ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Павек верил, что в этом мире есть два места, чье местоположение он не забудет никогда. Квирайт, за его спиной, был одним из них. Мысленным взором он увидел зеленокожую Телами и успокоил биение своего сердца медленными, постоянными ритмами жизни той, которая прожила на Атхасе больше времени, чем Дракон. Другим местом был Урик, и однажды Павек сумел призвать стража Урика, к огромному удивлению Телами.

Согласно традициям друидов стражи были частями мест — лесов, рек, гор и других природных феноменов, но не построенных людьми городов. Павек совершенно не собирался спорить с традициями, но Урик стоял на холме, который также был местом, ничуть не худшим чем роща Телами, и сила, которая выделяла страж Квирайта от более меньших духов пустошей, была рождена поколениями друидов, которые жили и умирали здесь. Павек не был настолько наглым, чтобы равнять уличных червей Урика с друидами, но он таки поднял там стража, и с тех пор не думая знал, где за горизонтом находится великий город.

Путь между Уриком и Квирайтом был в сознании Павека похож на край меча: прямой, острый и без изгибов. Насколько он мог ощущать, сейчас только он один шел по нему; но если и была женщина, которая идет навстречу, они скоро повстречаются.

Тепло испарилось с соли чуть ли не быстрее, чем свет солнца. Они успели зайти совсем недалеко, когда почва под ногами стала холодной, и они были благодарны толстым подошвам своих сандалей. Немного позже, когда небо потемнело и стало темно-фиолетовым, а звезды сравнялись с луной яркостью, Павек услышал звуки, которые он и боялся услышать. Звайн тоже услышал их, и, как и при виде презрения Акашии, он спрятался в полуночную тень Павека.

— Колокольчики Льва, — прошептал мальчик.

Павек проворчал, соглашаясь. Большинство народа, осмелившихся войти в пустыни Пустых Земель, старались не привлекать к себе излишнего внимания как хищников-животных, так и хищников-людей. Совсем иначе себя вели слуги Лорда Хаману. Они везли с собой колокольчики — десятки, даже сотни керамических, каменных или сделанных из редкого металла колокольчиков — которые объявляли всем вокруг о том, что через пустыню едет личный слуга Короля-Льва. За те десять лет, которые Павек провел в приюте, и десять последующих в гражданском бюро, он знал только об одном случае, когда официальный посланец Урика был ограблен и убит.

Лорд Хаману лично возглавил охоту на этих отщепенцев и привез большую часть их — выводок беглых рабов вместе с женами и детьми — обратно в Урик в зарешеченных клетках. Благодя своему всем известному милодердию, Король-Лев мог бы убить этих преступников тысячями разнообразных и ужасных путей, но Король Урика не стал проявлять свое милосердие тогда, когда дело касалось его посланника. Пленники имели столько воды, сколько они хотели, но никакой защиты ни от солнца, ни от Урикитов, и никакой еды, не считая самих себя, так что они одни за другим умерли от голода. Насколько Павек помнил, прошло две пятнадцатые части, прежде чем умер последний, но клетки еще около года висели на стенах города предупреждением для будущих негодяев, пока веревки не сгнили и истерзанные кости наконец-то не успокоились в земле.

Так что Квирайт мог выбирать: или хорошо принимать непрошенных гостей, или страдать от последствий. Павек тяжело сглотнул и пошел дальше.

Руари увидел их первым: его эльфийские предки подарили ему острое ночное зрение и высокий рост, что давало ему преимущество в компании чистокровных людей.

— Кто же они такие? — спросил он не веря собственным глазам, негромко добавив несколько проклятий. — Это не может быть канками.

Но они ими были. Семь канков шли прямо на них, и на всех семерых сидели всадники, одетые в одежду путешественников. А Каши чувствовала только одно сознание, и сумела даже прочитать намерения женщины, когда та оказалась достаточно близко к Квирайту. А это означает, что остальные шесть либо маги и псионики, которые умеют закрывать свои мысли и присутствие, либо темплары, получающие власть Короля-Льва через свои медальоны, а то и осквернители, которые превращают живые растения в безжизненный пепел, чтобы исполнить свои заклинания. Впрочем Король-Лев имел заслуженную репутацию правителя, умевшего предусмотреть все; он мог послать по два представителя каждого сорта.

