A
A
1
2
3
...
32
33
34
...
76

Шалва всю ночь читал и, когда закрыл книгу, понял, что поэт оплакивает не только его, Шалвы, горе, но прежде всего изливает собственную тоску, печаль своего сердца.

На память пришли события недавнего прошлого, когда Мхаргрдзели гостил в Тори. Как странно вел себя тогда Турман, как он неожиданно исчез из дому, как смущался в присутствии Тамты.

Любовь и тоска по утраченной возлюбленной сблизили Турмана и Шалву, нить дружбы протянулась меж ними. Они часто теперь бывали вместе. А во время осады Гандзы оказались в одном шатре.

— Что ж, будем снимать осаду? Что говорит амирспасалар? — обратился Шалва к старшему брату.

— Вероятно, мы еще немного постоим здесь, — ответил Иванэ. Гандзийский атабек Кушхара обязуется по-прежнему уплачивать дань. Мхаргрдзели ведет с ним переговоры, чтобы установить размеры дани в пользу Грузии и добиться мзды для себя лично. Царю ничего об этих переговорах не известно, он уверен, что грузинское войско снимает осаду с крепости.

— А ведь если бы царь не ринулся тогда в бой, вряд ли удалось бы сломить упорство осажденных. Мхаргрдзели следовало бы воспользоваться успехом и вместо того, чтобы отчитывать царя, повести на приступ все войско! Нагрянь мы со всех сторон, гандзийцы наверняка открыли бы ворота крепости и запросили бы мира.

— Может, ты и прав. Но царь проявил неосмотрительность. Он подверг опасности свою жизнь и жизнь наших лучших воинов. Этого нельзя было оставлять безнаказанным.

— Все это верно, Иванэ, но ведь царь одержал победу! — воскликнул Шалва.

— Ну и что же? Ведь эта победа могла обернуться бедой для всех нас, если бы мы потеряли царя и лучших наших военачальников. Разве ты не слыхал, как Захария Мхаргрдзели наказал Такаидина Тмогвели, человека храброго и достойного, лишь за то, что тот нарушил приказ и самовольно вступил в схватку с врагом?

— Как не слыхать! Но ведь так же самовольно повел себя Иванэ Мхаргрдзели у Хлатской крепости.

При упоминании о хлатских событиях Турман Торели покраснел и тяжело вздохнул.

— Как раз эту историю я вспомнил, когда атабек так сурово отчитывал Георгия. Я и без того едва держался, а воспоминания сразили меня вконец… — проговорил Шалва и умолк.

Торели взял свой неразлучный чанги и, тихо перебирая струны, стал нараспев читать стихи:

Зачем я бросил край родной, где друг мой и любимый брат?
Чтоб вражьи разрушать дома? Но чем же враг мой виноват?
Пусть пропадет парча Гандзы! Гандза! Будь проклята стократ!
Не здесь, не здесь, моя Гандза![3] Нашел в другом я месте клад!
Зачем мне стены крепостей — пусть их стоят, тревог не зная,
Мне не Гандза теперь нужна, ведь у меня мечта иная.
Я сердцем овладеть хочу, моя любимая, святая,
За эту крепость брошусь в бой, рубцов глубоких не считая.

Вот уже более ста лет по всей Передней Азии и Ближнему Востоку шла слава о непобедимости грузинского войска. Когда воины возвращались из походов, осененные победоносными знаменами Горгасала и Давида, весь Тбилиси поднимался им навстречу, восторженные крики и приветствия встречали богатырей.

Гандза восставала не раз, но Грузия неизменно приводила к покорности ее заносчивых правителей: с богатой добычей возвращались грузинские войска в свою столицу.

Но Иванэ Мхаргрдзели решил не допускать торжественного вступления в Тбилиси Георгия Лаши, возвращавшегося с первой за свое царствование войны. Иванэ распорядился временно оставить на месте огромную добычу, захваченную им без ведома царя у гандзийского атабека. Из находившихся в походе военачальников и ратников почти никто не знал о кознях Мхаргрдзели, и войско возвратилось с пустыми руками, подавленное «понесенным поражением». Не гнали, как обычно, ни пленных, ни скота, не вышагивали караваны верблюдов, навьюченные дорогими гандзийскими шелками.

