ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Собственно говоря Павек вообще не мог сказать им ни слова. В добавок к двум мужчинам, толкавшим тележки, половина взрослого населения Модекана шла за ними, и каждый из них в полной мере старался найти справедливость или подать жалобу чуду из чудес, самому высшему темплару. Они обещали все, что только могли, предлагали свою службу на пятнадцатую часть, на сезон, или вообще на все года своей жизни, лишь бы он объявил себя их покровителем. Одна молодая но созревшая женщина предложила себя в жены, обещая много сильных сыновей для продолжения его знатного рода; трое у нее уже было, от мужчины, от которого она ушла, того самого мужчины который, в свою очередь, предложил себя на должность водяного слуги на десять лет и один день.

Он сказал, что подумает об этом, и положил маленький камешек с вытесненным на нем ее именем в кошелек, висевший на поясе. Еще один, более старый Модеканин, дварф с висящим ухом и покалеченной ногой, немедленно занял ее место, а Павек бросил взгляд на Матру, Руари и Звайна и со злорадством убедился, что на них тоже напали и все трое выглядят совершенно подавленными. Он обругал себя дураком, и обрадовался, что рядом нет Телами и она не видит всю эту суматоху, которую он устроил одним своим появлением, но тут дварф напал на него.

Оказалось, что дварф знает место, глубоко в пустыне, где песчаный шторм засыпал богатый караван, убив всех, кроме него одного. В течении двадцати лет он хранил тайну этих сокровищ, но теперь, если Лорд Экриссар даст ему всего двадцать золотых монет — для найма людей, запасов и инексов, которые доставят сокровище обратно в Урик — дварф охотно разделит с Лордом Экриссаром этот невообразимый клад.

Милосердие Хаману! Да они похоже считают его еще большим дураком, чем он был на самом деле.

Павек все больше сердился на себя и на назойливого дварфа, пока крыши и стены города не появились на горизонте. Он даже не подозревал, как ему не хватало Урика — он даже думал, что он совершенно забыл о нем — но вспышки солнечного света на желтых стеклянных глазах Короля-Льва, вделанных в величественные стены, отдались холодной дрожью восторга в его позвоночнике. Его тело стало сильнее, он пошел легче, чувствуя как жизненная сила Урика вливается в его ноги, хаотические ритмы разумной жизни, так отличной от медленной упорядоченности рощ Квирайта. Дварф немедленно отстал, как только Павек прибавил шагу. Возможно жестоко использовать более короткий шаг дварфа, но не несправедливо, в точности как Король-Лев, чьи гигантские портреты украшающие стены звали его домой.

Его бывшие начальники по гражданскому бюро ожидали их у южных ворот. Они то помнили его имя. По меньшей мере некоторые из них с радостью продали бы его Экриссару, если бы представилась такая возможность, чтобы получить сорок золотых. Зато теперь они заявляли, что он один из них, и гнали Модекан как словами так и палками, пока четыре путешественника не оказались одни внутри стен города.

— Всемогущий Лорд ожидает тебя, Великий, — сообщил Павеку старший инспектор южных ворот. — Мы послали слово во дворец, как только прибыл гонец из Модекана. — Манип — он показал на юношу с льняными волосами, носивший на рукаве нашивки регулятора, которые были так хорошо знакомы Павеку — ждал в коридоре. Он видел гонцов, посланных в квартал с ключами от твоего дома.

Инспектор сделал паузу, как если бы ему было что еще сказать и, как если бы было чистой случайностью, его рука с открытой вверх ладонью очутилась между ними. Темплары, стоявшие у ворот, не могли ничего требовать от высшего темплара, но Манип пошел на немалый риск, подслушав и подсмотрев то, что случилось во дворце. Павек порылся в своем кошельке; полезно знать, что есть и где спать, хотя это и зловещее предзнаменование. Он положил необрезанную керамическую монету в руку инспектора. Она мгновенно исчезла в рукаве темпларе, но больше информации не последовало, и Павек не был уверен, что Манип получит свою долю награды.

— Должен ли я сопровождать вас во дворец, Великий? — спросил инспектор.

Пааек понял, что тот ожидает еще одного вознаграждения, когда они будут около ворот дворца. Ему понадобилось какое-то время чтобы вспомнить, что теперь он высший темплар и ему не нужно награждать ни этого человека, ни любого другого. Никто не может заставить его принять службу, которую он не хотел принимать.

