ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скоро, однако, со стороны города потянулись поодиночке грузины-дружинники. Собрались все пятьсот. Тмогвели в этом славном бою не потерял ни одного человека. Но вместо ожидаемой награды Такаидин получил суровый выговор за ослушание. Мхаргрдзели отчитал его перед всей дружиной, как мальчишку, за то, что он вступил в бой, не известив амирспасалара.

В наказание Захария разбил отряд: половину воинов оставил в Тавризе в качестве охранного гарнизона, а другую часть отослал в Мияну.

Сюда, в добровольно сдавшуюся Мияну, попал и Мгелика Мигриаули. Войска, продолжая свое победоносное шествие, углубились в страну, заняли Зинджан, разорили Казвин.

Но до миянского гарнизона эти известия не доходили. Кто-то распустил слух о поражении и гибели грузин. Вероломный мелик Мияны поверил ложным доносам, захватил грузинский гарнизон и повесил на столбах Мгелику Мигриаули и его товарищей.

Вскоре грузинское войско, забрав большое количество пленных и отягощенное богатой добычей, повернуло обратно и подошло к Мияне. Узнав о происшедших здесь событиях, Захария Мхаргрдзели рассвирепел. Он приказал казнить всех виновных. Мелика с семьей и единомышленниками повесили на минарете, а город сожгли и разграбили.

Вернувшийся на родину Такаидин Тмогвели считал себя виновным в бесславной гибели марандских героев. Поэтому часть своего имущества он роздал семьям погибших в Мияне воинов, а сам постригся в монахи.

На деньги, врученные ей Тмогвели, вдова Мгелики Мигриаули Кетеван приобрела клочок земли и заложила на нем виноградник. Этот маленький виноградник и был единственной наградой отцу Лухуми за далекий поход, за жестокие сражения и победы.

Мать и сын трудились не покладая рук, но крохотный участок земли не мог, конечно, приносить им такого дохода, чтобы Цицино, мечтавшая о царском троне для своей дочери, признала Лухуми Мигриаули достойным зятем.

Таковы были дела у Лухуми и его матери накануне лашарского праздника. Кетеван посетило видение: будто бы явился к ней сам Лашари и стал упрекать ее за то, что она совсем забыла о жертвоприношениях и дарах божеству, и велел посетить празднество.

Мигриаули снарядили крытую повозку, привязали к ней жертвенного бычка и, захватив вино и другие дары, двинулись в Пхови.

Первая их встреча с Лилэ и Цицино была нерадостной.

Своим надменным приветствием Цицино словно ледяной водой обдала бедную Кетеван, и та печально отошла к своей арбе. Лухуми же, как тень, повсюду следовал за гордячками. Мать с дочерью и глядеть не хотели на «назойливого простака», избегали его всячески, но Лухуми не отступался и не оставлял их одних ни на минуту. Тогда Цицино решила пожаловаться сыновьям Зезвы, но обстоятельства сложились так, что помощь их не понадобилась.

Хевсуры, кровные враги отца Лухуми, узнали вдову Мигриаули, порасспросили о ней и, выяснив все, что им было нужно, решили свести старые счеты.

Велисцихский богатырь, уныло понурясь, шел по взгорью в поисках Лилэ, когда трое хевсуров преградили ему путь и, грубо толкнув его, приготовились к драке. Лухуми, словно не замечая вызова, продолжал свой путь. Тогда один из хевсуров догнал его и, схватив за плечо, хотел силой повернуть к себе, но не смог даже сдвинуть великана с места. Лухуми остановился и, не поворачивая головы, спросил негромко:

— Чего тебе, братец?

— Братца ты себе в хлеву поищи! А сейчас доставай меч из ножен, если ты не трус! — вскричал хевсур, обнажив свой франгули.

Только когда мечи сверкнули в руках двух других противников, Лухуми пришел в себя, стремительно отскочил назад и стал обороняться.

Цицино не возлагала больших надежд на посещение лашарского праздника. Испытав разочарование на праздниках в Гудани и Аласерды, она не надеялась на интересную встречу.

Лилэ стала уже невестой, а желанного суженого все не было видно. Мать слабела под бременем непрестанных забот и болезней, с каждым днем ей все труднее становилось отваживать нежелательных сватов.

