ЛитМир - Электронная Библиотека

– Такая большая? – удивленно протянула Ксанча.

– Сейчас все здесь стало меньше. Ты что-нибудь чувствуешь? Запах масла?

– Запах времени.

Все дышало историей, древними легендами о транах и братьях, но не Фирексией.

– Ты уверена?

Ксанча кивнула и направилась к пещере.

– Мне достаточно и того, что теперь я точно знаю: Джикс лгал мне.

Ратип внимательно осматривал все, что попадалось ему на глаза.

– Голые камни, – ворчал он. – Должно же здесь хоть что-нибудь остаться. От транов, от Мишры…

– Мы с Урзой старше, чем вечность, а Койлос еще старше нас.

Путешественники вступили в пещеру. Некоторое время их глаза привыкали к темноте. Вскоре Ратип нашел то прошлое, которое искал, – деревянный молоток, почерневший от времени, но все еще довольно крепкий.

– А вдруг Мишра держал в руках именно его?

– Только в твоих фантазиях, – проворчала Ксанча, не в силах скрыть разочарования.

Койлос был таким же большим и старым, как многие древние миры, и чем-то даже напоминал Эквилор. Но сколько бы разбитых горшков и деревянных молотков ни нашел Ратип, эта ни на йоту не приблизило бы ее к раскрытию тайны транов, Фирексии и безумия обоих братьев.

– Можно возвращаться, – обернулась она к Ратипу, разглядывающему остатки какой-то материи.

– Уходить? Но мы еще не все посмотрели!

– Воды у нас нет, еды осталось очень мало… А что ты хочешь здесь увидеть?

– Пока не знаю. Именно поэтому мы должны остаться. Я осмотрел лишь часть пещеры и хочу увидеть Койлос при луне.

Глядя на то, с каким интересом Ратип возится в пыли забытой пещеры, Ксанча думала о том, что, в конце концов, Урза сам отослал их из дому. Правда, он и не предполагал, что влюбленные отправятся в Койлос.

Уйдут ли они сейчас или утром – не так уж важно, но путь домой будет нелегким, а потому неплохо бы отдохнуть перед дальней дорогой.

– Хорошо, разбуди меня на рассвете.

Соорудив постель из одеял и мешков, Ксанча устроилась под скалой. Шаги Рата гулко отдавались под высокими сводами, а может, это Урза пришел за ней, чтобы спасти от жрецов… потом зажужжали землеройные машины, кто-то тряс ее за плечо…

– Ксанча! Просыпайся. – Юноша откинул край одеяла. – Посмотри, какая красота! Гигантский мемориал.

Девушка села, отгоняя от себя обрывки сна. Древняя пыль, поднятая неутомимым эфуандцем, оседала в потоках закатных лучей. Юноша помог спутнице подняться и повел ее к выходу. Огромное плато заливал красный свет заходящего солнца. Казалось, земля пропитана кровью.

– Здесь везде знаки, – прошептал Ратип. – Они появились внезапно, как только солнце стало садиться.

Ксанча посмотрела назад, пошатнулась и упала бы, если бы Рат не подхватил ее.

– Что случилось?

– Буквы, Ратип! Я могу их прочитать. Такие же были вырезаны на стенах Храма Плоти.

– И что здесь написано?

– В основном имена и числа. Битвы, кто сражался, кто победил… – Ксанча скользила взглядом по строчкам на стене пещеры. Вдруг она задрожала, словно от холода, и тяжело задышала, в ужасе распахнув глаза.

– Что там? Я знаю их?

– Джикс, – простонала девушка. Рядом она прочитала еще одно имя – Явгмот, – но не посмела произнести его вслух. – И еще мое имя, среди чисел…

– Фирексийцы?

– Траны.

– Мы знаем, что они сражались здесь. – Юноша отпустил руку Ксанчи, но она снова вцепилась в него.

– Нет… Траны боролись не против фирексийцев. Они воевали между собой!

– Может быть, ты неправильно читаешь.

– То же самое было написано на стенах в Храме Плоти в Фирексии! Некоторые слова мне неизвестны. Но вот мое имя… – Ксанча показала на стену. – Оно обозначало мое место. – Девушка начертила в пыли несколько знаков. – Смотри сам.

Ратип отступил.

– Хорошо, может, Койлос был фирексийской крепостью, а траны напали на нее. Никто ведь точно ничего не знает.

– Я знаю! Здесь говорится, Джикс – такой-то и такой-то из транов. Из транов, Ратип! Если Урза вернется назад во времени, он встретит Джикса. Вот что имел в виду демон. Он был здесь семь тысяч лет назад! Силовые кристаллы транов, которые вы с Урзой называете Камнем мощи и Камнем слабости, изменили братьев. Но сами-то эти кристаллы вполне могли принадлежать Джиксу. О Ратип, оказывается, демон не лгал мне!

