ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Что? – сонный голос Зирайны Люка не смогла спутать ни с чем. Она была здесь, рядом, в одной из камер! Просто ещё не пришла в себя!

- Доброе утро, принцесса.

- Нет! – вскрик Зирайны прошелся по слуху Люки, как нож, - не смей меня трогать, урод!

- Плайтон, отпусти её! – Люка услышала, как вскинулся её отец, - она же ещё дитя! Она ни в чём не виновата!

Но Варий не внимал мольбам. Когда он тащил сопротивляющуюся и исходящую в истерике Зирайну мимо камеры Люки, она подбежала к решёткам и протянула руку принцессе. Та ухватилась за неё, как за своё последнее спасение. Плайтон лишь сильнее дёрнул Зирайну в сторону, и их руки разъединились.

- Помяни моё слово, Плайтон! – закричала Люка ему вслед, - это последний день в твоей жизни! Последний! 

Но принцесса кричала так, что Варий вряд ли услышал ей слова. И лишь когда Люка стала бессильно колотить руками по стенам, услышала тонкий мамин оклик.

- Люка? Это правда ты?    

Мамин голос звучал встревоженно, и Люка про себя ругнулась. Только что трижды сказала себе, что родителям нельзя слышать её голос, и тут же себя выдала! Но сожалеть было уже поздно.

Послышался стук ногтей о металлические прутья. Люка поняла, что мама подбежала к решетке, хотя знала, что увидеть дочь не сможет. Она так и видела мамино встревоженное лицо – овальное, с высокими скулами и выразительными раскосыми глазами.

- Люка! Люка! Я уверена, что слышала твой голос! – заволновалась мама, - Лори, ты ведь тоже её слышал? Ответь мне, Люка! Как ты здесь оказалась? Почему ты здесь оказалась?!

- Этого не может быть! – отрывисто бросил отец. Его голос зазвучал громче – Люка сообразила, что он тоже подошел к решетке, - мы сделали всё, чтобы этого не случилось! Тебе показалось, Реджина.

- Нет, не показалось, - вздохнула Люка. Её мама тут же издала звук, который можно было принять за всхлип.

Люка невольно улыбнулась – вот в кого она удалась своим неискоренимым желанием поплакать по поводу и без.

- Что же нам делать?! – запричитала мама, - мы ведь всё сделали, чтобы вас с Айлой миновала эта участь! Лори, как вытащить Люку отсюда?! А где Айла?!

- Там, - мрачно ответила Люка, - где вы её оставили.

Воцарилась тишина. Даже мама перестала всхлипывать, пораженная Люкиным хладнокровием в этот момент. Ей и самой было странно - ни больше, ни меньше. Она не видела родителей больше года, но сейчас всё равно не смогла сдержать на них обиду, даже в такой ситуации, во всех смыслах патовой.

- Что значат твои слова? – напряженно спросил отец.

- Только то, что вы бросили нас с Айлой, как каких-то щенков ненужных, погнавшись за своими идеалами и мечтами о сказочном королевстве, - Люка нахмурилась и сцепила перед собой руки, словно её кто-то мог видеть.

- А как же наш капитал? – сурово ответил папа.

Люка лишь горько рассмеялась.

- Какой капитал? Деньги, мебель из нашего дома, даже наше с Айлой приданое - все конфисковали, а её саму определили в приют.

- Как в приют? – слабым голосом откликнулась мама.

- Как несовершеннолетнюю, оставшуюся без родительской опеки! – Люка сорвалась на крик, - зато вы молодцы, королевство отстроили, сберегли монаршую кровь! Да только Зирайну Плайтон увёл на ваших глазах, и вы ничего не смогли сделать! Кто знает, что он сейчас с ней творит!

- Люка, вы с Айлой не должны были остаться без средств, - неживым тоном ответил ей папа, - я перевел большую часть нашего состояния на шифрованные счета в столичных банках. Я дал особое распоряжение доверенному лицу, чтобы тебе прислали коды доступа к счетам на случай, если меня схватят.

- Тебя схватили, - холодно ответила Люка, - это единственная часть из твоего плана, которая тебе удалась.

- Как ты смеешь со мной так разговаривать?! – рыкнул отец.

- Лоренс, Люка! Немедленно перестаньте ругаться! – вскинулась мама.