Едва ступив в пховское ущелье, Цицино узнала, что лашарское празднество собирается посетить сам Георгий, царь царей. Разные толки шли по этому поводу в народе. Говорили, что у царицы Тамар не было детей до тех пор, пока она со своим супругом Давидом Сосланом не пришла поклониться Лашарской святыне. После того как она принесла жертву и провела ночь в молитве и бдении, Лашари даровал ей наследника, которого назвали в честь божества Лашой, а при крещении нарекли Георгием.

Сам хевисбери Чалхия так объяснял происхождение царского имени: в старину божеством солнца у всех грузин почитался Лашари, ему поклонялись почти на всем Кавказе. В Абхазии до наших дней, говорил он, верят в Лашари (по-абхазски его называют Алашари), и это означает «льющий на землю свет». Однажды царская чета пребывала на отдыхе в местности, носящей имя Лашапша, что означает река Лаши. Там тоже есть молельня Лашари. Находясь в Абхазии, царица зачала, и после появления на свет младенца Давид Сослан пожелал назвать его Лашой в честь абхазской святыни.

Богомольцы говорили также, что царь назвал сына так, потому что Лашари почитается божеством у аланов — осетин и у касогов — черкесов.

Так или иначе, рождение царевича приписывали милости Лашарской святыни. От самого царя, воспитанного пховцем Чалхией, горцы ждали всяческих благодеяний и с радостью готовились к встрече с ним.

Волнение охватило Цицино при виде царя со свитой. Сама она старалась не попадаться на глаза приближенным Георгия, боясь быть узнанной, но зато дочь она подталкивала поближе к царю. Когда народ повалил прикладываться к царской одежде, Цицино с дочерью удалось пробраться почти к самому Лаше, но тут вдова увидела Шалву Ахалцихели, одного из тех, кто истребил род ее мужа. Он мог сразу узнать ее. Охваченная страхом, Цицино отступила назад и смешалась с толпой.

Когда царь, заинтересовавшись поединком Лухуми с хевсурами, покинув свиту, спустился с вершины холма, у нее опять мелькнула надежда. Боготворя дочь, она была уверена, что стоит только царю взглянуть на Лилэ, все пойдет так, как рисовалось ей в самых сладких мечтах. К несчастью, Георгий не отводил взора от сверкающих клинков, и красота Лилэ осталась не замеченной им.

Неожиданное возвышение Лухуми вызвало в голове Цицино сотни новых планов и соображений.

Она разыскала Кетеван и, обласкав ее, пригласила к себе в шатер.

Кетеван поняла, что царская милость открыла ее сыну путь к сердцу Лилэ.

По возвращении с лашарского праздника Цицино, немного времени спустя, не теряя ни минуты, направила Зезву в Велисцихе подробнее разузнать о положении дел. Зезва вернулся с хорошими вестями: Лухуми пользуется великими милостями царя, днем он не разлучается с ним, а ночи проводит на страже у царской опочивальни.

Больше всего интересовала Цицино именно близость Лухуми к царской особе. Она почти пропустила мимо ушей рассказ о ценных подарках, которые Лухуми часто присылает матери, о том, что Зезва с трудом узнал дом своей родственницы, разбогатевшей за последнее время.

Цицино задумалась над судьбой дочери. Теперь Лухуми не казался таким уж недостойным Лилэ. Лухуми стал уже богатым, в дальнейшем, очевидно, станет азнаури и еще более богатым, его ждет слава и богатство. А Лилэ, судя по всему, не суждено стать царицей. Сама Цицино чувствовала, что силы ее на исходе, она смутно ощущала, как неведомый недуг овладевает ею. Не сегодня-завтра она свалится, и Лилэ останется одна-одинешенька. А где взять зятя, лучшего, чем Мигриаули: он и обеспечен, и положение занимает высокое. Знала Цицино и то, что Лухуми самозабвенно любит ее дочь. И поскольку другого выбора не было, она решила не отказываться от счастья, ступившего на ее порог.

В скором времени она, захватив с собой дочь, как бы невзначай заехала в Велисцихе. После взаимных приветствий и осторожной поначалу беседы Кетеван и Цицино открылись друг другу в своих желаниях и решили при первом же приезде Лухуми обручить молодых.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Стояли последние солнечные дни осени. У царя гостил трапезундский кесарь, Алексей Комнин. Царь и его приближенные были заняты тем, как бы развлечь гостя и получше показать ему страну.

18
{"b":"767","o":1}