A
A
1
2
3
...
26
27
28
...
76

— Где же он собирается расселить столько кипчаков? — воскликнул Хорнабуджели.

— Только-только мы избавились от их засилья, а он снова хочет заполнить Грузию ворами и грабителями! — взревел картлийский эристави.

— Тридцать тысяч воинов — это немало! Саранчой разлетятся они по стране, всю Грузию заполонят, — продолжал атабек. — Кипчаки привыкли жить в степях, и царь намерен их поселить не иначе как в Эрети и Камбечивани.

— Вот так придумали! — вскочил эретский эристави. — Не пропущу живым ни одного кипчака в мои владения!

— Где хотите, там и селите их, но к себе я не пущу ни одного! — заявил Хорнабуджели. — Довольно с нас грабежей и насилий!

— Пусть свои царские уделы населяет ими! — вставил картлийский эристави.

— Нам не кажется, что для страны снова наступили тяжелые времена, как в начале царствования пращура нынешнего царя — Давида Строителя, продолжал Мхаргрдзели. — Тогда не было среди грузин единства. Неверные теснили нас, и царские войска не справлялись одни. Только поэтому изволил призвать наемное кипчакское войско великий государь Давид. Кипчаки тогда оказали Грузии большую услугу, хотя и посеяли немало зла. Теперь же, когда грузинские племена столь умножились, что им самим недостает земель, можем ли мы расселить такое множество кипчаков с семьями? Да и, по милости божьей, царство наше не нуждается в чужеземном войске. Великая Тамар оставила в наследство сыну сильное государство. Ни с востока, ни с запада никто не угрожает Грузии, не идет на нас войною. Мы имеем надежных союзников, могущественные султаны и атабеки стали данниками Грузии. Войско наше сильно и многочисленно и побьет любого, кто посмеет замыслить зло против нас. Я не вижу необходимости приглашать кипчакских воинов. Не хочу, чтобы чужое племя стояло над грузинами. Держите меж собой совет, обсудите все и изберите лучшее решение для блага царя и царства.

Атабек кончил говорить.

Собрание зашумело. Особенно горячились эристави Картли и Кахети, чьим землям и владениям непосредственно угрожало заселение наемным войском.

Дадиани — владетель Мегрелии и эристави Рачи молчали. Оба понимали разумность царского замысла, но, видя, что атабек всеми силами противится переселению кипчаков в Грузию и большинство эристави настроено против царя, не решались противоречить. Они приехали издалека, из-за Лихского перевала, и не успели еще толком разобраться в дворцовых интригах. Неясно было, какой оборот примет дело, если царь останется жив, и что будет, если он умрет. Следовало ждать самых неожиданных событий. Правители земель, лежащих к западу от Лихского перевала, не хотели, да и не могли ссориться с картлийско-кахетинскими эристави и всесильным атабеком.

Да и ни одному князю не улыбалось сосредоточение слишком большой военной силы в руках царя. Располагая кипчакским войском, царь мог поставить на колени сегодня атабека, а завтра добраться и до остальных.

Грозящая всем опасность объединила князей, и даже те, кто в былое время пекся о государственных интересах, сейчас думали прежде всего о себе.

Никто из членов совета не выступил в защиту планов царя. Было принято решение, полностью совпадающее с намерениями Мхаргрдзели.

Грузия отказывалась от найма кипчакских всадников и переселения их на грузинские земли. Совет обязывал амирспасалара немедленно собрать войска и занять проходы через Кавказский хребет с севера, чтобы преградить путь кипчакам.

Так как главные силы грузинского войска находились на турецкой границе, атабеку удалось собрать лишь сравнительно небольшую дружину. С нею он направился к Дарубандским воротам.

За строем кипчакских воинов на телегах и повозках ехали женщины и дети, позади гнали гурты скота.

На равнине тридцатитысячное кипчакское войско без труда смело бы со своего пути горсточку грузин, преградивших ему дорогу, но в тесных ущельях и проходах Кавказского хребта десяток воинов легко мог отразить нападение целой сотни.

Предводители кипчаков опешили. Почему грузины встречают их столь враждебно? Может, пограничные отряды, защищающие горные проходы от набегов с севера, не предупреждены? Кипчаки выслали гонцов, желая объяснить, что они вступают в страну по договоренности с самим царем Грузии.