Люка и сама понимала, в какой страшной ситуации находится, и своими словами делает её лишь хуже, но ничего не могла с собой поделать. Эта злость копилась в ней год с лишним, и сейчас, слыша голоса родителей, она не сдерживала себя в выражениях. 

- Где сейчас Айла? – требовательно спросил папа.

Люка вздохнула.

- В академии. Но лучше вам не знать, на что мне пришлось пойти, чтобы добыть деньги для её поступления. 

Последовала пауза, и Люка поняла, что отец лихорадочно обдумывает ситуацию, в которой они все оказались.

- Ты в наручниках?

- Да, - коротко ответила Люка.

- Плохо. Зачем вы вообще пришли? – в голосе папы послышались яростные нотки, - моё восстание было подавлено, но Зирайна оказалась на воле, и я считал, что всё было не напрасно. Но что я узнаю сейчас? Вы с Айлой остались без всего, а Зирайна снова в руках узурпатора. Зачем было её приводить, Люка? Зачем было не оставить хотя бы эту победу за мной?

- Она захотела пойти со мной, чтобы помочь королеве, - понуро ответила Люка, в одно мгновение растеряв свой запал, - но что-то пошло не так.

- А ты то зачем пришла?!

- За тобой! – воскликнула она и всплеснула руками, - ты, конечно, великий и справедливый предводитель восстания, но от казни тебя это не спасёт.

- Казни? – негромко переспросил отец.

- Казни?! – эхом отозвалась мама, - а кто вообще говорит о казни?!

- Официальное письмо легата Его Величества Адемаро Долгарда, - ответила Люка, - оно и говорит.

Несколько минут родители молчали, ошеломленные новостью. Люка тоже. Она уже пожалела, что выпалила это так резко и быстро.

С другой стороны, чего у них точно не было в запасе, так это времени.

- Когда? – послышался глухой вопрос.

- Я не знаю, - честно ответила Люка, - в течение нескольких ближайших дней. Потому… Вот я и здесь.

- Зачем? – такой же приглушенный голос отца, - чтобы попасть на эшафот вместе со мной?

- Нет, чтобы поупражняться в остроумии! – огрызнулась Люка, - я хотела помочь вам! 

- Ты должна понимать, как глупо это было! – взорвался отец, - ты сделала всё лишь хуже, в тысячи раз хуже! Я умер бы, зная, что с вами всё в порядке! А сейчас…

- Но мы не были в порядке, - тихо ответила Люка, - ни одного дня за весь этот год.

Скрип давно не смазываемой двери вдалеке отвлек их внимание на себя. Кто-то вошел на их этаж. Быстрые шаги ни капли не походили на тянущуюся поступь Вария, и Люке даже показалось… Хотя чего ей только не померещиться сейчас. Это не могло быть правдой.

И когда рядом с её камерой показался Мар, Люка застыла.

Она не могла пошевелиться – просто не могла! Мар совсем не изменился с тех пор, как покинул академию – всё равно, что вышел из аудитории после очередной ленты и встретился ей в коридоре.

Сколько же глупых мыслей ворвались Люке голову! И кудри его куда-то подевались, и ежедневный камзол сменился строгой гвардейской униформой. Она безумно ему шла. Люка смотрела на Адемаро во все глаза, и не могла насмотреться. Как же ей хотелось оказаться с ним наедине в каком-нибудь другом месте, чуть более романтичном, чем вонючая тюремная камера Ластирьи. 

Мар молчал, исподлобья рассматривая Люку не менее внимательно, чем она его. За стенкой засуетилась мама, но Люка слышала её голос, словно сквозь вату. Она даже не увидела, а, скорее, уловила, как Мар чуть больше нахмурился, угадала его короткий выдох.

Святые, как же она его любила в этот момент! Ровно момент, пока не вспомнила, как он благополучно забыл о её существовании, едва переступил порог академии.

- Это немного не то, на что я рассчитывал, - ровным тоном произнес он, но Люку этим обмануть не смог.

Она пожала плечами и ответила, затолкав куда подальше свой восторг от встречи с ним.

- Как жаль, что я тебя разочаровала.

Умный Мар уловил иронию в её голосе и не стал заострять на ней внимание.

- Времени очень мало, - спокойно произнёс он, словно никуда не спешил. Тут же вытащил из рукава крохотный флакон со светлой жидкостью, - это эликсир, подавляющий действие блокирующих наручников. Тут порция на одного. Кому из вас его отдать?

53
{"b":"766303","o":1}