ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Что скрывают красные маки
Девушка в тумане
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)
Маленькая женщина в большом бизнесе
Багровый пик
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!
Похитители принцесс
Дом потерянных душ
Третье пришествие. Ангелы ада

Это было похоже на прощание.

– Мы еще не умираем, – прокричала в ответ девушка и направила шар к черным тучам. Поднимаясь все выше и выше, сфера постепенно покрывалась ледяной коркой и, отяжелев, падала вниз. Казалось, небо с океаном играют в пинг-понг.

Наконец шторм стал уходить к югу, оставив измученных путешественников качаться на волнах.

– Я не смогу подняться в воздух. – Ксанча еле поборола приступ тошноты. – Нужно избавиться от шара.

– Нет, – простонал Ратип.

– Я сделаю другой.

– У меня нет сил, я не смогу плыть.

– А я вообще не умею плавать! Ты будешь удерживать меня над водой, пока я не выпущу новый шар.

В ответ Ратип застонал, отирая бледное мокрое от пота лицо. Он был слишком слаб для того, чтобы плыть и уж тем более, чтобы поддерживать Ксанчу.

– Урза, – прохрипел юноша, открыв засветившиеся надеждой глаза. – Он придет. Твое сердце подскажет ему дорогу.

Ксанча печально улыбнулась. В последний раз Мироходец явился только тогда, когда девушка чуть не взлетела на воздух вместе с переноской. Сейчас буря отступила, и ей не грозила смертельная опасность, а значит, и на внимание Урзы рассчитывать не приходилось.

– Нет, Ратип. Если он не вытащил нас из шторма, то и сюда не придет. Я не так близка к смерти, чтобы привлечь его внимание.

– Но должен же быть выход!

Ксанча придвинулась к спутнику и, откинув с его лба мокрые волосы, пристально посмотрела в глаза. Совсем недавно он сказал, что любит ее. Тогда ему было страшно, может, он прощался и с ней, и со своей жизнью… А возможно, говорил правду. Конечно, она была бесполым тритоном, не способным иметь детей и, возможно, не умеющим любить, как простые смертные. Но она испытывала к этому печальному юноше, сидящему сейчас рядом, такие чувства, которые были дороже всех ее книг, всех сокровищ, какие только можно найти во вселенной.

– Держись. – Она взяла его руку в свою. – Я что-нибудь придумаю…

Но в голову ничего не приходило. Темнело. Усталость брала свое, а от мерного покачивания на успокоившихся волнах клонило в сон. Ратип молчал.

– Наступит утро. Мы не вернемся, и, может быть, Урза решит поискать нас.

– А ты не могла бы… сделать что-нибудь, чтобы… он нашел нас? – Ему с трудом удалось произнести предложение целиком.

Ксанча хотела помочь Рату сесть поудобнее и посоветовала смотреть в одну точку, чтобы меньше укачивало. Но юноша отказался.

– Как Урза… узнаёт… что нужен тебе?

– Никак. Сама я редко нуждаюсь в его помощи, а ему я нужна еще реже…

– Три тысячи лет… и вы никогда… не чувствуете потребности друг в друге?

– Никогда.

Ратип вздохнул и обхватил руками колени. Ксанча заметила, что его бьет мелкая дрожь, и принялась кутать юношу в одеяла. Этого ей показалось мало, и поверх одеял она накрыла его своим плащом. Развязывая тесемки, девушка нащупала на шее кулон.

– Рат, – обрадовалась она, – послушай меня. Кажется, мы спасены!

Ратип медленно открыл глаза и с надеждой взглянул на спутницу.

– Давным-давно Урза сделал для меня кулон, который может его позвать. Нужно только разбить этот кристалл.

В прошлый раз она раздавила камень пальцами, но сейчас у нее ничего не выходило. То ли этот был крепче предыдущего, то ли у Ксанчи просто не осталось сил. Не долго думая, девушка сунула кристалл в рот и сжала челюсти. Послышался громкий хруст. Вместе с кулоном раскололся зуб. Выплюнув осколки на ладонь, Ксанча внимательно осмотрела их, даже не заметив, что Ратип при этом закатил глаза и отвернулся.

Если кристалл не потерял свою силу, Урза придет за ними на рассвете. Бледная луна скрылась за тучами, в наступившей темноте стало совсем тоскливо, и Ксанча подумала о самом плохом. Она не боялась за свою жизнь. Ей почему-то казалось, что она выберется из этой передряги, а вот Ратип… Хватит ли у него сил? Это был бы глупый конец, хотя так, наверное, можно сказать о любой смерти.

