ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И если женщины, которые раньше кичились друг перед другом вниманием царя и мечтали с ним породниться, на этот раз считали себя оскорбленными его безразличием и тем положением, которое занимала при нем какая-то крестьянка, то мужчины, наоборот, уходили с царского приема спокойные и довольные: царь так остепенился, что от его прежнего озорства и следа не осталось.

Они легче мирились с существованием незнатной, но красивой наложницы царя, чем с возможностью быть опозоренными. Теперь они непринужденнее держались в обществе Георгия и, когда просили его оказать им честь посещением, были искренни. И Лаша пировал то у одного, то у другого владетеля, охотился в Аджаметских лесах и Колхидских долинах, веселился на славу.

В Кутаиси стало жарко, и царь увез Лилэ в Гелати. Здесь, в лесу, Лилэ легче переносила зной. Устав от бесконечных пиршеств, Лаша и сам предпочитал уединение с любимой. Изредка вместе со своими друзьями он посещал Гелатскую академию, беседовал и спорил с философами и риторами.

Челн тихо покачивался в открытом море. Гребцы так осторожно опускали весла, словно старались не нарушить спокойствия синей глади.

В лодке, под навесом, защищающим от солнца, лежал Лаша. Чуть прищурив глаза, он смотрел в удивительно прозрачное лазоревое небо. День был солнечный, небо и море сливались в безграничную бирюзовую синь.

Лаша объездил почти всю Западную Грузию.

Разъезды и пиры утомили его, и теперь он отдыхал на море, перебирая в памяти приятно проведенные дни. Как многообразна и красочна его страна! Как часто на столь небольшом отрезке земли сменяют друг друга разные картины природы, различные говоры, нравы, характеры, песни.

Более всего поражали Лашу вина и песни. Его восхищало аджарско-гурийское вино чхавери и криманчули, но околдовывало и имеретинское вино цоликаури, и застольная песня супрули, а с ними соперничали рачинская хванчкара и звучный перхисули, нравились царю и ласковые мегрельско-абхазские напевы, а величавое сванское пение совершенно покорило его. Точно потопом вынесло на вершины гор сванские села с их высокими белыми башнями, и их древние воинственные песни походили на могучий гул запертого в горах грома.

Утомленный охотой на туров и кутежами, Лаша нежился теперь на абхазском побережье и думал, что нет ничего лучше моря. Он отдыхал телом и душой, сливаясь с безначальностью и бесконечностью моря и неба, свободный от мучительных раздумий.

«У нас такое обширное побережье, — в полудреме размышлял он, большая часть Черного моря на востоке принадлежит Грузии, и все же грузины не пользуются его благами в полную меру. Сколько грузин умирает, так и не увидев моря, за всю свою жизнь не погрузившись ни разу в его волны».

Но эти мысли скоро наскучили царю. Он повернулся и, опустив лицо на руки, задремал. И в эту минуту он был далек и от Лилэ, и от Лухуми, и от тропа, и от Мхаргрдзели…

Вдруг далекие звуки рога донеслись до Георгия. Он открыл глаза, гребцы привстали и, прикрыв ладонью от солнца глаза, всматривались в даль.

Приподнялся и Лаша. Всадник на белом коне носился вдоль берега, трубя в рог и размахивая белым стягом. К морю сбегался народ.

— Гребите к берегу! — велел Лаша. В нетерпении он отнял у одного из гребцов весла и стал грести сам.

Лодка стрелой понеслась к берегу.

С берега доносились восторженные крики:

— Да здравствует наследник престола!

— Да здравствует царевич!

Радостно забилось сердце у Лаши. Не дожидаясь, пока лодка причалит, он спрыгнул на берег.

Гонец упал перед ним на колени и возвестил о рождении наследника престола.

Царь вскочил на поданного ему коня и поскакал в Гелата.

Эристави и князья поздравили царя сдержанно, стараясь не произносить слов «наследник престола». Крестьяне же, мелкие азнаури, купцы и ремесленники высыпали на сельские большаки и городские улицы и приветствовали царя громкими криками: «Да здравствует наследник престола!»

