ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Послание папского легата вызвало большое воодушевление среди вельмож Грузинского царства.

Царь будто нуждался в толчке извне, чтобы вспомнить завещание матери и вернуться к своей прежней мечте. Наступало подходящее время для перенесения праха Тамар в Иерусалим.

Грузины давно уже не вели большой войны. Богатая и отдохнувшая от внешних врагов страна, казалось, легко могла вывести большое и хорошо вооруженное войско для дальнего похода на Иерусалим.

И внутри страны царило спокойствие. Смута при дворе утихла. Отступившиеся от царя эристави вновь вернулись ко двору, готовые к повиновению.

Самому Иванэ Мхаргрдзели надоело столь продолжительное бездействие, и он, привыкший к походам и набегам на врага, жаждал войны. Теперь он уже считал разумным и необходимым припугнуть соседей и приобрести новые земли и богатства. Обстоятельства, казалось, благоприятствовали большому и дальнему походу, и повод к нему был весьма уважительным: грузины должны были перенести прах своей великой царицы в Иерусалим и принять участие в освобождении святых мест.

Крестоносцы теснили ослабевших от распрей и междоусобиц мусульманских меликов и султанов.

Атабеку казалось, что грузинским войскам уготованы новые большие победы и слава.

Царь, надменный и упрямый прежде, теперь был настолько надломлен и пал духом, что вся слава и добыча должны были достаться амирспасалару.

Царь созвал дарбази и ознакомил его с посланием кардинала. Атабек полностью поддержал идею крестового похода. И другие вельможи, лелеявшие мысль о новых богатствах и славе, с радостью встретили весть о созыве войска для дальнего похода, который сулил им не только добычу и рабов в прославленных своими сокровищами странах, но и отпущение грехов и вечную жизнь. Царь и царедворцы решили принять участие в крестовом походе и начали готовиться к нему.

Казалось, будто судьба была благосклонна к грузинам. Им благоприятствовали не только походы крестоносцев, но и великие события, происходившие на Востоке.

Властитель Хорезма — хорезмшах Мухаммед завоевал, по слухам, весь Восток и мечтал о мировом господстве.

Мухаммед овладел не только Ираном и Персидским Ираком, но и подчинил себе адарбадаганского атабека и желал теперь покорить халифа Багдада Насира.

Со своей стороны, умный и хитрый Насир, увидев в усилении хорезмшаха опасность, начал тайно действовать против него. Подстрекал мятежников, врагов хорезмшаха. Мухаммед жестоко расправлялся с бунтовщиками, а когда он начинал искать зачинщиков, то след приводил его в Багдад.

Одной капли не хватало, чтобы переполнить чашу терпения хорезмшаха. И эта капля не заставила себя долго ждать.

Взбунтовался султан кара-китаев Шихабуддин и пошел на Хорезм. Мухаммед разбил гурхана и, расследовав причину бунта, убедился, что Шихабуддин действовал по наущению багдадского халифа.

Пока хорезмшах воевал с гурханом и ему было не до западных соседей, халиф Насир предпринял против него новый шаг: договорился с атабеками Фарса и Адарбадагана — Саадом и Узбегом и побудил их напасть на Персидский Ирак.

За это время Мухаммед сломил сопротивление гурхана и, возмутившись коварством халифа, двинул крупные войска в сторону Ирана. Вскоре он занял Хамадан.

Мухаммед легко осилил фарсцев и адарбадаганцев. Саад попал в плен к хорезмийцам, а Узбег спасся бегством.

Готовясь к походу на Иерусалим, правители Грузии пристально следили за развитием событий на юге. Чрезмерное усиление хорезмшаха, владения которого почти достигали границ Грузии, ставило новые задачи перед Грузинским царством.

Мощь и богатство Хорезма были известны каждому грузину. Персидский Ирак и Адарбадаган вот уже более двадцати лет были данниками Хорезма. Теперь, когда дерзкий поход Узбега на Хамадан закончился его поражением и бегством, грузинам важно было выяснить, что означала остановка хорезмшаха в Хамадане и куда намеревался он направить свои войска. Собирался ли он двинуться на Багдад или, может быть, занять в наказание Узбегу Адарбадаган. Захватить Адарбадаган было, видимо, для Мухаммеда делом легким, и грузины опасались, как бы хорезмшах, дойдя до Грузии, не вздумал перейти границу.