Юноша заснул. Дыхание его становилось все спокойнее, щеки порозовели, он, кажется, согрелся. Может быть, к утру ему станет легче. Ксанча устроилась рядом и закрыла глаза.

Проснувшись от ужасной боли в желудке, она услышала крик Урзы:

– Какого дьявола тебя занесло в середину океана?!

Он схватил обоих спутников за шиворот, как котят, и потянул вверх. Шар лопнул, причинив девушке новую боль. Не успела она облачиться в броню, как Урза уже шагнул в межмирие, и через секунду все трое оказались в горной хижине.

Ксанча задохнулась и почувствовала во рту вкус крови. Лицо Ратипа сделалось серым, над ним склонился Урза. Юноша не дышал. Не прошло и мгновения, как Мироходец влил в горло «брата» несколько капель волшебной жидкости из зеленой бутыли, которую Ксанча видела в его кладовой. Ратип закашлялся и сел.

– Переоденься, – скомандовал Урза тоном, с какого, надо полагать, начинались все их сражения в детской. – А потом обязательно поешь. И не входи в мою комнату – нам с Ксанчей нужно поговорить.

«Младший брат», естественно, и не думал двигаться и места.

– Ксанча здесь ни при чем. И не делай вид, что можешь игнорировать меня… снова. Это я решил отправиться на Койлос.

Девушке показалось, что голос Ратипа несколько изменился. Поборов страх, она взглянула в глаза Мироходца, надеясь определить, не Камень ли слабости диктует слова юноше. В обеих глазницах Урзы мерцала бездонная чернота, такая же, какую она видела лишь однажды, после бегства из Фирексии.

Но Урза тут же отвернулся от нее.

– Койлос мертв. Там ничего не осталось.

Ксанча могла только гадать, бывал ли Урза в пещере после возвращения в Доминарию или нет.

– Мне нужно было убедиться в этом лично, – ответил Ратип. – Ты сказал уйти ненадолго, вот мы и ушли.

– Не думал, что вы отправитесь именно туда. Если бы я знал, то пошел бы с вами.

– Это была не самая удачная мысль. – Рат вышел, хлопнув дверью так, что на полках зазвенели склянки.

– Ты должна была остановить моего брата, – в ярости прошипел Урза. – Койлос мог уничтожить его.

– Это всего лишь место, Урза.

– «Всего лишь место», – передразнил ее Мироходец. – Для таких, как ты, может быть. Что ты там увидела? Пещеру, руины? А мой брат, что он видел? Видишь, что с ним происходит! Ничего, следующий будет сильнее. И может быть, следующего я сам отведу в Койлос.

– Ты что, не понимаешь?! Другого Мишры не будет!

Урза отвернулся. Сев за стол, он смахнул какие-то детали в корзину. Видимо, кристалл зазвенел в самый разгар работы. Злость Ксанчи рождалась быстро, но так же быстро и проходила.

– Спасибо, что пришел к нам на помощь.

Урза отмахнулся.

– Я даже не сразу вспомнил, что это за звук. Это было так давно… Тогда я еще надеялся разрушить Фирексию. Сейчас мои амбиции уже не столь велики. После Эквилора я мечтаю только о том, чтобы защитить от врагов Доминарию. – Мироходец вздохнул и посмотрел на девушку почти ласково. – Надо будет сделать тебе еще один кристалл. Полезная все-таки вещь…

– Только такой, чтобы его можно было легко сломать. С этим я лишилась зуба. И Ратипу тоже сделай.

– Ему? – удивился Урза. – Мы поговорим об этом после осуществления нашего плана. Я размышлял о будущем, пока вас не было. Этот дом слишком мал. Я начал проектировать систему обороны для всей Доминарии. Мои изобретения нужно будет строить в разных частях Терисиара и окрестных островов. Мне придется много ездить, и, конечно, потребуются помощники…

– Но не я и не… – Ксанча не решилась закончить.

– Мой план рассчитан на многие и многие годы. Потребуется не одно поколение людей, чтобы довести все задуманное до конца. Помощники, о которых я говорю, станут хранителями знания и будут передавать его из поколения в поколение, образовав тем самым целые династии защитников Доминарии. Теперь ты понимаешь, что не подходишь на эту роль? Что до него, он смертен… Рано или поздно он состарится и умрет. Я не смогу изменить ни тебя, ни его, даже если захочу. Я не фирексиец. Надеюсь, за эти дни ты решила остаться с ним?

56
{"b":"771","o":1}