ЛитМир - Электронная Библиотека

Хлумов Владимир

Кулповский меморандум

Владимир ХЛУМОВ

КУЛПОВСКИЙ МЕМОРАНДУМ

Честно говоря, поначалу я даже не мог представить - каким образом мне удалось попасть на закрытое заседание столь ответственной комиссии. Я ехал с работы. Обычный маршрут - пешком, метро, автобус... Стоп - до автобуса дело не дошло. Метро, очень длинный пролет, потом вроде моя станция, светлое фойе... Я вышел (почему-то один). После, как во сне, как-то вдруг, очутился в круглом конференц-зале. Черт, - еще подумал я, - метро и конференц-зал, похоже на сон. Именно я сразу подумал про сон. Заснул, думаю, наверное в метро. Работа у меня ночная, астрономическая. Не высыпаюсь. Но тут сообразил - раз я думаю, что это сон, так, значит, точно не сон... Но вскоре я перестал мучиться сомнениями. Мое внимание полностью переключилось на происходящее вокруг.

Я сразу понял, что это конференц-зал, хотя по форме и не обычный. Но все остальное было точно, как в нашем институте - плотно составленные ряды кресел (так что не пройти), огромная черная доска в дубовой раме, залатанная в нескольких местах, носившая следы отчаянной борьбы докладчиков с непишущим мелом. В общем, все довольно обычно. Все - кроме докладчика и слушателей. Вот это были лица! Собственно, лиц-то и не было, по крайней мере не у всех. В зале сидело - чуть не сказал человек - штук сорок каких-то существ, очевидно, внеземного происхождения. Многообразие форм говорило о собрании каких-нибудь галактических наций (в чем я незамедлительно убедился). Был и президиум. За огромным столом, покрытым чем-то зеленым, кроме председателя, который отождествлялся по огромному гонгу, стоявшему напротив, восседали двое членов президиума, похожих на доисторических саблезубых тигров, как их рисуют в палеонтологических музеях.

Над президиумом свешивался кумачовый транспарант: "ПРИВЕТ УЧАСТНИКАМ VII АССАМБЛЕИ ГАЛАКТИЧЕСКИХ СООБЩЕСТВ ПО БОРЬБЕ С КОНТАКТАМИ". В зале царила приподнятая атмосфера, характерная для тех симпозиумов, конференций, школ, ворк-шопов, на которых выступления четко регламентированы, а продолжительность рабочих заседаний и перерывов на кофе и чай подобрана в правильной пропорции.

Как только я появился в зале, ко мне подкатил один из организаторов. Учтиво поприветствовав, что-то вроде: "Ай эм вери глэд ту си ю" (при этом повилял хвостом) - спросил: "Вы земнянин?". Я на всякий случай согласился. Он отвел меня к креслу, на котором лежала перфокарта с надписью "Забронированя для представитиля Земноводных". Земноводных было написано именно с большой буквы.

Забавная сценка произошла, когда мы пробирались к отведенному для "представитиля Земноводных" месту. Хвостатый организатор протискивался между рядами, повторяя на украинском языке: "Звыняйтэ, звыняйтэ..." Это, признаться, меня удивило: почему на украинском? Но еще больше я удивился тому, что сидевшие в моем ряду участники, вставая, дружно отвечали на том же украинском: "Будь ласка". Вдруг наше продвижение приостановилось. "Звыняйтэ, - говорил хвостатый, - Стенд ап, будь ласка". Однако, существо не шелохнулось - оно спало. Мой провожатый повторил просьбу, и подергал того за плечо. Сидевший, наконец, откликнулся, просипев, что он, мол, уже давно стоит и что понятие "сидеть" напрочь отсутствует в повседневном лексиконе его народа, да и лишено смысла в общефилософском аспекте. Провожатый растерянно посмотрел на меня:

- Извините, пожалуйста, за задержку. Ну действительно, как можно требовать, чтобы человек встал, если он не сидит и сидеть в принципе не может? Вот пылесос, например, его тоже не посадишь...

Хвостатому, видно, понравилась эта тема и он начал ее развивать, но тут стоявший сидя как-то весь скукожился и мы протиснулись в образовавшийся проход. Инцидент был исчерпан.

Я уселся, разглядывая перфокарту. В ней не было ничего необычного. Мне это стало почему-то неприятно. Я еще раз перечел надпись над президиумом в составе председателя и двух саблезубых тигров. Потом огляделся вокруг. Рядом сидело элегантное существо, явно женского рода. Было слегка душно, и она размахивала перфокартой как веером. Я уже собрался с духом задать проясняющий происходящее вопрос, как вдруг раздался гонг.