Как бы там ни было, грузинам нужно было приготовиться ко всему. Лучше всего было показать свою мощь хорезмшаху и одновременно изъявить ему свое дружеское расположение.

Для переговоров царь Грузии Георгий Лаша направил к Мухаммеду послов во главе с Маргвели.

А через несколько дней после отъезда послов грузинское войско выступило на юг и перешло границу Адарбадагана.

Хорезмшах Мухаммед сидел в Хамадане. После поражения Узбега и Саада Мухаммед решил немедленно приступить к осуществлению своей главной задачи. Он хотел отстранить халифа, затеявшего смуту, и вместо него посадить верного сеида.

Чтобы оправдать этот свой шаг в глазах правоверных, Мухаммед должен был заручиться поддержкой духовных вождей ислама. Мухаммед созвал собор имамов и предъявил доказательства коварства халифа. Собор счел преступные деяния Насира несовместимыми с его высоким саном и разрешил хорезмшаху, как предводителю мусульман в священной войне, отстранить Насира.

Основываясь на этом решении собора имамов, Мухаммед объявил багдадского халифа низложенным.

Таким образом, захватнический поход хорезмшаха на Багдад приобретал законные основания.

Вот уже третий день, как прибыли в Хамадан грузинские послы. Мухаммед вел переговоры с послом Насира, и, когда ему доложили о прибытии послов грузинского царя, он не проявил особого интереса.

Убедившись, что халиф тянет, чтобы выиграть время, Мухаммед накричал на посла и грубо прервал переговоры.

Война была неизбежна. А между тем хорезмшах получил известие о том, что грузины перешли границы Адарбадагана. Вначале ему это даже понравилось. Идя походом на Багдад, он мог теперь не страшиться оставшегося в тылу Узбега, так как Адарбадаган ввязывался в войну с грузинами.

Но грузины так быстро продвигались вперед и так глубоко проникли в Адарбадаган, что Мухаммеда это озадачило.

Только тогда он вспомнил о грузинских послах и пригласил их к себе.

Восседая на белых конях, грузинские послы подъехали ко дворцу.

За ними следовала длинная вереница арб, вьючных мулов и верблюдов.

Визирь Мухаммеда наблюдал из окошка за нескончаемым караваном, направляющимся ко дворцу.

— Дорогие подарки везут гурджи, властитель. Недаром идет слава об их богатстве, — проговорил визирь, не отводя глаз от окна.

Хорезмшах, наряженный в парчовые одежды, восседал на высоком троне. С головы до ног осыпанный драгоценными каменьями, державный властелин сидел неподвижно, точно истукан. Уставившись на разостланный перед ним ковер и уйдя в свои думы, он не обратил внимания на слова визиря.

— Белые кони! Белые кони! — вырвалось у визиря восторженное восклицание, и он приник к окну. — Аллах, сколько их! Целый табун пригнали!

— Спокойнее, визирь! Не к лицу тебе дивиться подаркам иноземцев, зная наше богатство! — изрек Мухаммед, не поднимая головы и не сводя глаз с ковра. Только губы двигались на его окаменевшем лице.

— Много я видел табунов, но такой мне и не снился! Столько белых коней — и все без единой отметины! — стал оправдываться визирь, отходя от окна.

В зал внесли подарки грузинского царя: парчу и шелковые ткани, золотую и серебряную посуду, усыпанную драгоценными камнями.

Поставив перед шахом поднос, наполненный жемчужинами величиной с голубиное яйцо, крупными лалами и изумрудами, глава грузинского посольства Гварам Маргвели склонился до земли, затем отступил, выпрямился и по-персидски произнес:

— Великому и благородному шаху Хорезма, властителю Востока и Запада шлет привет царь всея Грузии, государь Аррана и Ширвана и всех горцев повелитель, царь царей Грузии Георгий Лаша. Царь царей Грузии изъявляет свою радость по поводу того, что великий хорезмшах пожаловал во владения своего великого отца, шлет его величеству достойные дары и желает благоденствия.

63
{"b":"767","o":1}