Далеко за город вышел народ навстречу дружине, и с грустью и удивлением взирали люди на опечаленного царя, низко опустившего голову, на хмурые лица военачальников.

Не гарцевали игриво кони в серебряной и золотой сбруе. Всадники ехали, опустив поводья и предоставив утомленных от долгого пути коней самим себе. Даже копья ратников, всегда воинственно вздымавшиеся кверху, на этот раз устало клонились к земле.

Лишь дети как зачарованные глядели на убранство коней, на блеск панцирей и лат, щитов и мечей, на реющие в воздухе белые и алые знамена. Они бросали воинам цветы, дотрагивались руками до коней, улыбались знакомым и криками приветствовали их. Народ выстроился стеной по обе стороны дороги, пропуская мимо себя безмолвно движущееся войско. Ни царь, ни амирспасалар не разбрасывали пригоршнями золото и серебро. И горожане растерянным взглядом провожали ратников. Не слышно было ни приветственных возгласов, ни гула рукоплесканий. Только один из военачальников неожиданно выкрикнул:

— Да здравствует победоносный царь Грузии! Ваша!.. — Замирающей волной покатился возглас от дружины к дружине. Нерешительный и недружный, он не был подхвачен народом, не перешел в крики ликования.

Лаша поднял голову и сурово взглянул на выскочку. Тот придержал коня и отстал от свиты, смешавшись с задними рядами.

Притихший, пристыженный, возвращался грузинский царь с первой своей войны. При вступлении во дворец он ощутил еще больший стыд: художники уже успели изобразить на стенах дворца победоносное возвращение Лаши, гордо восседающего на белом коне. По одну сторону от царя — Иванэ Мхаргрдзели, по другую — Шалва Ахалцихели, а за ними — бесчисленные ряды доблестных воинов, лес знамен и копий. У ног царского коня на коленях стоял гандзийский атабек и молил о пощаде. Знатные горожане с ключами от городских ворот предлагали победителю драгоценные камни, шелка и ковры.

Гнев и стыд залили краской лицо Георгия.

— Все стереть, чтобы я этого не видел! — в ярости крикнул он, быстро удаляясь в свои покои.

Лаше было тяжело оставаться в городе. Чтобы избежать лишних встреч и разговоров, он решил уехать в Табахмелу, летнюю резиденцию грузинских царей.

Лаша любил эти красивые тихие места. Прохладный ветерок с лесистых Коджорских гор ласково овевал его разгоряченный лоб, словно утешая и отвлекая от печальных раздумий.

Лаша родился в Табахмеле. Тамар заботливо застраивала и украшала свою любимую вотчину. Холодная вода по трубам поступала туда из далеких источников, вокруг раскинулись фруктовые сады и пышные цветники. Лаша и Русудан часто жили в Табахмеле. Даже в самый разгар лета здесь бывало прохладно.

Лаша вошел в светлые палаты, те самые, где впервые открыл глаза. Ему хотелось запереться, побыть одному.

Комната была обита багряным шелком. В такой же цвет были выкрашены пол и потолок. Родившиеся в красных покоях дети царя считались наследниками престола. Это было символом того, что в будущем им предстояло носить царскую багряницу.

Царь прилег на широкую мягкую тахту. На противоположной стене висел тканый ковер, изображавший народное ликование по случаю рождения престолонаследника. Тамар, нежная и одухотворенная, походила на богоматерь, а младенец напоминал шаловливого амура.

Ковер на другой стене повествовал о взятии Арзрума. Двенадцатилетний наследник был изображен во весь рост в военных доспехах, к его ногам покорно склонился арзрумский султан, а начальник крепости вручал царевичу ключи. Рядом с наследником стоял его отец, Давид Сослан, сияющий от счастья, а за ним теснились военачальники с радостными лицами.

— Не оправдал я ваших надежд! — вздохнул Лаша и чуть не заплакал.

Неужели взятие Арзрума — первая и последняя его военная удача? Тогда, еще совсем ребенок, он не понимал, что происходило вокруг, не мог принимать участия в сражениях, и вся церемония представлялась ему лишь приятной забавой.

вернуться

3

Гандза — по-грузински название Гянджи и в то же время «клад».

33
{"b":"767","o":1}