ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Развяжите ему руки.

Сразу же несколько человек бросились исполнять приказ султана. Шалва размял онемевшие кисти рук.

– Ответь, князь, приходилось ли воевать с монголами?

– Дважды я участвовал в сече с ними. И был даже ранен в кровопролитном бою.

– Ну и что? Каковы монголы? Можно ли их победить?

– Победить можно любого врага, если бог дарует победу, государь.

– Правильно, князь, побеждаем не мы, но бог. В руках аллаха и победа и поражение. Отныне будешь эмиром хорезмийского султана. Земель и рабов у тебя будет больше, чем было в Грузии. А будешь верно служить, и впредь не оставим нашей милостью. Тогда ты сам убедишься, что велик аллах, велика и милость его для тех, кто сворачивает с неверного пути на путь истины.

Ахалцихели опустился на колени и поклонился султану.

– Отведите его в шатер, как достойного эмира, приставьте рабов и слуг в соответствии с его благородством.

Султан приблизился и сам поднял Шалву с колен.

Шалва ступил три шага по дороге к шатру и вдруг резко обернулся, как будто его толкнули в спину. Перед султаном стоял Торели. Шалва второй раз опустился на колени, во второй раз поклонился султану:

– Государь, будь милостив, подари жизнь и этому человеку. Он мой двоюродный брат, он никогда не вмешивался в государственные дела, никогда не делал плохого мусульманам, он всего лишь придворный поэт Торели.

У султана по лицу пробежала жестокая судорога. Шалва понял свою неудачу и покорно опустил голову, потом медленно поднялся и побрел к шатру, едва переставляя ноги.

Джелал-эд-Дин между тем поднял глаза на пленника. Перед ним стоял красавец с широкими плечами и узкой талией. Несмотря на ширину плеч, он казался изнеженным и слабым.

– Развяжите руки.

Пленник долго сжимал и разжимал пальцы, так они затекли и онемели от веревки. Султан загляделся на его руки. Такие пальцы и такие руки бывают только у людей, имеющих дело с книгой и пером. Руки воинов, ремесленников и крестьян черны от солнца и грубы от работы. Плохи дела у грузинской царицы, если она посылает в бой придворных поэтов.

– Снимите с него пояс и кинжал, – велел султан, усмехнувшись, – для него это лишняя ноша.

Когда с поэта снимали боевые доспехи, из-за пазухи у него выпала небольшая книга. Сидевший позади султана худой седобородый человек привстал, чтобы разглядеть, что написано на обложке. Вышел вперед, поклонился султану и попросил разрешения поднять книгу. Он начал ее листать, и постепенно на лице его появлялось выражение удивления и даже восторга.

– Что там написано, Мохаммед?

– Это сборник арабских и персидских поэтов. Стихи отобраны с великим знанием и вкусом.

Мохаммед-эн-Несеви – начальник придворного дивана – передал султану книгу. Султан небрежно полистал ее, заглянул в конец, в середину и возвратил ее. Видно было, что пленник интересует его больше, чем арабские и персидские поэты, хотя бы отобранные с любовью и тщанием.

– Персидский язык знаешь?

– Знаю, государь.

– Арабский?

– Читаю и понимаю, что говорят.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

24
{"b":"766","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Клад тверских бунтарей
Гребаная история
Он мой, слышишь?
Древние города
Отель
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
От разработчика до руководителя. Менеджмент для IT-специалистов
Время не знает жалости
Трамп и эпоха постправды