Хаману определенно принял все меры, чтобы его посланник добрался до цели. Все канки были гигантами своего вида и нагружены мешкми с запасами в придачу к всадникам. Их хитин был покрыт блестящим лаком, сверкавшем в ярком лунном свете, и на каждом из них висело по несколько колокольчиков.

Когда жители Квирайта нуждались во вьючных животных, они нанимали или покупали их у племени Бегунов Луны. Эльфийские пастухи заслуженно гордились своими блестящими черными канками, выведенными за долгие поколения, которые отличались выносливостью и умением приспособиться к любой обстановке. Лорд Хаману, однако, не нуждался в жуках, которые могли бежать целые дни от восхода до заката, а есть только старые сухие кусты. Король-Лев хотел иметь огромных жуков, сильных жуков, таких жуков, которые заставляли любого подумать дважды, прежде чем подойти к ним. И обычно Лев получал, что хотел.

И Павек получит такого, тоже, если вернется в Урик, потому что были специальные жуки, на которых ездили высшие темплары и офицеры высшего ранга из военного бюро. Эта мысль заставила колени Павека слегка задрожать, когда он очутился лицом к лицу с приближающейся группой.

Канки зажужжали, казалось они переговариваются между собой, их высокое жужжание заглушило даже позвякивание колокольчика. Потом они кляцнули своими изогнутыми жвалами, жест, который показался Павеку еще больше угрожающим из-за желтой флюоресцирующей жидкости, которая медленно текла из их ртов на панцирь. Это был яд, один из самых худших в Пустых Землях, и слюна канков вполне могла убить.

Павек вынул меч из ножен и крепко взялся правой рукой за рукоятку. — Во имя Квирайта, кто идет? — громко сказал он.

Темные силуэты на спинах канков не сделали ни одного движения, чтобы придержать или остановить своих животных. Канки продолжали идти. Павек наполовину вытащил свой меч из ножен. — Остановитесь, или я атакую.

— Я не вижу их лиц, — сказал Руари, которому помогало его ночное зрение. — Они все лежат на спинах канков. Не нравится мне это…

Главный канк — естественно самый большой, с такими жвалами, которые могли перекусить человеческую шею одним ударом — обратил внимание на оружие Павека. Его антенны возбужденно задергались, ядовитая слюна полилась изо рта, он присел, перенеся вес на четыре задних ноги.

— Собирается атаковать, — выкрикнул Руари никому не нужное предупреждение.

— Вы находитесь на защищенной земле Квирайта. Мы гарантируем вам наше гостеприимство. Слезайте с канков, — выкрикнул Павек с меньшей властностью, чем он хотел бы услышать в своем голосе. Он полностью вытащил свой меч, но он и остальные оба умрут, если он воспользуется им.

— Слезайте, сейчас!

Канк стал на дыбы, размахивая клешнями на передних ногах. Дыхание Павека замерзло в его горле, потом, к его полному удивлению, молчаливый и неподвижный всадник свалился на землю, как мешок с камнями. Это был тот самый сигнал, которого ждал Руари. Он не собирался, как дурак, использовать заклинания друидов для соревнования с всадниками, управляющими своими животными, но если канков никто не контролировал, он знал заклинания.

Павек почувствовал, как его сердце подпрыгнуло, когда Руари призвал силу стража. Молодой друид прошептал несколько слов — чтобы придать силе нужную форму и направить ее — и создал связь между собой и жуками. Главный канк, уже без всадника, опустился на все шесть ног, клацая хитином и колокольчиком, а Руари уже водил в воздухе руками, успокаивая животных. Одни за другим канки начали повторять его движения своими антеннами. Потом удары жвал друг о друга замедлились и остановились, сердитое жужжание стихло.

— Отличная работа! — воскликнул Павек, ударяя в плечо Руари с такой силой, что тот не удержался на ногах и упал, зато когда полуэльф снова поднялся на ноги, его лице освещала широкая улыбка. Павек поздравил сам себя, что он еще помнит, как выразить тонкости дружбы, как если бы он сам был Руари, который спас их жизни.

21
{"b":"772","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Есть, молиться, любить
Администратор Instagram. Руководство по заработку
Как бы ты поступил? Сам себе психолог
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Города под парусами. Рифы Времени
Я супермама
Подарки госпожи Метелицы
Гид по стилю
Правила выбора, или Как не выйти замуж за того, кто недостоин