ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что привело сюда нашего отважного воина Иванэ и почему он покинул границу? — спросил царь.

— По твоему приказу явился, государь! — склонив голову, отвечал Иванэ.

Недоумение выразилось на лице Георгия. Он удивленно посмотрел на Шалву.

— Гандза отложилась от нас, государь, и мы стягиваем войска к Тбилиси, — почтительно пояснил тот.

— Ах да, я совсем было упустил это из виду, — смешался царь. Гандзийский атабек вдруг ни с того ни с сего отказался платить нам дань.

— Он видит нашу слабость, государь! — заметил Шалва.

— Слабость? — удивился Георгий.

— Да, именно слабость, — подтвердил Шалва. — Давно уже сабли наши ржавеют в ножнах, войско грузинское бездействует, предается праздности и неге.

— Знаю я, знаю, да и тебе известны мои намерения, Шалва! — начал царь. — Тебе известно и то, что нынешних наших войск мало для того, чтобы сделать все, что нам нужно. Вот почему я и решил вызвать кипчаков.

— Кипчакские воины теперь у гандзийского атабека, потому и осмелел он и дань не платит поэтому.

— Я знаю, что кипчаки служат теперь Гандзе. С таким трудом заполученное нами войско мои недоброжелатели отдали в руки врагу!

— Но ты, государь, ты ведь знаешь, как это произошло, — сказал Ахалцихели.

— Знаю, все знаю… Враги мои воспользовались моей болезнью, но рано еще веселиться недругам царя и рода Багратионов! — Георгий гневно сверкнул глазами. — Я еще повергну ниц всех врагов и возвеличу царство. Сколько было врагов у моего прадеда, великого Давида Строителя, и в самой Грузии, и за ее пределами, но он сумел разумом своим и мощью подчинить всю Грузию и развеять в прах врагов своих! А я, сын великой Тамар, полновластный правитель семи грузинских княжеств. Так не будем же падать духом и причитать, как женщины.

Шалва с изумлением смотрел на охваченного гневом царя. Ему не верилось, что всего несколько часов назад этот человек лил слезы перед тем, кто разрушил его самые сокровенные замыслы, помешал осуществлению его мудрого плана.

— Слушайте мое решение, — продолжал Георгий, — чтобы наказать Гандзу, а заодно заставить потрудиться и вас, военачальников, мы начинаем войну и победим врагов наших, дадим им такой урок, что навсегда отобьем охоту шутить с нами.

Шалва решил, что в эту минуту, когда в душе царя проснулась вера в собственные силы и самолюбие заговорило в нем, удобнее всего открыться ему в своих сомнениях.

Сначала он осторожно намекнул, что перед походом не мешало бы обеспечить безопасность царской персоны при дворе. Потом он рассказал все, что знал об обстоятельствах, связанных с событиями в саду шейха Фаиза.

Царь слушал с напряженным вниманием.

Шалва пересказал то, что в разное время сообщали мандатури, участвовавшие в облаве и так неожиданно после исчезнувшие, и наконец сообщил о загадочном бегстве из дворца мандатуртухуцеси и о не менее загадочной его смерти.

Подозрения Эгарслана и Шалвы казались достаточно обоснованными, и червь сомнения зашевелился в сердце Георгия. Многое предстало перед ним в новом свете, хотя многое еще оставалось неясным.

В ту ночь царь спал плохо. Он пытался разобраться в сложных переплетениях интриги и тщетно старался выбраться из сетей сомнений и подозрений.

Почему атабек не предупредил царя, как только узнал о намерении злодеев? В его распоряжении была для этого целая ночь и весь следующий день.

Разве он не обладал достаточными уликами, чтобы открыть глаза Георгию и сорвать личину с приставленной к нему вражеской лазутчицы?

Уж не умышленно ли позволил он злодеям вершить свое черное дело? Может быть, он был не прочь чужими руками устранить со своего пути царя главное препятствие для осуществления его честолюбивых замыслов?

Нет, не мог он решиться на такое злодеяние: неужели вражда между царем и его воспитателем зашла так далеко?.. Мысли мешались в голове Георгия. Ему всегда было трудно заставить себя смотреть в глаза действительности. И на этот раз он постарался отогнать тревожные мысли.

