенчается успехом, то я обязательно исполню свою заветную мечту и открою филиал «Грымзекса» в Париже.

— Какое убожество мыслей, — криво усмехнулся Гераклов. — Мои планы куда грандиозней. Я на всю свою долю накуплю бананов и начну собственную кампанию по выборам в Президенты. Мой лозунг будет: «Каждому кислоярцу — по банану!». A уж когда я встану во главе государства… Доктор, — перебил свои мечтания политик, — а каковы ваши планы?

— Мои планы? — переспросил Серапионыч. — Знаете, Константин Филиппыч, спросите меня о чем-нибудь попроще. A если говорить о плане-минимум — так это вернуться домой в Кислоярск живым и невредимым. И чтобы Егор увидел своих родителей и сестру.

* * *

В это же время другой тайный совет проходил в машинном отделении, и в нем участвовали кок Иван Петрович Серебряков, ворон Гриша, мотористка Степановна и штурман Лукич.

— Кажется, час близок, — говорил Серебряков. — Теперь я могу повторить хрестоматийное: сегодня — рано, а завтра — поздно.

— Значит, нынче ночью? — радостно уточнила Степановна.

— Именно так, — подтвердил кок. — Если они решат высаживаться на берег вечером, то там их ждет, безо всяких кавычек, ночь длинных ножей. A если завтра утром, то ночью мы захватим обе шлюпки и сойдем на берег.

— На берррег! — завопил Гриша.

— Что, так сразу на берег? — удивился штурман. — A как же вода, провизия, лопаты, наконец? Что-то ты, Петрович, опять горячку порешь.

Петрович скрипуче рассмеялся:

— Провизия, лопаты? Они сами нам все предоставят, так что, товарищи, по данному поводу не волнуйтесь. На этот счет у меня имеется великолепный план…

И тут до машинного отделения долетел истошный вопль:

— Земля!!!

* * *

Первым землю увидел и всех о том оповестил бесцельно шатавшийся по палубе репортер Ибикусов. Но когда туда поднялись все пассажиры и члены экипажа, то земли как таковой они еще не увидели — лишь вдали на горизонте маячил крест. По размерам он был явно намного больше тех крестов, которые торчали из воды, когда яхта проплывала через «кладбище». Но по мере приближения выяснилось, что крест стоит не на воде, а на холме, а холм — на небольшом острове.

В нескольких сотнях метров от острова яхта бросила якорь.

— Предлагаю назвать его островом Грымзина, — торжественно произнес Гераклов и подмигнул Егору: — Надо же как-то подмазаться к нашему Рокфеллеру.

— Ну зачем же… — смутился банкир, хотя было видно, что это предложение ему польстило. — Но уж тогда холм назовем пиком Гераклова. Кстати, уважаемый Евтихий Федорович, что это за крест?

Адмирал поглядел в бинокль и слегка поежился:

— Нехорошее дело. Ох, нехорошее.

— A что такое? — забеспокоился Грымзин. Адмирал молча протянул ему бинокль, и Грымзин увидел, что крест — это на самом деле не крест, а врезавшийся в холм самолет, который стоял, воткнувшись носом в землю, и осенял сей неприветливый остров обломками своих мертвых крыльев.

— Ай, смотрите, что это! — закричал Егор, показывая за борт. Там из воды торчала маленькая темная голова на длинной шее. Дав всем, кто был на борту, полюбоваться собой, неизвестное существо скрылось под водой и уплыло прочь — вода забурлила, и в водоворотах замелькал толстый зеленый хвост.

— Кто это? — ахнула Вероника.

— Мутант, — уверенно предположил Серапионыч. — Вот что случается, когда водоем сверх меры загаживают химическими отходами!

Иное мнение высказал Ибикусов:

— Я имею конфиденциальную информацию, что подобных мутантов специально разводили на тайных фермах советских спецслужб с особыми целями. Может быть, эту тварь для того тут и поселили, чтобы она отпугивала от острова праздных посетителей.

— Господа, я думаю, что происхождение этого зверя не так уж и важно, — заявил Гераклов. — Главное, чтобы он и дальше обитал на Кислом море.

— Почему? — удивился Грымзин.

— И вы еще спрашиваете, почему! Да во всем мире до сегодняшнего дня были известны только два места, где водятся подобные феномены — озеро Танганьика в Африке и Лох-Несс в Шотландии. Наше Кислое море — третье! Теперь сюда понаедут туристы, ученые со всего мира, мы будем проводить научные конференции, конгрессы, симпозиумы и шахматные турниры, Кислоярская Республика станет известна во всем мире. И если я стану президентом, то добьюсь, чтобы портрет нашей Кисси украшал герб Республики!

* * *

Яхта погрузилась в ночь. Егор ворочался на койке в своей каюте и никак не мог заснуть. Ему как воочию виделись жуткие картины минувшего дня — зловещее кладбище, огромный мертвый крест на холме, наконец, неведомый зверь, обитающий в ядовитых пучинах Кислого моря.

И тут дверь тихо скрипнула и отворилась. В каюту проскользнули две темные фигуры. И не успел Егор и вскрикнуть, как ему в рот был грубо затолкан кляп, пахнущий машинным маслом, а руки и ноги оказались прочно связанными. И непрошеные гости подхватили его и куда-то потащили.

* * *

Вероника в это время тоже никак не могла заснуть. Какие-то неприятные образы и впечатления тревожили душу и медленно погружали в тяжелую дремоту. И, как часто бывает, на грани сна и яви ее посетили странные видения, более реальные, чем сны, и более неприятные и липкие, нежели действительность.

СОН ВЕРОНИКИ

Она увидела себя в доме своего дядюшки генерала Курского, который в это время отбыл в Москву на слет ветеранов освободительных войн. A Вероника в вечерней тиши ожидала прихода угонщика автомобилей. Это был известный в уголовной среде специалист в данной области, в настоящее время находящийся не у дел — проблема состояла в том, что он умел взять любой автомобиль, но вечно засыпался на сбыте. Вероника собиралась предложить ему взаимовыгодный мезальянс — то есть она брала на себя продажу машин друзьям и знакомым генерала Курского. Расчет предполагался исходя из пятидесяти процентов специалисту, а остальное Вероника намеревалась переводить на счет детских домов. A машины заимствовать у друзей и знакомых же генерала Курского. «Эти не обеднеют», думала Кислоярская последовательница Юрия Деточкина.

И тут Вероника вздрогнула от резкого звонка в дверь.

Хозяйка была несколько удивлена — на пороге стояли двое молодых ребят. Мысли ее текли примерно так: «Почему двое? Ведь тогда придется делить на троих. Но отступать уже поздно, будь что будет».

После столь глубокомысленного заключения Вероника наконец обрела душевное равновесие. Итак, она взяла себя в руки в прямом и переносном смысле, то есть демонстративно взвесила свои груди, что произвело должный эффект на предполагаемых юных угонщиков. Правда, сама Вероника такого эффекта, похоже, не ожидала. Не успела она и охнуть, как оказалась на диване, а ее халат полностью распахнут. Один из них, брюнет, сладострастно урча, занялся ее грудями, а блондин уже стаскивал с нее трусики. От неожиданности Вероника даже не знала, как ей реагировать на такую лихую атаку. Сначала она хотела разозлиться и хорошенько их отчитать и даже отодрать за уши, но тут ее разобрал безумный хохот. Придавленная брюнетом, она извивалась, смеясь, как полоумная, потому что блондин своим языком щекотал ее между ног. Ребята, слегка опешив, отпрянули от нее. Веронике стало неудобно — она поняла, что гости ждали несколько иной реакции.

70
{"b":"763","o":1}