ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Катарсис. Северная Башня
Как запомнить все! Секреты чемпиона мира по мнемотехнике
Она
Прощальный вздох мавра
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет
Третье пришествие. Ангелы ада
Разведенная жена, или Жили долго и счастливо? vol.1
Звездное небо Даркана
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени

И вскоре настал обещанный при рождении миг. Тритоны покидали Фирексию. Теперь они попадут в те миры, которые им снились.

Как-то раз тритоны увидели, как в воздухе возник черный сверкающий диск и из него появился один из Учителей. Ксанча поняла, что это дверь в другой мир. По всей видимости, то, что Учитель увидел в том мире, ему совсем не понравилось – его металлические доспехи и суставы покрывала ржавчина.

– Никчемное место, – проскрежетал Учитель. – Вода, ржавчина и грязь – как раз для тритонов.

Ксанча затаила дыхание. Она никогда и не видела воду, но каким-то странным образом понимала, что в мире, где есть вода, она не умрет голодной смертью. Ксанча начала делать все возможное, чтобы наставники взяли ее ящик. Тритоны продолжали исчезать, но ее почему-то не трогали.

Группа совсем опустела, и Ксанча была уверена, что скоро настанет ее очередь отправляться в другой мир, как вдруг все затихло и исчезновения прекратились. Оставшиеся в Первой Сфере тритоны работали и спали, спали и работали. Не одна Ксанча подслушивала разговоры наставников, смысл которых теперь был весьма неприятен: в том мире, куда посылали все последнее время тритонов, начались проблемы – их уничтожали.

Лишь много лет спустя, очутившись в Доминарии и сопоставив все факты, она поняла, что тогда происходило. В самой старой из ее хроник Ксанча обнаружила описания незнакомцев, низкорослых и на удивление друг на друга похожих, которые неожиданно появились в разоренном Терисиаре через двадцать лет после окончания Войны Братьев. Жители Доминарии не понимали, что за пришельцы заселяют их поля и откуда они взялись. Однако это не помешало им истребить абсолютно беззащитных тритонов.

В то время как в Фирексии о таком несчастье могли только перешептываться, бедные тритоны превращались в мясо в таком далеком мире, что даже Всевышний не мог их найти.

Слухи дошли до группы Ксанчи одновременно с приказом освободить их место. Из Храма Плоти в Первую Сферу прибывали новые тритоны. Ксанча столкнулась с ними, когда тащила свой ящик через острую маслянистую траву. Новые отряды состояли из рослых не похожих друг на друга существ, явно делившихся на мужчин и женщин.

Ксанчу лишили будущего. Она и остатки ее группы вдруг оказались лишними, у них отобрали инструменты, которыми они обрабатывали бесплодную землю Первой Сферы. Жрецы из Храма Плоти стали приносить чаны с похлебкой только раз в день, перед сном, да и то не всегда. Тритоны с жадностью набрасывались на еду, отпихивая товарищей, и нужно было обладать недюжинной силой и удачей, чтобы урвать хоть один кусок из общего котла. Удача… Это слово пришло вместе с отчаянием. Отвергнутые и ослабевшие тритоны забивались в свои ящики и оставались в них навсегда.

Но только не Ксанча. Ее душу переполняла ярость.

«Уж кому и сопутствует удача, – думала она, – так это Джиксу, потому что я не знаю, как до него добраться, чтобы убить».

Джикс обманул ее, ведь когда его зеленая искорка проникла в ее сознание, обещая путешествие в мир, о котором она грезила по ночам, он знал, что в чанах Храма Плоти уже зародились и растут новые, более совершенные тритоны.

Но этот обман не был самым страшным из череды испытаний, выпавших на ее долю. Группу Ксанчи упразднили, и вскоре новые слухи поползли по Первой Сфере.

Говорили, будто проход в другой мир внезапно закрылся и таким образом половина тритонов оказалась в ловушке. На смену приходили новые, усовершенствованные существа, а в таких, как Ксанча, Фирексия просто больше не нуждалась.

Однажды без всякого предупреждения тритонов отправили в Четвертую Сферу присутствовать на церемонии наказания демона Джикса. Слухи подтвердились: проход в другой мир действительно захлопнулся, а значит, план Всевышнего относительно расцвета и прославления Фирексии провалился. Необходимо было кого-то наказать. Блестящий панцирь Джикса покрыли ржавчиной, а его самого послали в Седьмую Сферу на истязания. Зрелище было потрясающим. Джикс сражался как исчадие ада и забрал с собой в дымящуюся пропасть еще четырех демонов. Их вопли, заглушив на миг крики зрителей, быстро исчезли в ревущей бездне.

