ЛитМир - Электронная Библиотека

Эви поморщилась. Слишком напыщенно.

– Твоему отцу еще предстоит сказать решающее слово, – напомнила она.

– Мой отец не людоед и не злодей, Эви, – печально сказал Рашид. – Если твоя мать, узнав о ребенке, смягчилась ко мне, то почему мой отец не проникнется к тебе более нежными чувствами?

– Значит, мы еще можем объединить две счастливых семьи в одну, да? – с сомнением и горечью сказала Эви.

– По крайней мере постарайся дать ему шанс, прежде чем его отвергнуть.

Шанс? Конечно, Эви была совсем не против. Только вот в счастливом исходе их знакомства она отнюдь не была уверена.

– И что дальше? – спросила она. Рашид отпустил ее плечи и выпрямился.

– Я поеду в Беран, чтобы сообщить обо всем отцу, – ответил он.

– Как… сейчас… сегодня?

– Да. – Он бросил быстрый взгляд на часы. – Если точнее, то в ближайшие десять минут. – Он взглянул на Эви тревожно и вопросительно.

– Я действительно причинила тебе массу неприятностей, не сказав о ребенке две недели назад, да? – виновато пробормотала она.

В ответ Рашид только пожал плечами.

– Да, тогда я мог бы предотвратить такое поведение моего отца.

– Я такая безмозглая трусиха, – смущенно пробормотала Эви.

– Нет, ты не права. Ты была испугана, ты была потрясена новостью, хотела сделать то, что, на твой взгляд, было правильным – ведь приближался день свадьбы твоего брата.

– Я хотела всем угодить… а в итоге всем навредила, – поморщившись, сказала Эви.

– В таком случае угоди сейчас мне, – предложил Рашид. – Останься здесь, пока меня не будет. К тому же все твои вещи уже на пути сюда, как я тебе и обещал, и Азим согласился остаться с тобой. Он будет заниматься всеми посетителями и телефонными звонками и сумеет оградить тебя от них.

Иными словами, будет ее телохранителем.

– Он евнух? – суховато спросила Эви.

– Нет, – усмехнулся Рашид. – Но я доверяю ему свою жизнь, так что твою неприкосновенность тоже могу доверить.

– А как ты думаешь, мне ты доверять можешь? – вызывающе усмехнулась Эви.

Его ответ был стремительным и мгновенным – Эви ничего не успела понять, когда вдруг оказалась в его крепких объятиях и губы Рашида приникли к ее губам в поцелуе, на который был способен он один.

– Я могу тебе доверять, – отстраняясь, кивнул он. – Я должен ехать. Мой самолет уже внесен в план вылетов, и я не могу опаздывать.

Это означало, что он полетит в Беран сам, с легкой тревогой подумала Эви. Потому что сейчас, когда удача только-только начала улыбаться им, злая судьба могла подстроить что-нибудь ужасное. А перелет предстоит такой длинный!

– Будь осторожен, хорошо? И обязательно звони мне с дороги!

– Я позвоню, – пообещал он. – И вернусь на этой же неделе!

Прекрасные слова, искренние и нежные. Но Рашид не позвонил ей… и последующие две недели Эви его не видела.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

К этому времени она начала уставать от постоянного одиночества. Выходить куда-либо надолго Эви не решалась, боясь, что попадется на глаза вездесущим репортерам или людям, с которыми ей встречаться не хотелось.

Конечно, мать звонила ей ежедневно по нескольку раз. Люсинда по-своему пыталась поддержать дочь, хотя это давалось ей нелегко. В итоге Эви самой приходилось успокаивать мать, потому что день уходил за днем, а от Рашида по-прежнему не было известий.

– Если он посмеет тебя предать, я его убью, – торжественно объявила ей Люсинда, когда прошла неделя с его отъезда.

– Верь ему, мама, – ответила Эви. – Я ему верю. Он любит меня так же, как я его, и он мечтает о ребенке. Такой человек, как Рашид, способен при желании свернуть горы.

Но дни летели, а от Рашида так ничего и не было, и Эви вдруг поймала себя на том, что ждет, не появится ли в газетах что-нибудь о Беране. Но газеты бессовестно молчали как о шейхе Рашиде, так и об Эви Делахи. Неудивительно – у них появилась новая пища: разразился скандал, в котором были замешаны двое министров, и все средства массовой информации увлеченно занялись им.

