ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Письма моей сестры
Снег над барханами
Менеджмент. Стратегии. HR: Лучшее за 2017 год
Любовь без правил
Ложь без спасения
Земля лишних. Побег
Бизнес и/или любовь. Шесть историй трансформации лидеров: от эффективности к самореализации
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Наказать и дать умереть

Значит, он собирался отвезти ее домой, а не оставлять у себя на ночь, как делал обычно.

Что ж, может быть, это и не худший вариант, с тяжелым сердцем сказала себе Эви, почувствовав разочарование. Потому что то, что она собиралась сказать ему, требует некоторого времени для подготовки – некоторого времени вдали друг от друга.

Услышав ее шаги, Рашид обернулся и коротко улыбнулся ей через плечо.

– Кушать подано, мадам, – негромко сказал он. – Теперь вы можете удовлетворить ваш чрезмерный аппетит.

Эви посмотрела в другой конец комнаты и увидела, что на изящном кофейном столике расставлены блюда с холодными закусками, идеально подходящими для ее голодного желудка.

Однако ее желудок теперь сжимался не голодными, спазмами, а от настоящих судорог страха перед тем, что она собиралась сказать.

– Рашид, – внезапно севшим голосом сказала она, – мне надо поговорить с тобой.

Все еще держа в руке стакан, он обернулся, услышав в ее голосе надвигающуюся беду. Его глаза сузились.

– О чем? – спросил он.

У Эви внезапно пересохло в горле, она отвела глаза, не в силах прямо смотреть на него, произнося те слова, которые должны были быть произнесены. Сейчас. Она отвернулась и отошла к окну. Приподняла занавеску и невидящими глазами посмотрела на улицу, отчаянно подбирая нужные слова.

Напряженное молчание затягивалось. Через несколько мгновений Рашид поставил стакан и подошел к ней. Не коснулся даже ее плеча – что-то подсказало ему не делать этого.

– Что случилось, Эви? – мягко спросил он. Ее глаза наполнились слезами.

– У нас неприятности, – хрипловато начала она и снова замолчала, не зная, как продолжить.

Рашид не сказал ни слова, терпеливо ожидая продолжения. Эви видно было отражение его лица в темном стекле. Он был мрачен, красивые черты застыли, как будто он готовился к чему-то страшному.

И тут, к собственному отчаянию, Эви поняла, что не готова это сделать. Он слишком много значит для нее. Она слишком любит его, чтобы рисковать его потерять.

«Не сейчас, – с болью подумала она. – Только не сейчас!»

– Моя мать хочет, чтобы ты под благовидным предлогом не появлялся на свадьбе моего брата, – наконец решилась она, чтобы этой полуправдой скрыть истинную причину своей печали.

Снова молчание. Эви смотрела, не отрываясь, на отражение любимого лица и видела, как оно мрачнеет с каждым мгновением. Ее сердце гулко стучало в груди. Рашид превосходно понимал, что ее тревожит и гнетет нечто гораздо более серьезное, нежели причуды матери.

Хотя она не солгала ни единым словом, мрачновато подумала Эви, глядя в стекло. Весь обед ее мать недвусмысленно объясняла Эви, как бы она была рада, если бы шейх Рашид Аль-Кадах не появился через две недели на свадьбе Джулиана, куда будут приглашены только сливки общества.

– Представить на этой свадьбе вашу связь означает полностью отвлечь внимание от жениха и невесты, – печально вещала Люсинда Делахи. – Если бы у него была хоть капля уважения и чувства такта, он понял бы это сам и сумел отклонить приглашение. Но поскольку ничего подобного он не сделает, думаю, твой долг – уладить это.

Однако и Рашиду, и ее матери было отлично известно, что таким манипуляциям Эви не поддавалась. В нормальной ситуации она даже не сочла бы нужным рассказать Рашиду об этом.

«Но разве сегодняшний день можно назвать нормальным?» – с горечью спросила она себя, глядя на отражение лица, на котором недоумение постепенно сменялось раздражением.

На самом деле весь день для нее прошел как в тумане. До тех пор, пока Рашид не увлек ее в постель.

Тогда туман чудесным образом развеялся, чтобы смениться туманом другого рода. Восхитительным туманом любовной страсти. И этот туман до сих пор не совсем рассеялся, подумала Эви, а Рашид, стоявший позади нее молча, только усиливал напряжение. Как будто она нарочно огорчила его.

– Только в этом все дело? – наконец спросил он.

– Да, – кивнула Эви, с грустью думая о своей неодолимой трусости.

