ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты слишком много думаешь, – повторила Ксанча.

– Так я буду Мишрой, да? – Юноша размышлял уже совсем о другом.

Внезапно сферу закружил сильный поток ветра. Ксанче пришлось собрать все силы, чтобы остановить вращение. Рат сжался на дне шара и вцепился в колени девушки. Тучи на севере становились темнее. Вряд ли путешественникам удалось бы избежать бури, но до ее начала они успеют проделать немалый путь и найти убежище.

– Придется лететь быстрее. – Ксанча с тревогой посмотрела на Рата. – Нас немного потрясет. Ты готов?

Расценив обреченный стон юноши как согласие, Ксанча вытянула руку на запад, и шар пулей понесся вперед. Горизонт на севере застилали горы белых облаков, от подножия которых к земле тянулась еле различимая пелена дождя, кое-где разрываемая грозовыми всполохами.

– Кого-то сегодня ждет ужасная ночь, – сказала Ксанча своему безмолвному попутчику. – Надеюсь, не нас.

Летающая сфера поднялась чуть выше. Пейзаж внизу напоминал поверхность стола Урзы, хотя и был более плоским и пустынным. Несколько проселочных дорог рыжими лентами рассекали бескрайние изумрудные поля, деревушка в десяток дворов приютилась у изгиба реки.

Ксанча вспомнила, что обещала Рату достать новую одежду взамен его лохмотьев и снять наконец надоевшую цепь. С другой стороны, если они приземлятся сейчас, буря может задержать их до завтрашнего утра. Полюбовавшись мирным пейзажем, девушка решила лететь дальше.

Вскоре показалось следующее селение, и Ксанча вновь подумала о кандалах Ратипа. В самом деле, не может же она привести к Урзе брата в лохмотьях, грязного, закованного в цепи. Но судя по поднимающемуся от деревни дыму, крестьяне жгли свои посевы, а это не лучшее время просить их об одолжении. Ксанча направила шар южнее, и он послушно изменил направление.

– Подожди! – Рат схватил спутницу за локоть. – Разве ты не видишь? Деревня горит!

Ксанча посмотрела еще раз и увидела, что горели не только поля, но и крыши домов. Тем более стоило повернуть на юг – подальше от неприятностей.

– Ксанча, это шратты. Конечно, краснополосые совершают набеги, но они не уничтожают деревни. Мы не можем улететь просто так! Там гибнут люди!

– Я не волшебница, Рат, и не Урза. Я ничем не могу помочь им!

– Но мы же не шратты и не фирексийцы! – Рат быстро научился управлять чувствами Ксанчи. Он был одновременно обаятелен и высокомерен, опасная смесь, почти как Мишра. Девушка чуть было не призналась, что она тоже фирексийка.

Рат попытался поменять направление. Сфера завертелась, опрокидывая корзину с едой, бросая спутников друг на друга, но шар не подчинялся ему и продолжал лететь на юг.

– Никогда больше так не делай, – крикнула Ксанча, пытаясь привести все в порядок. – Мы летим домой… к Урзе. Только он сможет помочь этим людям.

– Будет слишком поздно! – Ратип принялся снова раскачивать шар, но на этот раз Ксанча была начеку, их только слегка тряхнуло.

– Перестань, или я сброшу тебя вниз.

– Давай!

– Ты умрешь.

– Лучше быть мертвым на земле, чем живым на этом шаре.

Юноша схватил меч и по рукоять всадил его в сферу. Внутренности Ксанчи пронзила острая боль, и, сжав кулак, она замахнулась на Рата.

– Давай, давай, – огрызнулся тот, – потом расскажешь своему драгоценному Урзе, как ты убила его брата еще раз.

Кулак девушки опустился. Может, она ошиблась относительно намерений Рата? Вытянув руку, Ксанча направила шар назад к деревне. Чем ближе они подлетали, тем яснее становилось, что Ратип прав. Северный ветер принес дым пожарищ и крики умирающих крестьян.

Снижаясь, они увидели молодую простоволосую женщину, выбегающую из ворот ближайшего двора. Ее преследовал человек с мечом. Увидев незнакомцев, парящих в воздухе, оба в недоумении остановились.

– Вот черт! – пробормотала Ксанча, а затем скомандовала про себя: «Столкновение!» и «Сейчас».

В следующую секунду девушке показалось, что кист в ее животе выпустил множество огненных шипов, а шар стремительно спланировал прямо на голову преследователя, свалив его с ног и осыпав белой пылью. Оказавшись на земле, Ксанча подбежала к поверженному разбойнику и одним ударом ботинка расколола ему череп, забрызгав Рата кровью и мозгами. Если он хотел смерти, она покажет ему смерть. Молодая крестьянка с криком бросилась бежать.