— Я знаю дорогу, инспектор, — твердо сказал он, упиваясь звуками своего голоса. — Твое место здесь. Я не хочу мешать тебе исполнять свой долг. Пускай Манип отведет эту тележку с вещами к моему дому. — Таким обрразом он мог бы наградить того, кто действительно рисковал, подслушивая во дворце, и заодно избавиться от вещей. Другая тележка с подушками, в которой раньше сидела Матра, был уже на пути в Модекан.

— Дворец, Великий? — тон инспектора резко изменился. — Всемогущий Лорд извещен о вашем близком прибытии. Он ожидает вас и ваших спутников.

— Тебя это не касается, инспектор, — Павек сделал свой голос холодным до предела. Потом он улыбнулся той самой темпларской улыбкой, и его шрам задергался.

Трюки высших темпларов легко приходили к нему. Он может легко привыкнуть пользоваться властью, если не будет аккуратен. Отвращение уже увеличилась в нем, как тогда, когда ему предложили дать взятку и он дал ее, ничего удивительного, но и как тогда, когда он отказался дать ее, а вот это сюрприз.

Он послал тележку, Месипа, и три куска керамической монеты в квартал темпларов, а затем повел своих товарищей в глубь города, где они растворились в густых толпах народа.

— Ты слышал, что он сказал? — спросил Звайн, когда они присели отдохнуть во дворике пустого магазина. — Колеса Судьбы, Павек — Король Хаману положил на нас глаз. Мы покойники, если не поторопимся во дворец!

— И что мы там будем делать? — возразил Павек. — Ляжем на живот и будет обтирать им пол, пока он не скажет, что делать дальше?

Звайн не сказал ничего, но судя по выражению его лица именно этим он и собирался заниматься.

— Матра, ты можешь показать нам дорогу к резервуару? — повернулся к ней Павек. — Я хочу посмотреть на него своими глазами, прежде чем мы отправимся во дворец.

Он отпрыгнула назад, тряхнув головой как дикий зверь.

— Если мы собираемся поохотиться на Какзима, надо начать оттуда, где его видели в последний раз.

— Лорд Хаману… — запротестовала Матра.

Но Павек оборвал ее. — Не знает всего, что случается в Урике. — Это были опасные слова, еретические, но правдивые, иначе Лаг никогда не стал бы гулять по городу. — Ты сможешь провести нас? Я не хочу идти во дворец с пустыми руками.

— Там только смерть. Кровь и трупы. Я не хочу возвращаться обратно. Я не пойду обратно. Отец, Мика, они все еще там.

Ребенок, напомнил себе Павек. Семилетний ребенок, который пришел домой утром и обнаружил, что вся его семья зарезана. — Тебе не надо идти с нами до конца, Матра. Доведи нас до такого места, откуда мы уже доберемся сами. Звайн останется с тобой-Нет уж! — запротестовал мальчишка. — Я пойду с тобой. Я не боюсь пары-другой трупов.

Зато он боялся Матры. Это началось еще на Кулаке Солнца и теперь страх кипел в нем, когда они оба вернулись в Урик, где они познакомились в Доме Экриссара и у них были общие воспоминания, о которых Павеку не хотелось даже думать. Он бросил быстрый взгляд на Руари. Из всех них полуэльф выглядел самым взволновалным. Руари не знал о городах почти ничего, а то что знал было не слишком приятно. Когда Манип увозил тележку с вещами, Руари достал оттуда свой посох и сейчас вцепился в него обеими руками. Остальное его тело двигалось почти не переставая, он вздрагивал чуть ли не при каждом звуке. Ну что ж, пришло время проверить утверждение, что полуэльф будет самым надежным из всех его спутников.

— А ты сможешь остаться с ней, Ру?

— Да, — ответил Руари, и тут же уставился на крышу соседнего дома, где что-то тяжело стукнуло.

— Тогда, Матра — веди нас покуда сможешь, а Руари останется с тобой, пока я и Звайн не вернемся обратно. — Не имеет значения, что он доверяет скорее чувству улицы Матры, чем Руари; Матра сможет защитить их обоих.

33
{"b":"772","o":1}