Азим тоже отмалчивался, когда Эви пыталась расспросить его о Рашиде, и только советовал спокойно и терпеливо ждать. Но знал он явно больше, чем хотел рассказать, в этом Эви не сомневалась. Что значило только одно: известия от Рашида были неутешительны и Рашид сам приказал о них не говорить.

Хотя, конечно, в остальном Азим очень помогал Эви. За эти две невыносимые недели они сдружились. У Азима была какая-то работа в посольстве Берана, но он отлучался туда лишь ненадолго и остальное время посвящал Эви.

Каждое утро они выходили на прогулку в сад на крыше – апартаменты Рашида сообщались с ним напрямую. А по вечерам он приучил Эви играть в шахматы – она вспомнила, как когда-то в детстве любила играть с отцом…

Под умелым надзором Азима ее рука заживала быстро. Вообще он оказался очень добрым и приятным человеком, с ним легко было общаться, и за эти две недели Эви начала понимать, почему Рашид практически никогда с ним не расставался.

Он часто и много рассказывал о своей стране, с гордостью перечисляя все изменения к лучшему, которые произошли в ней за последние двадцать лет. Жизнь в Беране была вовсе не такой, как Эви представляла себе. Женщин там вовсе не прятали под паранджой и не держали взаперти в гаремах. Образование теперь было обязательно для всех, и многие женщины находили для себя подходящую работу – в чем им не только не препятствовали, но и помогали.

Лишь кучка людей хочет, чтобы все оставалось по-старому, – так рассказывал Эви Азим. Большинство же понимает преимущества нового строя и предпочитает двигаться вперед, а не тянуть страну назад.

Но любопытнее всего было то, что Эви узнала от Азима об отце Рашида. Оказалось, что все перемены в Беране были введены именно по его инициативе… поэтому еще более непонятным становилось его старозаветное отношение к женитьбе своего сына.

Впрочем, это было объяснимо: люди одной религии, одной расы, одних традиций должны держаться вместе. Ее собственная мать исповедовала именно такие убеждения, почему же отец Рашида должен думать иначе?

Отец Рашида и не думал иначе, в чем Эви вскоре сама имела возможность убедиться.

Его мнение было передано Эви через его посланцев на исходе второй недели ее вынужденного затворничества.

Азима не было – его вызвали в посольство, как обычно, в середине дня. С самого утра Эви чувствовала себя плохо – ее мутило, все тело болело.

– Вам плохо, мисс Делахи? – спросил Азим, когда они вышли на обычную утреннюю прогулку на крышу перед его уходом.

– Вы же доктор, – сердито ответила она. – Вы и скажите, почему мне все время плохо.

Азим только понимающе поморщился и отвел ее в гостиную на диван – прилечь и почитать книгу, что она и выполнила… Она лежала и рассеянно скользила глазами по страницам, когда вдруг услышала в холле шаги, заставившие ее пружиной подскочить с дивана.

Поскольку никто, кроме Азима, войти в квартиру не мог, а Азим только что ушел и вернуться должен был не скоро, Эви, естественно, решила, что это наконец приехал Рашид. Поэтому она с радостным ожиданием устремила взгляд на дверь гостиной… Дверь наконец открылась, и в комнату вошли двое незнакомых мужчин, арабов в дорогих европейских костюмах, – они напомнили Эви героев фильмов про гангстеров.

– Мисс Делахи? – спросил один из них, тот, который был выше ростом.

У Эви снова подвело живот, она с трудом совладала с собой и выпрямилась, готовая принять любую, самую ужасную весть достойно.

– Кто вы? – спросила она. – Что вы здесь делаете?

Последовал официальный приветственный поклон, который отнюдь ей не понравился. Эви показалось, будто холодная неумолимая десница судьбы тяжело опустилась на ее плечо.

– Приношу извинения за наше вторжение, – вежливо сказал посланец. – Меня зовут Джамал Аль-Карим. Я привез вам известие от правящего принца Хашима.

– А шейх Рашид? – спросила Эви. – Почему он не с вами?

22
{"b":"77","o":1}