Ксанча подняла с земли и протянула Рату меч рукоятью вперед. Он не двинулся. Тогда девушка с силой вложила в его ладонь оружие:

– Ты же этого хотел?! Иди, спасай их!

– Я никогда не держал в руках меч. Я думал…

– Ты думал! – Она замахнулась и чуть не ударила его. – Ты слишком много думаешь.

Рат отскочил, звеня цепью. Взгляд его упал на железные оковы, будто он видел их впервые.

– Я не могу… Ты должна будешь…

Ксанча медленно покачала головой.

– Я же тебе говорила, черт возьми, я не колдунья и не воин. Это была твоя глупая идея, ты и дерись. Выбирай: они или я. – Девушка произнесла это тем угрожающим тоном, каким разговаривала с Гарвом и Тактой.

Юноша сжал меч и, звеня цепью, побрел к воротам.

– Хотя бы достань его из ножен, – крикнула вслед Ксанча и выругалась по-фирексийски.

Рат был глупцом, а глупцы заслуживают тех неприятностей, которые с ними случаются. Но как только подопечный скрылся из виду, ее гнев исчез. Зевнув и прочитав заклинание, Ксанча образовала вокруг своего тела броню, сжала в кармане черные маленькие монетки и твердым шагом направилась в разоренную деревню. Конечно, она не была волшебницей, но это не мешало ей иметь в своем арсенале несколько колдовских штучек. К тому же она хорошо владела различными видами оружия и успешно им пользовалась. В других мирах, но не в Доминарии. Она дала слово Урзе.

«Я хорошо знаю твой характер, Ксанча, – говорил Мироходец. – Это – мой дом. Мои скитания закончились. Я никогда не покину Доминарию. Обещай, что ты не станешь привлекать к себе внимание, ввязываясь в неприятности и ссоры».

– Не я это начала, – проговорила вслух Ксанча, обращаясь к Урзе, – видит бог, не я…

Девушка вступила на пустынную деревенскую улицу и огляделась. У закопченной стены горящего дома лежал окровавленный труп, но это был не Ратип. Пока Ксанча разглядывала его, из противоположных ворот один за другим выбежали двое мужчин, вооруженные ножами. Было непонятно, крестьяне это или разбойники-шратты. Она вытащила из кармана монетку и выругалась. Мысленно послав Рата в Седьмую Сферу Фирексии, Ксанча вошла в опустевший дом. Единственная комната, заполненная дымом, оказалась пуста. Девушка позвала Ратипа и, не получив ответа, вернулась на улицу. Не успела она сделать и десяти шагов, как чья-то стрела ударила ее в плечо. Броня Урзы была крепче гранита, острый наконечник раскололся, и стрела соскользнула на землю, не причинив девушке вреда.

Мгновенно обернувшись, Ксанча метнула маленькую монетку в убегающего стрелка. Черный кусочек металла раскалился в полете добела и, врезавшись в шею лучника, убил его прежде, чем тот упал на землю. Из раны заструился густой зеленоватый дым.

Внезапно из-за покосившейся ограды появился хорошо вооруженный человек с мечом наперевес. По легким доспехам из толстой кожи и шлему с забралом Ксанча догадалась, что перед ней профессиональный воин, возможно наемник. На секунду замешкавшись, она позволила ему напасть первым. Одним мощным ударом воин свалил ее с ног, но Ксанча тут же вскочила, не давая ему возможности завершить атаку. Сквозь прорезь в забрале девушка поймала удивленный взгляд. Ловко отразив следующий выпад, она ударила его кулаком в живот и, когда наемник повалился на землю, без колебаний перерезала ему горло.

Не обращая внимания на предсмертные хрипы, Ксанча подобрала оружие и направилась к самому высокому строению в центре деревни. По пути она то и дело прислушивалась, не звенит ли где цепь Ратипа, но округу оглашали только стоны раненых и треск пожаров.

Еще двое вооруженных мужчин показались сквозь клубы черного дыма и стали окружать Ксанчу, подавая друг другу какие-то непонятные знаки. На этот раз девушка не стала раздумывать. Раскаленная монета попала только в одного человека, но и этого оказалось достаточно. Его товарищ развернулся и побежал. Ксанча не стала его преследовать. В конце концов, это была война Ратипа.

20
{"b":"771","o":1}