Какое-то время Ксанча еще жила в Четвертой Сфере. У нее не было ни места, ни назначения. В таком строго упорядоченном мире, как Фирексия, бездомный тритон должен был всем бросаться в глаза. Но с Ксанчей ничего не случилось: она поселилась в городе гремлинов. И хотя пребывание среди этих существ трудно было назвать жизнью, они по крайней мере состояли из плоти, а потому нуждались в пище, и Ксанча питалась вместе с ними. Таким образом она узнала много такого, чему не мог обучить ее ни один наставник или Учитель.

Глава 4

Сильный порыв ветра подхватил и завертел летающий шар. Ксанча увидела, что теряет высоту, и под ее сердце скользнула льдинка страха. Погрузившись в воспоминания, девушка не сразу поняла, где находится, но взяла себя в руки прежде, чем шар налетел на зеленеющую внизу верхушку дерева. Такое случалось и раньше, поэтому она направила сферу чуть правее, спокойно облетела ветви и приземлилась.

Шар беззвучно лопнул, и повисшая в воздухе влажная белая пелена стала оседать на лице и плечах девушки. Закашлявшись и отерев с лица белое, Ксанча осмотрелась: закатное солнце уже окрасило прощальными розовыми лучами горную гряду на юге. Удовлетворенно кивнув, девушка отметила, что приземлилась именно там, где планировала, – в королевстве Эфуан Пинкар.

«На этот раз повезло», – пронеслось в голове Ксанчи, хотя она никогда особенно не полагалась на удачу.

Подумав об удаче, она вспомнила о своих первых днях в Храме Плоти и, что еще неприятнее, о Джиксе и его сине-зеленой искре. Ксанча тревожилась, что отметина демона, возможно, все еще скрывается в ее голове. Но Джикс сгинул в Седьмой Сфере Фирексии, и, даже если сине-зеленая искра осталась в ней, существо, породившее ее, давно отправилось в небытие.

Затем она подумала об Урзе и о том, сколько всего они пережили вместе. Его волшебные глаза видели ее насквозь, а сам он был настолько подозрителен и осторожен, что, усомнившись в ее преданности, не задумываясь уничтожил бы ее. Раз этого не происходило, значит, Ксанча и сама могла себе доверять.

Последние пятьдесят лет присутствие фирексийцев в Доминарии становилось все ощутимее, и Урза не раз предостерегал ее от встречи с ними. Мироходец не хотел, чтобы враги знали о его возвращении на родную землю. А если Ксанча попадет в их руки, то, прежде чем отправить ее в Седьмую Сферу, они украдут ее воспоминания, хранящие слишком много секретов Великого Изобретателя.

Морверн и Базерат были лишь двумя из целого списка селений, где появились фирексийцы. Пока встречались только тритоны, но Ксанча понимала, что вскоре за ними придут и демоны.

Эфуан Пинкар, впрочем, не принадлежал к этому списку. Крошечное королевство, отделенное от полуострова Гульмани горными перевалами, было настолько далеким и изолированным, что жители остального Терисиара едва ли подозревали о его существовании. Здесь Ксанча меньше всего ожидала встретить фирексийцев.

Впервые обнаружив упоминание об этих землях в древних летописях, Ксанча узнала, что каждый десятый мужчина из Эфуана внешне очень похож на Мишру, каким его описывала Кайла бин-Кроог, и имеет схожий темперамент. Она понимала, что идею столкнуть Урзу лицом к лицу с темноволосым молодым человеком, похожим на его давно умершего брата, нельзя считать гениальной. Но она родилась фирексийкой, а фирексийцы, как постоянно твердил Урза, не обладали богатой фантазией. Сам он, несомненно, был гением, человеком великой силы воли и неисчерпаемого воображения. Если ей удастся свести их, то это самое воображение восполнит все недостатки ее неуклюжего плана.

– А что, если я ошибаюсь? – спросила она у заходящего солнца. То же самое говорил Урза, когда она подталкивала его к действию.

Солнце молчало, и Ксанча сама ответила на свой вопрос: «Если Урза будет продолжать играть в свои солдатики, то Доминария обречена, а если он поверит, что брат вернулся к нему, то, возможно, попытается хоть что-нибудь сделать. В любом случае это будет лучше, чем бездействие».

9
{"b":"771","o":1}