Председательствующий поднялся:

- Уважаемые друзья, я не буду останавливаться на общих местах, которым вчера было уделено немалое внимание. Разрешите перейти к сути дела, ради которого собралась наша комиссия. Мы должны наконец решить набивший оскомину вопрос о границах содружества. Либо мы вводим жесткие ограничения и, как говорится, несмотря на чины и звания, окончательно подводим черту под списком, либо я низлагаю свои полномочия и мы открываем, что называется, двери настежь. Как вы знаете, ситуация в последнее время резко обострилась. На некоторых, не вошедших в содружество планетах, ситуация стала просто критической. Ярким примером являются события, происходящие на Земле. За последние пятьсот лет они, первое, - он начал загибать пальцы, - пришли к идее множественности миров; второе, предприняли попытки, хотя и смехотворные по своим масштабам, найти следы разума в Галактике; и наконец, в третьих, выдвинули концепцию космических чудес...

При этих словах саблезубый тигр, сидевший справа, ухмыльнулся. Я же краем глаза посмотрел на соседку. Ко мне вернулось ощущение сна и возникла отчаянная мысль. Я начал лихорадочно вспоминать, как на украинском языке будет звучать слово "ущипнуть". Но, конечно, ничего не вспомнил и прошептал соседке, зачем-то заменяя "и" на "ы":

- Ушыпныте меня.

Она широко раскрыла глаза и посмотрела на меня так, что мне стало стыдно за свою неуместную выходку. Я поглубже втянул голову и тоже замахал перфокартой. Председатель тем временем продолжал:

- ...Не найдя признаков разума, объявили о "гигантском молчании Вселенной". Вы знаете, нашлись люди, и даже в нашей комиссии, предлагающие, что называется, раскрыть карты или приподнять занавес. Но возникает вопрос - до каких пор? Ведь, извините меня, занавес обтреплется - всем его поднимать. И главное, на каком основании? Раз уж мы решили ограничить число членов содружества, так давайте ограничивать. Тем не менее, за последние десять тысяч лет - двадцать три случая включения по дополнительному списку. Там утечка, там родственники по спорованию, и наконец, силовое давление... - Председатель похлопал по плечу одного из тигров. - С другой стороны, ничего не делать тоже нельзя. Трудно даже предугадать все последствия политики сегрегации. После того, как они убедились, что космические чудеса отсутствуют напрочь и Вселенная молчит, как рыба об лед, начался период разброда и шатаний. Слава богу, процесс зашел пока не очень далеко. Он коснулся лишь наиболее трезвомыслящей части населения. Да, именно трезвомыслящей! А как бы вы, - председатель патетически взмахнул рукой, - реагировали на факт молчания?! Конечно, выход лишь один - она молчит потому, что их, то есть нас, нет.

По залу пронесся одобрительный гул. Кое-кто закурил.

- Я повторяю, - продолжал председатель, - процесс зашел не очень далеко. Свои выводы трезвомыслящие излагают пока робко, в завуалированной форме: в виде проблемных статей, научно-фантастических рассказов, всякого рода рукописях, найденных при странных обстоятельствах. К такого рода произведениям относится и документ, факт появления которого мы и собрались обсудить сегодня. Покажите, пожалуйста, первый слайд.

На стене справа от доски появилось изображение изрядно помятого, исписанного шариковой ручкой листка бумаги. Вверху я с трудом разобрал название: "Меморандум". Написанное ниже разобрать было невозможно.

- Я прошу извинения за плохое качество. Рукопись была найдена нашим наблюдателем в виде отдельно плывущих по реке частей в районе Кулповской низменности. Подпись даже после реставрации совершенно нечитабельна и далее рукопись будет именоваться "Кулповским Меморандумом". Копию рукописи можно будет получить в перерыве. - Председатель посмотрел на часы и продолжил: - По моему мнению, появление Кулповского Меморандума прямо указывает на конкретный путь полного саморазложения философской основы технологической цивилизации, столкнувшейся с насильно насаждаемой сегрегацией. Выводы, к которым приходит автор, столь абсурдны с нашей точки зрения, сколь математически точны с позиций их логики. Но как на них ни смотреть, - хоть своя рубашка и ближе к телу, и наша позиция, конечно, объективней, - все равно, как ни крути, а выводы эти показывают полную бессмысленность появления разума во Вселенной. Это трагическое обстоятельство понял и сам автор. Иначе чем еще объяснить его отношение к собственному детищу, выброшенному в глухие просторы Кулповской низменности?

1
{"b":"76650","o":1}