ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Лукич и Степановна взобрались на гору Гераклова (или пик Повелителя Мух, как его именовали пираты), но не на самый верх, а остановились на уступе склона, где накануне Петрович, сверившись со своей картой, вбил колышек. Внизу расстилался остров, а вверху высился мрачный крест с трепещущим на ветру знаменем.

— Ну, поехали, — сказал Лукич, втыкая заступ в землю. Степановна подобрала юбку и присоединилась к своему коллеге.

— Как думаешь, найдем? — спросила мотористка.

— Кто ищет, тот всегда найдет, — загадочно ответил штурман.

— A я вот тут ночью не спала, думала: ну, откопаем мы эти сокровища, а что дальше?

— И что же?

— И ничего! Петрович, конечно же, накупит оружия, знамен, и опять полезет на баррикады. A у самого и одеть нечего.

— К чему ты клонишь, Степановна? — Лукич отложил лопату и пристально глянул на мотористку.

— Я говорю — серьезная революция так не делается. A Петрович со своим волюнтаризмом кончит тем, что снова загремит в тюрьму, да еще и нас за собой потащит.

— И что ты предлагаешь?

— Выкопаем сокровища, купим белый мерседес и отправимся в Швейцарию, — Степановна ухмыльнулась, — издавать революционную газету. Так сказать, по следам классиков.

— A Петрович согласится? — с сомнением пожал плечами Лукич. — Он ведь все хочет здесь и сразу.

— A что нам Петрович? — с жаром воскликнула Степановна. — Он ведь и сам завалится, и нас завалит. Жалкая, ничтожная личность, хотя и великий революционер, этого уж никак не отнимешь.

— Вот ты поди и скажи все это самому Петровичу, — усмехнулся Лукич.

— A что Петрович? — все более увлекаясь, продолжала Степановна. — Петровича побоку, нам же больше достанется. Я куплю себе новое платье от Кардена, ты — галстук от Версаче…

— Галстук от Версаче — это хорошо, — задумчиво ответил штурман. — A белый мерседес — еще лучше… Но вот с Петровичем-то, с Петровичем что будем делать?

— A что? Петрович сбежал из тюряги, милиция его ищет. Может, найдет, — Степановна противно захихикала, — а может, и нет.

Лукич еще пристальнее взглянул на Степановну:

— К чему ты клонишь?

— A то сам не догадываешься?

— Ну что ж, можно и так. Лопатой по башке, и в яму…

— Ну и как? — Степановна напряженно глядела на Лукича.

— Что ж, если ради дела… — колебался штурман.

— Конечно, только и единственно ради дела! — искушала мотористка. — Подумай, ну кто он такой, наш Петрович: шут гороховый, путчист-неудачник. A мы превратим его светлый образ в настоящее оружие новых поколений борцов за наши великие идеалы! Представь только — он погибает, завещав нам с тобой продолжить его дело. Мы едем в Швейцарию, покупаем шале высоко в горах, открываем там типографию и первым же делом издаем биографию Петровича и собрание его сочинений… Он и в могиле послужит нашему великому и благородному делу!

— Ну ладно, уговорила. — Штурман вновь взялся за лопату. — Только не будем спешить и пороть горячку…

* * *

Вскоре из подвального люка вылез Oтрадин и помог выйти Гераклову. Бравый политик потирал затекшие ноги и щурил отвыкшие от дневного света глаза.

— Сиди здесь и не смей никуда высовываться! — велел радист Петровичу. Тот, извиваясь на полу, шипел, как змея. Увидев Гераклова, он попытался укусить его за ногу, но тут же чувствительно получил по зубам.

Подойдя к окну, Oтрадин что-то свистнул азбукой Морзе, и из шлюпки начали выходить троянские пассажиры. Это были банкир Грымзин, адмирал Рябинин и Вероника Николаевна Курская, которую взяли на остров по предложению адмирала. (Доктор Серапионыч и Егор остались на яхте, равно как и репортер Ибикусов, которого в план операции «Троянская лошадь» решили не посвящать).

— Первая часть операции выполнена, — отрапортовал радист, — главарь обезврежен, заложник освобожден. Теперь предстоит зачистка острова от остальных пиратствующих элементов.

— A что если устроить засаду прямо в доме? — осторожно предложил Грымзин.

— Нет, будем брать сразу! — заявил Гераклов. — У меня просто зубы чешутся набить им морду.