Лаша на цыпочках прошел в опочивальню Лилэ. Она не спала и, заслышав его шаги, приподнялась на ложе. Счастливая улыбка осветила ее лицо. Глаза, губы, ресницы и маленькие ямочки на щеках, каждая черточка на ее лице улыбалась. В улыбке этой трепетало что-то новое, что придавало ее лицу и взгляду необычайную мягкость и нежность. Это новое было чувство материнства, которое наполняло радостью не только ее тело, но и разум, окутывало ее сознание розовым туманом и пьянило ее.

На мгновение ее глаза встретились с глазами Лаши, и она увидела в них такое же счастье. Она склонила голову, указывая на младенца.

Лаша осторожно приблизился. Нежно, почти не касаясь, поцеловал Лилэ, а потом наклонился к новорожденному.

Лилэ приподнялась на локтях и с гордостью откинула покрывало с личика ребенка. Туго запеленатый в алую ткань, он вдруг сморщился и заплакал.

— Он очень похож на тебя! — шепотом произнесла Лилэ с радостной улыбкой и прильнула к груди Лаши.

— Нет, на тебя! Глаза твои — черные, продолговатые, — сказал Лаша, пристально вглядываясь в личико младенца, у которого глаза были пока еще неопределенного цвета и формы.

— Лаша, а ты подумал, как мы его назовем?

— Нет еще… Какое же имя ему дать? — проговорил Георгий. Он задумался, перебирая в памяти разные имена.

— Дадим ему имя твоего великого пращура. Дай бог нашему сыну ту же силу и мужество в управлении страной, какими был отмечен Давид Строитель! — произнесла вслух Лилэ, думая про себя о своем погибшем отце, которого тоже звали Давидом.

— Ты хорошо придумала! Назовем его Давидом! — согласился Лаша, наклонился над колыбелью и нежно притронулся губами к темному пушку на головке младенца.

Один за другим потянулись знатные князья Западной Грузии поздравить царя с рождением сына. Сдержанно, неторопливо, взвешивая каждое слово, каждый жест, подносили они дары. Царь подмечал все: он видел, что эристави не разделяют его радости по поводу рождения наследника престола, но еще больше беспокоило его молчание Тбилиси. Первое известие о радостном событии отправил в столицу Маргвели, аргветский эристави. Затем царь несколько раз сам посылал гонцов. Ежедневно прибывали из Тбилиси гонцы с деловыми посланиями о государственных делах, требующих решения царя; атабек и визири сообщали об уйме важных и неважных происшествий, но о столь знаменательном событии, как рождение у царя первенца, они не обмолвились ни словом.

Опьяненный счастьем, царь сначала не обращал особого внимания на холодное отношение вельмож и придворных к рождению наследника. У него был такой уважительный повод для пиров! Произносились бесчисленные здравицы с пожеланиями блестящего будущего маленькому Давиду, пелись застольные песни, в его честь поэты слагали стихи. За кутежами следовали игры и скачки, охота и прогулки. И снова жизнь государя потекла по прежнему беспечальному и беззаботному руслу.

По обычаю воспитание царевича должен был взять на себя атабек.

Между тем Мхаргрдзели не испытывал особой любви к самому царю, а воспитание незаконного царского сына и вовсе не входило в его расчеты.

Появление младенца угрожало всем планам атабека. И он не только не хотел допустить признания сына Лаши наследником престола, но и прилагал все усилия к тому, чтобы поставить вне закона, вне церкви и его мать. Он уговаривал дарбази изгнать наложницу из дворца, подсылал тайком к Мигриаули людей и подстрекал его к решительным действиям против царя разрушителя семьи.

Рождение сына заставило Лилэ снова задуматься о себе. Если до сих пор только любовь царя приносила ей счастье, то теперь, когда она стала матерью, этого было недостаточно, нельзя ей было оставаться в прежнем положении. Признание прав наследника престола за сыном стало ее главной заботой. Этого можно было достигнуть лишь в том случае, если бы церковь ей разрешила сочетаться законным браком с царем. Все чаще ее мысли обращались к суровому, недоступному католикосу. А католикос и слышать не хотел о царской наложнице. С амвона всенародно предавал он проклятию «блудницу», подсылал к Лилэ духовников, уговаривавших ее сойти с дьявольской стези и вернуться к законному супругу, в противном случае ей грозили вечным адским пламенем.

50
{"b":"767","o":1}