– Тогда иди к черту, – пробормотал он сквозь зубы, явно отказываясь что-либо обсуждать. И, отвернувшись, пошел прочь.

Сердце Эви едва не выскочило из груди. Его тон только подтвердил, что Рашид прекрасно понимает: она бежит от настоящих проблем.

– Рашид, ты…

– Я отказываюсь это обсуждать, – отрезал он тоном, не допускающим возражений. Он говорил раздраженно и оскорбленно, и Эви невольно подумала, что было бы, если бы она сказала ему всю правду. – Твоя мать тебе не нянька, а тем более мне!

– Ее просьба вполне обоснованна, – возразила Эви, сама удивляясь тому, что вдруг принялась защищать мать. Похоже, все что угодно, лучше, нежели правда. – Ты не хуже меня понимаешь, какой ажиотаж мы вызываем, появляясь вместе. Мама только защищала интересы Джулиана и Кристины, а вовсе не хотела задеть тебя или меня.

– А мой отец очень близкий друг отца Кристины, – холодно парировал Рашид. – Фактически лорд Беверли оказывает немалое содействие моему отцу в преодолении политических и дипломатических препятствий в развитии и переустройстве моей страны. И я не могу обидеть отца Кристины отказом просто из-за каприза твоей матери.

Эви отметила, как гордо вздернулся его подбородок. Теперь перед ней стоял не ее любовник, а истинный восточный принц.

– Из-за ухудшающегося здоровья моего отца, – продолжал этот принц, – я обязан представлять его на свадьбе.

Обязан. Эви слишком хорошо знала о его отношении к обязанностям. Жаль только, что никаких обязанностей перед его женщиной у него не было.

– Да будет так, – внезапно холодным тоном ответила она. – Но не удивляйся, если я сама что-либо предприму для того, чтобы свести к минимуму возможные сплетни.

Рашид прищурился.

– И что же это означает? Эви пожала плечами.

– Я обязана сделать это, – возвратила она ему его же слова. – Я обязана сделать так, чтобы мой брат и его невеста – и только они – были в центре внимания.

– И как же ты собираешься сделать это? – язвительно спросил он. – Притвориться, будто меня нет на свете?

– А если бы я так сделала, ты заметил бы это? – цинично бросила Эви.

Лучше бы она откусила себе язык! Глаза Рашида сузились.

– Так вот в чем дело, – сказал он. – Вот что гложет тебя весь вечер, Эви? Я должен расценивать твои слова как намек на то, что совсем не уделяю тебе внимания?

Значит, он совершенно неправильно понял ее. Эви с усмешкой подумала: а как бы он отреагировал, скажи она ему то, что на самом деле гложет ее уже не первый день?

– Так разве тебя бы это задело? – спросила она, понимая, что, конечно, небезопасно размахивать красной тряпкой перед быком.

Рашид не ответил. Это, падая духом, отметила Эви, тоже по-своему может быть ответом.

– Я устала, – утомленно проговорила она. – Мне лучше поехать домой…

– Завтра я должен буду уехать, – сказал Рашид в ответ. – Приблизительно на неделю. Когда вернусь, думаю, нам надо будет серьезно поговорить.

Эви невольно поежилась, чувствуя, как холодные мурашки побежали по спине.

– Отлично, – отозвалась она, направляясь к двери. Рашид промолчал, следя глазами за Эви, пока она шла через гостиную. Его взгляд был твердым и острым, а в мозгу, словно в программе самого лучшего компьютера, прокручивались все ситуации, вплоть до мельчайших подробностей, со всеми возможными выходами из них. И работал этот компьютер со сверхзвуковой скоростью.

И он, и она понимали, что происходит что-то неладное.

– Эви…

Он ведь к тому же еще и мастер по укрощению строптивых, с досадой припомнила Эви, продолжая свой путь к двери. Она не стала оборачиваться, но ее глупое сердце готово было разорваться.

– Меня бы это задело, – негромко сказал он.

Это было выше ее сил. С всхлипом Эви развернулась и опрометью кинулась к нему.

Я так люблю тебя, хотелось ей закричать, но она не решилась позволить словам нарушить этот миг. Поэтому она молча обвила его шею руками и с наслаждением зарылась лицом в его рубашку, чтобы похоронить в ней все свои страдания.

3
{"b":"77","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Руки оторву!
Кастинг на лучшую любовницу
Непобежденный
Всё, о чем мечтала
Эрхегорд. Сумеречный город
Рыцарь ордена НКВД
Храню тебя в сердце моем