ЛитМир - Электронная Библиотека

— Про него ты тоже сказал!

Дед закачал головой, делая к ней шаг.

— Не подходи ко мне! — она прошептала это сквозь зубы с такой злостью, что он и впрямь отшатнулся. Пожиратель стоял каменной статуей словно телохранитель. Истукан.

— Гермиона, ты должна понимать, что я делаю это лишь ради твоего блага. — снова продолжил Грейнджер мягко. Она смотрела на него ненавидящим взглядом.

— Ты предал меня, вот что ты сделал!

— Гермиона!

— Уходи. — ее голос звучал твердо. — Просто уходи, оставь меня с этим. — она кивнула на Пожирателя. — Явно твое участие в этом деле сводится к минимальному.

Крылья длинного носа деда дрогнули, и он нахмурился.

— Ты сама потом скажешь мне слова благодарности. Если я не смог спасти своего сына, то хотя бы ты проживешь достойную чистокровной волшебницы жизнь, Гермиона.

Гермиона почувствовала, что захлебывается. Ее разрезало лезвием страха и предательства на две части.

— УХОДИ! — ее легкие лопнули. Глаза застилали больные горячие слезы.

Дед качнул головой, видимо пытаясь что-то сказать, но потом действительно последовал ее словам. Он оставил их с истуканом наедине, тихо прикрыв дверь за собой.

***

Ее разрезало тупой болью предательства. Гермиона подняла глаза наверх, пока слезы ручьями выливались из-под век. Как он мог?!

Она в ярости посмотрела на Пожирателя, тот пока что замер, не двигаясь. Даже маску не снял. Проклятый ублюдина. Что он так мнется? Гермиона уперлась сцепленными руками за спиной в край стола, надавливая на гладкое дерево. Она почувствовала, что нащупала краешек письма, оставленного Драко. Это придало ей сил.

— Мы долго будем смотреть друг на друга? — сверкающие глаза сдавили его беспощадно. Пожиратель кивнул и сделал несколько быстрых шагов к ней.

Гермиона размазала дорожку слез по правым глазом и дернулась.

— Дистанция! — вскрикнула она, выставляя перед собой ладони. — Мой дед может быть и дал тебе индульгенцию на меня, но если ты меня тронешь, я…

Пожиратель замер черной фигурой и проговорил измененным голосом за маской. Он звучал глубоко и потусторонне.

— Я понял.

Гермиона сощурилась. Стянув рукава своего рыжего свитера ниже, она посмотрела на него с прищуром. Миндалевидный разрез глаз растянулся подобно лисьему.

Хотя бы не немой. С ехидством подумала она.

— Что дальше? Мне лечь на пол с закрученными руками, ты наденешь мне кандалы или просто прямо тут поставишь метку?! — она пыталась защищаться хотя бы словами. Палочку у нее отняли.

Черные кожаные перчатки Пожирателя Смерти показались из-под плаща. Он приложил их к своей маске на то место, где был изображен рот, словно показывая не шуметь. Металлический голос проговорил.

— Помолчи хотя бы секунду.

— Я не замолчу, пока ты не уйдешь из моего дома, прежде вернув мне палочку! — ответила Гермиона громко, чувствуя, что внутри нее сердце сделало глубокий удар где-то в пятках. Пальцы ее снова сжали кусочек конверта с письмом. Она все сможет.

Пожиратель напрягся. Он был весь закутан черным, но она смогла уловить движение. Он был смущен? Испуган? Может, он еще очень молод?

— Грейнджер, приказывать здесь буду я. — ответил он снова железно.

Но Гермиона уже почувствовала его слабость. Он прекрасно мог скрыться и замаскироваться, но скованность исходила от него как кровь от убитой антилопы. Гермиона усмехнулась сквозь слезы. Ее глаза метнулись к выходу.

Это не утаилось от Пожирателя, который свирепо надвинулся на нее, загораживая своей тенью солнечные лучи. Зайчики света испуганно разбежались от него. Гермиона сжалась в стол до рези в пояснице. Его затянутая в перчатку рука приблизилась к ней, приподнимая подбородок.

С омерзением она ощутила касание шершавой кожи с лицом. Она видела только прорези для глаз, через которые не было понятно ничего. Вторая рука Пожирателя опиралась на стол в нескольких сантиметрах от ее.

Он чуть поглаживал ее подбородок большим пальцем. Гермиона не хотела дергаться из опасения, что он может расценить это как наилучший повод прижаться сильнее.