– Фирексийцы украли Камни у транов?

– Ты не слушаешь меня!

Солнце скрывалось за вершинами гор, и с последними кровавыми лучами исчезали древние надписи на стенах Койлоса. Ксанча посмотрела на Ратипа. Губы ее дрожали, в глазах стояли слезы.

– Он ошибался. Все это время, почти всю свою жизнь, Урза ошибался. Фирексийцы никогда не вторгались в Доминарию. Не было никакой Фирексии, никакого Всевышнего, пока здесь не разыгралась эта трагедия. Кто они – победители или побежденные? Не могу сказать. А остальное мы узнали. И кто бы мог подумать! Тысячи лет поисков… а сказалось, это родной мир Урзы…

Ратип обнял ее и попытался успокоить, но Ксанча отстранилась.

– Он всегда говорил мне, что Фирексия – воплощение зла, что правы были только траны. А я всегда думала, что между ними не такая уж большая разница. И те и другие создавали живые механизмы. И сумасшедший Урза не лучше… – Ксанча покачала головой. – Всю свою жизнь, Ратип, мы гонялись за тенями! А истина заключалась в нас самих.

– Ты и сама считаешь, что фирексийцы – зло. Да, Урза сумасшедший, но только он может победить наших врагов их же оружием. Мы хотели найти правду, и мы нашли ее, даже если не ожидали, что она будет такой… Теперь надо вернуться к Урзе. А правда останется здесь…

– Мы не можем лишать его уверенности в том, что траны – великие и благородные герои. Не можем сказать ему, что они убили его брата…

– Ты права. Хотя все это позабавило бы Мишру… – Юноша сделал паузу, словно прислушиваясь к себе. – Я слышу его.

– Я не верю.

– Непонятно, смех это или плач, Ксанча. – Ратип вытер ее слезы. – Если ты действительно потратил впустую три тысячи лет и вдруг обнаружил, что твоя война бессмысленна, тебе остается либо смеяться и продолжать, либо плакать и бросить все.

Глава 22

Спустя три дня путешественники вернулись к побережью Корлиса и не останавливаясь взяли курс на Гульмани. Погода портилась с каждой минутой, приближался шторм. Тяжелые мрачные тучи сливались на горизонте со свинцовыми водами океана. Ксанча вела шар, ловя воздушные потоки, как опытный моряк ловит парусами ветер.

Вот уже два дня, как они проводили взглядом береговую полосу, и за все это время им не встретилось ни одного корабля, ни одной рыбацкой лодки.

С северо-востока надвигалась черная грозовая стена, рассекаемая всполохами сине-белых молний. Ксанча понимала, что от шквала им не уйти, можно лишь попробовать подняться выше и пролететь над грозой. Но она не знала, что случится со сферой на такой высоте.

Понимая, что не в силах ничем помочь, Ратип только крепче сжал девушку в объятиях и не отрываясь следил за приближением бури.

Первым порывом штормового ветра шар кинуло вниз, к самым волнам. На секунду путешественники почувствовали себя в невесомости, а затем, вторым ударом, стихия швырнула их в самый центр урагана.

Внезапная тишина оглушила Ксанчу. Огромный водяной столб, связавший океан и тучи, кружил вокруг их маленького шара, словно примериваясь, с какой стороны нанести решающий удар.

– Что это? – в ужасе прошептал Ратип.

– Смерч, – ответила девушка, задыхаясь.

– Великий Авохир! Сейчас он поглотит нас!

По всей видимости, сегодня у Авохира были другие планы. Смерч действительно проглотил их, но тут же выплюнул, окунув шар в морскую пучину. На мгновение все погрузилось в гулкую темноту. Наверное, и океану они пришлись не по вкусу. Подбросив сферу с двумя кричащими от ужаса путешественниками не гребень самой могучей волны, он передал их с рук на руки шквальному ветру.

Сфера, как и броня, притягивала молнии. Наэлектризованный воздух внутри шара потрескивал и светился голубым, заставляя волосы вставать дыбом. Все смешалось. Невозможно было определить, где север, а где юг, и Ксанча благодарила милосердного бога эфуандцев за то, что она пока еще разбирает, где верх, а где низ. Время от времени шквал ослабевал, словно ветер набирал в грудь воздуха, а затем дул с новой силой. В одну из таких передышек Ратип придвинулся и произнес: «Я тебя люблю».

55
{"b":"771","o":1}