Гонцов принял Иванэ Мхаргрдзели и заявил им, что ни царь, ни дарбази такого решения не принимали, что, очевидно, произошло недоразумение, и если они пришли не с враждебной целью, то немедленно должны повернуть обратно.

— Как же так? Мы снялись с женами, детьми, оставили пастбища, гнали стада через степи! Возвращаться мы не можем!

Кипчаки отрядили гонцов к хану Котяну известить о случившемся.

Дело принимало серьезный оборот. Столкновение казалось неизбежным. Но пока шли переговоры, лазутчики гандзийского атабека донесли обо всем своему властителю. Тот решил использовать момент, чтобы отложиться от Грузии. Он послал своих людей к кипчакским вождям, обещал положить им вдвое большую плату, чем должны были платить грузины, посулил земельные наделы, если они пожелают служить ему.

Кипчакские воины, которым нечем было кормить скот, согласились и попросили Мхаргрдзели пропустить их на юг, в Гандзу. В свою очередь, гандзийский атабек заверил, что он хочет воспользоваться наемным войском для борьбы с врагами Грузии.

Мхаргрдзели счел это лучшим способом избавиться от кипчаков и, открыв кочевникам дорогу на Гандзу, не забыл и себя: получил от них немало скота и других даров.

Шио Кацитаисдзе подробно сообщил Шалве Ахалцихели обо всем, что произошло в Тбилиси.

Ахалцихели, совершив набег на Румский султанат, разорил и опустошил несколько селений, угнал стада и, не задерживаясь больше ни одного дня, собрал войско и в один переход без отдыха пришел прямо под стены Тбилиси.

Но было уже поздно. Тридцать тысяч кипчаков, с таким трудом заполученные царем, покинули Грузию. Мало того, эта грозная военная сила была теперь в руках гандзийского эмира, давно стремившегося выйти из повиновения.

Война с Гандзой была неизбежна.

Еще более грозная опасность надвигалась со сторолы Рума. Румский султан не дремал. Как только его лазутчики донесли, что жизнь грузинского царя на волоске, Грузия объята смутой, а кипчакская конница ушла в Гандзу, он двинул войско к границам Трапезунда и обложил Синоп, город, совсем недавно отвоеванный у него Алексеем Комнином с помощью грузин.

Опустошив и разорив окрестности Синопа, султан приступил к осаде хорошо укрепленной крепости.

Беспечный кесарь Трапезунда не придавал особого значения передвижению турецких войск, дни и ночи он проводил, пируя и охотясь в окрестностях Синопа. И Кей-Кавус отлично знал об этом. Он выслал отряд наиболее ловких разведчиков, и те захватили Комнина в плен, когда тот выехал на очередную охоту.

Закованный в цепи кесарь предстал перед Кей-Кавусом.

Кичливый потомок великих Комнинов простерся ниц перед сыном Гияс-эд-Дина Кей-Хосрова и молил даровать ему жизнь.

Синопский храм турки превратили в мечеть. Трапезундского кесаря, мечтавшего о византийском престоле, султан Иконии обратил в своего данника. Такое унижение Трапезунда было оскорблением и для Грузии. Румский султанат проглотил основанную царицей Тамар империю так быстро, что Грузия даже пальцем не успела шевельнуть, чтобы спасти свое детище.

Георгий Лаша поправлялся. Едва начав говорить, он осведомился о Хатуне. В ответ Мхаргрдзели показал ему ее письмо к румскому визирю.

Царь сам еще не мог читать. Он попросил прочесть письмо Русудан, не отходившую от него во время его болезни.

Русудан отказалась, говоря, что это расстроит его и что, когда он поправится, сам все узнает. Но Лаша был так настойчив, что царевна вынуждена была подчиниться его желанию.

Письмо ошеломило царя. Значит, его подло обманули! Провели, как влюбленного мальчишку! Стыд за свое простодушие и доверчивость жег его. Как легко попался он в расставленные врагами сети и как безрассудно разболтал важные государственные тайны!

Тяжкий стон и проклятья вырвались из груди больного. Он потерял сознание.

27
{"b":"767","o":1}