— Только без рукоприкладства! — предупредил Oтрадин. — Будем действовать строго в рамках Конституции.

— Ах, какая мудрая мысль! — как бы вслух подумала Вероника, не то всерьез, не то с долей иронии. A адмирал прибавил:

— Совершенно с вами согласен, Андрей Владиславович: когда сомневаешься, всегда действуй в рамках законности.

— Ну так вот, — продолжал радист, — мы должны подойти к ним с тыла, незаметно. Они сейчас копают на западном склоне холма, а мы подберемся с восточного. Сначала пройдем вдоль берега, потом поднимемся на самый верх, к самолету…

— И сорвем, наконец, эту мерзкую тряпку! — воскликнул Гераклов.

— Насрывались уж, и не надоело? — проворчал Грымзин.

— Сорвем, но позже, — примирительно сказал Oтрадин. — Для начала установим за ними наблюдение, а в решающий момент будем брать. Так что предлагаю не откладывая двигаться в путь.

* * *

— Да существует ли он вообще в природе, этот клад? — задался вопросом Лукич, когда была вырыта яма диаметром в три, а глубиной в полтора метра.

— Петрович уверен, что существует, — откликнулась Степановна. — Раз есть карта, значит, должен быть и клад.

— A если все эти карты и указатели — фуфло?

— Ну что ты, ведь их составляли солидные люди, в Москве к тому же. Не зря ведь Кузьмич дуба дал, едва мы к нему заявились…

Штурман отложил заступ:

— Слушай, Степановна, в тюрьме Матисса библиотека есть?

— Есть, а то как же.

— Ну вот, просто Петрович за эти годы книжек начитался, вроде «Золотого жука», и крыша у него поехала.

— Не думаю, — покачала головой Степановна, — не такой человек наш Петрович.

— Ну, тогда давай копать дальше. — Лукич с силой вонзил лопату в сырую землю, и она наткнулась на что-то твердое.

* * *

Прячась за густым кустарником, пять человек прошли вдоль берега, а затем поднялись на пик Гераклова. Как раз у подножия креста-самолета обнаружилась песчаная площадка, где они решили расположиться. Вероника Николаевна сладостно вздохнула, вспомнив, как пыталась здесь склонить Егора к любви. Жаль, что Кисси помешала… Гераклов же, напротив, кидал свирепые взоры наверх, на красное знамя, представляя, как он будет рвать его на мелкие кусочки. Кстати, именно теперь он получил возможность рассмотреть его вблизи и убедиться, что похожий на паука значок внутри белого круга представлял собой не то, что он думал раньше, а серп и молот. Грымзин, оглядывая остров своего имени, прикидывал, где построит отель «У тети Кисси», а где — филиал «ГРЫМЗЕКС» a. Лишь радист с адмиралом, чередуясь, разглядывали в бинокль небольшой уступ на склоне горы, где в яме копошились Лукич и Степановна.

— Что за черт! — не удержался от восклицания радист, увидев, как штурман и мотористка выволакивают из ямы огромный железный сундук. Степановна резко обернулась, но Oтрадин успел прижаться к земле.

— Ну вот и сбылась «мечта идиота», — усмехнулся Лукич, присев на сундук. — Что делать будем?

— Как что? Вскрывать! — с энтузиазмом заявила Степановна. Она со знанием дела обошла вокруг заветного сундука и потрогала огромный ржавый замок. — Так его не откроешь, будем ломать.

— Внимание, господа, будьте готовы, — шепотом предупредил Oтрадин своих спутников.

— Всегда готовы! — один за всех ответил Грымзин.

Лукич и Степановна взяли лопаты и принялись поддевать крышку сундука. В это время их соперники начали по знаку Oтрадина медленно ползти вниз и вскоре оказались за спиной у заговорщиков.

В тот миг, когда амбарный замок слетел и крышка медленно, со скрипом начала открываться, Oтрадин и его спутники набросились на пиратов: радист и политик схватили Степановну, а банкир и адмирал — Лукича. Вероника с вожделением смотрела на сундук, не решаясь подойти поближе — будто из него исходила какая-то зараза. Мотористка и штурман бешено дергались, пытаясь вырваться, но перевес был явно не на их стороне.

83
{"b":"763","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Песнь Кваркозверя
Синдром Е
Флейта гамельнского крысолова
Возвращение блудного самурая
Тенеграф
Академия темных. Преферанс со Смертью
Каменная подстилка (сборник)
Ловушка для орла
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)