Она сжала щеки изнутри зубами, закатывая глаза.

— Мы долго будем так стоять?! — наконец не выдержала Гермиона. Этот Пожиратель наверняка какой-то перевозбужденный малолетка.

Он отшатнулся от нее, и кожаные перчатки исчезли в его мантии.

— Нет, если ты желаешь отправиться к Темному Лорду прямо сейчас, то мы не будем тянуть. — снова отрапортовал искаженный голос. Гермиона чуть сдвинулась вправо. Ее кудряшки упали лавиной между ними.

— Видимо у меня нет опций лучше. — пробормотала она. Пожиратель больше не трогал ею, наблюдая за ней с интересом. — Что он от меня хочет? Метку?

Пожиратель скрестил руки на груди и склонил голову.

— Ты же знаешь, что Мой Лорд не требует от женщин обязательного повиновения. — проговорил он.

Гермиона напряглась.

— Действительно. — четко разделяя буквы, заговорила она. — У женщин же есть еще одна функция.

Ее негодование ощущалось настолько резко, что она перестала жаться к столу и отошла от Пожирателя на целых три шага. Развернувшись спиной, Гермиона поняла, что ее потряхивает от напряжения и несправедливости.

— Какие вы все… средневековые! Как можно мыслить так узко, когда сейчас любая женщина сама способна сделать себе жизнь! Когда ее жизнь может выходить за рамки пеленки ребенка и кровати мужа! — она обернулась к темной фигуре. — Ты же сам наверняка будешь последним, кто вступит в прямое сражение с Беллатрикс…

— Она просто безумна.

Брови Гермионы дернулись.

— А что скажешь про Риту?

Дыхание Пожирателя ощущалось совсем рядом.

— А ты хочешь быть как она? Продавать свое перо любой власти, сочиняя дифирамбы гению Темного Лорда. Действительно лучше чем замужество!

Гермионе показалось, что от злости на ее голове кудряшки зашевелились подобно змеям Медузы Горгоны. О, как она ненавидела этого человека, олицетворявшего ту самую бетонную плиту, придавившую ее будущее.

— Я сейчас скажу тебе, что я хочу! — воскрикнула она. — Я хочу увидеть весь мир, начиная от американских колоний, где живут деньги и свобода, заканчивая самой глухой деревней в Бельгийском Конго, где жарят волшебников на кострах и строят дома из палок. Я хочу получить образование и найти свое место в жизни, чтобы умирая помнить, что я прожила ее не зря! Но тебе видимо этого не понять. Ведь намного проще опуститься на уровень орков, следующих за Волдемортом. А я была рождена для опытов и экспериментов!

Пожиратель Смерти дернулся, видимо намереваясь что-то ответить, когда его маска неожиданно повернулась в сторону пергамента, оставленного ею на столе. Его смятый кончик торчал из-под книги.

Заметив направление его взгляда, Гермиона кинулась к столу, но он уже поднял письмо и задрал его высоко над головой.

— Отдай придурок! — зашипела Гермиона, когда он перехватил ее руки второй кожаной перчаткой. Она забилась.

— …надеюсь, Грейнджер, мы увидимся раньше, чем моя собственная голова слетит с плеч, и сумеем закончить все то, что не успели. Я вернусь. — Гермиона сделала попытку вырвать письмо, но вместо этого порвала пергамент. Пожиратель засмеялся металлически. — Вот какие эксперименты тебе нужны!

Гермиона оттолкнула его, отбегая к кровати. Растрепанные локоны падали на ее шею и пунцовые щеки. Она кусала губы.

— Мерлин, подари тебе мозг! Зачем ты полез в мои письма?! Тоже хочешь составить донос? Тогда спешу тебя расстроить, оно написано самым чистокровным волшебником из возможных!

Пожиратель напрягся, черная перчатка с хрустом замяла остаток пергамента.

— И кем же? — спросил он ровно.

Злорадствуя, Гермиона ответила.

— Драко Малфоем.

Комок бумаги вспыхнул еще в кожаной ладони. Взвизгнув, Гермиона отскочила от горящего пламенем листка, который пролетел в сантиметре от ее лица, падая на мраморную плитку.

— Ты что?

Пожиратель зашатался.

— Малфоем?! — его голос был ненастояще неподвижен. Гермиона напряглась, пытаясь рассмотреть его, когда черная рука наконец откинула серебряную маску и перед ней предстал Теодор Нотт.

33
{"b":"770502","o":1}