ЛитМир - Электронная Библиотека

Юрий Япрынцев

Оставленное сердце

Глава 1

Я родилась в заброшенном магазине.

Раньше это было забавно, но сейчас, спустя время, я понимаю, что меня окружали не самые лучшие условия. В каком именно магазине появилась на свет, догадаться несложно. По его пустым большим помещениям всюду валялись разные ручки от шкафов и сломанные дверцы. А по углам пылились косые тумбочки. Внутри одной из них мне нравится сидеть. Она ближе всех стоит к витрине, и в хорошую погоду там блаженно греет солнце. Ещё здесь, в моём торговом мире, много деревянных ножек от сервантов! Уже не счесть, сколько ножек перегрызла, когда росли и чесались мои зубки! В этом полезном и увлекательном занятии помогали братья и сестры. Нас семеро. Я четвёртая у мамы.

Вместе мы дружная многодетная семья, но случается, ругаемся. Упрямо отстаиваем право грызть именно эту ножку, и всё равно, что вокруг десятки других. Мама обычно не вмешивается. Она устало лежит на кресле с рваной обивкой, и задумчиво смотрит то на стену, то на двери, а иногда на улицу через пыльную витрину. Мы думаем, что она мечтает.

На самом деле, просто гадает, чем нас накормить, ведь мы очень любим кушать. На добычу мама выходит в центр города. Там, на машинах, это железные штуки с колёсами, приезжают существа, которых называют «люди» или «человек». Я не видела, как они выглядят, но знаю: с нами сходства нет. Их тела покрыты кожей, такой же, как на наших животиках. И они совсем не имеют шерсти, только на головах. Не оставили блох без дома. Их, блох, у нас целая коллекция. Маме это не нравится. И она вечно что-то придумывает, чтобы нас избавить от мелких животных. Полагаю, они маму за это не любят, так как иногда больно её кусают. А мама чешет лапой, разгоняя блошиный митинг.

В последнее время мама не хочет нас кормить молоком, и начала приносить еду. А сегодня решила лично познакомить с людьми. Теперь нас ждал самый необычный день в жизни!

Люди. Они, как и мы, делятся на девочек и мальчиков, взрослых и детей, стариков и на тех, кто только что родился. Еще они всегда носят в своих сумках что-то съестное. Возможно, чтобы не умереть с голоду. И вот этой пищей они делятся с мамой. Не знаю почему, может, за нас переживают. Или у мамы глаза красивые…

Мы, все дети, с утра носились по магазину, как угорелые. Не понимаю, что означает это смешное слово, но мы были точно такими. Угорелыми. Визжали, играли. Всех переполняла радость. Сегодня лично увидим людей. Это праздник!

Люди, мы идём к вам! Давайте нам вкусняшек, не жадничайте. Мы их любим!

Кроме еды люди дают имена. Маму они назвали Пальмой. Такое красивое имя! А до этого – Чапа, Худышка, Белка. Маме всё равно, как называют, только пусть кормят! Но мы посчитали, что имя Пальма самое достойное. И такое имя в человеческом мире дают только лучшим. Например, своим королевам. По крайней мере, оно гораздо интереснее, чем у пса, живущего в соседнем отделе. Его назвали Облезлый. Старый пёс чем-то напоминал маме людей, так как у него было мало шерсти. Опала.

У нас, у детей, нет имён. Даже позвать нечем. Правда, это и не нужно. На любой шорох сразу бежим толпой! Особенно, когда мама пришла и что-то принесла!

И вот мы проголодались…

Глава 2

Дворик перед магазином исследован нами вдоль и поперёк. Под зелёными кустами играем и ловим жучков. Возимся в траве, нападая друг на друга. А когда надоедает, снова ищем жучков и едим их. Они невкусные, но немного утоляют голод.

Весеннее солнце заливало улицу и солнечные зайчики скакали бликами по стёклам витрин нашего магазина. Возможно, они тоже радовались, что нас ведут к людям! Я высоко закинула голову и плюхнулась на спину. Небо! Оно меня восхищает. Безграничное, чистое и голубое.