Дарбази одобрил предложение царя идти походом на Гандзу, вышедшую из повиновения и отказавшуюся платить дань Грузии. Следовало примерно наказать гандзийского эмира, чтобы другим вассалам неповадно было следовать его примеру.

Необходимость войны Георгий обосновывал тем, что Грузия упустила кипчакское войско и враг теперь может направить его против грузин.

— Если бы совет поддержал меня, кипчаки сейчас служили бы нам и никогда ни Гандза, ни другие данники не осмелились бы зайти так далеко в своей дерзости, — говорил Лаша.

Мхаргрдзели вскипел.

— Царь не спрашивает нас ни о чем! Без нас он принял столь важное решение, как наем кипчакского войска, и чуть было не вверг страну в непоправимую беду, отдав ее диким кочевникам на опустошение и разграбление! — воскликнул атабек. — У нас хватает войск, и мы разгромим и Гандзу, и кипчаков, и всех других врагов!

Разгорелся спор. В конце концов решение идти на Гандзу было принято.

Когда всем казалось, что совет подходит к концу, царь вдруг обратился с просьбой помочь ему усилить охрану царского двора и его особы. Он обвинил в нерадении покойного мандатуртухуцеси и потребовал, чтобы его преемником стал испытанный и верный Эгарслан.

Атабек пришел в ярость:

— Недоставало еще, чтобы столь почетное дело доверили какому-то безродному мужику, бывшему рабу!

Большинство членов дарбази сочло недопустимым такое возвышение незнатного слуги, и царь вынужден был уступить. Но наготове у него было другое предложение.

— Если вам дороги моя жизнь и благополучие царского двора, поставьте на место умершего мандатуртухуцеси Шалву Ахалцихели, а вместо него главным казначеем пусть станет Кваркварэ Джакели-Цихисджварели.

Мхаргрдзели смолчал, не зная, что возразить, а члены совета без колебаний приняли это предложение.

Слова Лаши о необходимости усилить царскую охрану заставили Мхаргрдзели призадуматься. Атабек понимал, что шел на большой риск, когда посылал царю перстень от имени Хатуны, завлекая его в ловушку. Цель не совсем была достигнута, но кое-что все же удалось: был сорван наем кипчакского войска, молодой царь еще раз показал себя в дурном свете перед дарбази, обнаружил свое легкомыслие, а сам Мхаргрдзели выглядел как преданнейший царю и государству человек.

Но здесь, на заседании совета, атабек почувствовал, что Георгий и его сторонники что-то подозревают. И чтобы не усиливать этих подозрений, Иванэ решил не противиться назначению визирем преданного царю Кваркварэ Джакели.

Итак, в состав дарбази был введен еще один явный сторонник Георгия и ближайший друг Шалвы Ахалцихели.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Три требования у визирей к царю: склонять к ним свой слух, выслушивать их речи и следовать их советам.

Сулхан-Саба Орбелиани

Лаша с малых лет был привычен к войнам и походам. Двенадцатилетним отроком участвовал он во взятии грузинами Арзрума. Побежденные вручили царевичу ключи от города, и он, смущенный и гордый, первым вступил во взятую крепость. После этого Лаша не раз участвовал в походах и всегда проявлял смелость и отвагу.

И теперь он отправлялся на войну, словно на веселый пир.

Оправившись после болезни, царь скучал в бездействии. Война обещала новые приключения, и даже предстоящая встреча на поле боя с теми самыми кипчаками, к дружбе и союзу с которыми он так долго и упорно стремился, не смущала его. Война есть война, повторял он себе, гарцуя на коне впереди громадного грузинского войска, выступившего в поход на Гандзу. Опустошая все на своем пути, забирая пленных и добычу, рать наконец подошла к крепостным стенам города.

Зная неизбежность войны, гандзийский атабек хорошо подготовился к осаде. Город обвели еще одной стеной и широким рвом, заготовили много продовольствия.

Уверенный в своих силах, бывший данник Грузии спокойно смотрел на приближавшееся грузинское войско: рассчитывал он не столько на свою крепость, сколько на лихих кипчакских всадников.

29
{"b":"767","o":1}