Сама природа подкрепляла нашу радость. Мой младший братик, которого особо раздирали чувства счастья, задорно погнался за птицей. Споткнулся о ветку и растянулся на дороге.

Птица, улетая, с раздражением кричала на своём:

«Кар-кар!»

Скорее всего, братик её огорчил.

Мама не спеша бежала вперёд. Знала наизусть все улицы и с уверенностью направлялась к центру. Обошла длинный дом и вывела нас на гигантскую территорию.

Мама сказала: это и есть центр. Площадь нашего города, которая поросла кустарниками и деревьями. Площадь значительно превышала наш магазин. Во много миллионов раз. Добавить комнату Облезлого, и всё равно не поможет. Тут поместится Луна!

На площади стояли железные штуки на колёсах, и солнце ослепительно отражалось в их зеркальных боках. Большие и страшные машины. Я представляла машины другими, такими красивыми, как кресло мамы!

Люди…

Огромной компанией они стояли на площади и слушали мужчину в кепке. Тот стоял повыше, на ступенях.

– Прямо за мной небезызвестный дом культуры «Энергетик» – громко говорил человек – «Энергетик» не единственный экземпляр в своём роде. Подобные дома культуры построены в Советское время в ряде городов. Большой комплекс включал в себя плавательный бассейн, актовый зал…

Мама сказала, что этот мужчина ей уже знаком. У него скверный характер. Зовут Гид. Кто такой Гид, мы не поняли и посчитали, что это не так важно, когда твой желудок пуст.

Люди, действительно, не имеют шерсти, а свою кожу скрывают под одеждой. Стыдно перед нами.

На одном мужчине одета красная рубашка в клеточку. На такой спит Облезлый. Сомнений не осталось: наш сосед – человек! Просто скрывает это.

Люди не сразу заметили наше появление. Их очень интересовали тонкие блестящие плитки. Такие были у каждого в руках. Эти плитки они направляли на дома, друг на друга, и на Гида. Потом смотрели в них, показывали другим, смеялись.

И никто, никто не видел нас. Мама присела внизу у ступеней, а мы расположились у её ног. Потом случилось странное. Люди разом обвернулись и направили на нас плитки.

Я зажмурила глаза. Вдруг что-то произойдёт!

– Убедительная просьба, собак не трогать, – заговорил Гид, – Не смотря на внешнюю милоту, они опасны. Дикие животные приспособились обитать в подвалах, где по сей день повышенный фон радиации. Не исключено, что мать с щенками уже переносчики заразы.

– Их здесь кормят? – поинтересовалась женщина с длинными ногами. На её голове светлая, кудрявая и пышная шерсть.

У меня сразу возникла мысль: как же блохам комфортно там жить!

– Да. Персонал патрульной охраны.

– Можно один раз погладить? – спросила молодая девушка.

– Прошу соблюдать меры предосторожности. Я в ответе за всех членов группы.

Люди внимательно слушали Гида, и уже с тревогой посматривали на нас.

Я отметила, что у людей очень красивые глаза. Сразу влюбилась! Правда, не сравнить с глазами мамы. У мамы они прекрасные!

Устав ждать, когда начнут раздавать еду, моя сестрёнка выбежала вперёд и к людям. Иначе те совсем не догадаются дать нам вкусняшек!

Я ожидала ответной радости, но никак не обувь у носа. Сестрёнку мягко откинули назад, на спину. Ей было не больно. Она вскочила на ноги и, виляя хвостом, снова бросилась к человеку. Мы готовились лопнуть от зависти. С ней играют, а с нами нет! И не выдержав, организованно напали на людей. Стали прыгать им на ноги. Выяснилось, люди умеют визжать, как кабаны, когда те иногда проходят по тропе за нашим магазином.

– Помогите! Я не хочу заработать онкологию! – громко верещала полная женщина с морщинами на лице и начала отпихивать моего старшего брата большой сумкой.

– Пальма знатная воровка – закричал Гид, – В прошлом туре у одного участника прямо из автобуса стащила кусок пиццы. Пришлось выбросить в урну остальное. Испортила парню обед! Хотя вообще предупреждал, что брать в поездку еду на территории запрещается.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

1
{"b":"770655","o":1}