ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Женщина отреагировала на боль и на собственную теплую красную кровь, капли которой сочились по ее одежде, не больше, чем на слова командора, но это зрелище было уже слишком для того мужчины, который стоял на коленях рядом с ней. Он прыгнул на ноги.

— Пожалейте ее, и я отведу вас в нашу деревню, — сказал он на чистейшем уличном языке Урика.

Его товарищи халфлинги, включая женщину, чью жизнь он пытался спасти, посыпали быстрыми словами на своем щелкающем птичьем языке. Женщина получила еще один надрез на шее; на двух оставшихся халфлингов посыпались сильные удары рукоятками мечей. Темплары не терпели в других того предательского поведения, которое они с таким успехом практиковали в своей среде.

— А белокурый халфлинг со шрамами? — спросил Джавед.

Предатель развел руками. — Такого не знаю.

Длинная рука Джаведа махнула, халфлинг получил могучую затрещину и полетел на своих возмущенных товарищей.

— Мы знаем, что он прошел здесь, — прогрохотал командор. — Я узнаю правду, из твоего рта или из ее. — Он потряс свитком, который все еще держал в правой руке и опять начал читать слоги.

С рукой, прижатой к окровавленному рту, халфлинг бросился на колени перед Командором Джаведов. — Великий, — выкрикнул он в ужасе, — в деревне нет такого мужчины. Клянусь чем угодно.

— Что вы думает, Лорд Павек? Говорит ли он правду?

Все глаза повернулись к Павеку, который почесал щетину, отросшую за это время на подбородке, прежде чем спросить, — В каком направлении ваша деревня?

Радуясь, что есть вопрос на который он может ответить, халфлинг показал направление, в котором они и так шли, но относительно его правдивости… Павек опять почесал подбородок. Халфлинги были редкостью в Урике, среди темпларов, например, не было ни одного из них. Он мог бы пересчитать всех, которые знал, на пальцах одной руки, и еще оставался большой палец для Какзима. Для него самого лица халфлингов были совершенно непроницаемы. Мужчина-халфлинг перед ним мог быть в возрасте Звайна, его самого, а может и также стар, как Джавед; он мог говорить абсолютную правду, а мог и врать через оставшиеся зубы.

Единственное, в чем Павек был совершенно уверен, так это в том, что жизнь этого халфлинга находится на кончике его языка. Он взглянул на Джаведа; лицо командора было также непроницаемо, как и лицо халфлинга. В конце концов Павек решил положиться на надежду, а не на логику.

— Что касается деревни, он сказал правду. А о другом, — следуя примеру камандора Павек не назвал имя «Какзим» вслух, — обыкновенные жители иногда не знают ответа на важные вопросы. — Судьба свидетель, он сам жил в невежество большую часть своей жизни. — Мы поговорим со старейшинами, когда будем там.

Джавед наклонил голову. — Воля ваша, Лорд Павек. — Он скомкал свиток, который читал и тот исчез вместе со вспышкой серебряного света.

Деревня, к которой привел их захваченный в плен халфлинг, была недалеко. Если бы они были в пустыне, а не глубо в лесу, темплары решили ли бы, что здесь их может ждать засада. Впрочем без леса не могло быть засад, и никаких домов халфлингов, разумеется. Халфлинги жили в огромных раскидистых деревьев, окружавших тенистую, покрытую мхом поляну. Некоторые из их домов, вырезанных в стволах деревьев, были настолько стары, что дерево вылечило себя, нарастив новую кору. Деугие дома были устроены на ветках: прямо как насесты. Все дома выглядели живыми и старыми, и все были настолько малы, что даже дварфу в них было бы неудобно.

Крошечные грубые лица — дети халфлингов — выглядывали из покрытых мохом окон, в то время как все мужчины и женщины деревни собрались на поляне, с оружием наготове. Дуэт поющих халфилингов появился между темпларами и встревоженными жителями деревни. Один из темпларов перевел:

— Наши товарищи рассказали, что у них не было выбора; вы бы всех их убили и получили информацию от их трупов. Старейшины находятся в центре, они говорят от имени деревни и они хотят знать, почему вы пришли и что ищете.

Командор Джавед кивнул головой. Отчетливо выговаривая слова на диалекте Урика так, чтобы старейшины могли его понять, он сказал, — Мы идем по следу предателя-халфлинга, он привел нас в эту деревню. Это мужчина с белыми волосами и шрамами раба на щеках. Если вы немедленно выдадите нам его и дадите противоядие от яда, которым ранен наш товарищ, мы немедленно уходим. В противном случае мы разрушаем деревню и убиваем всех, кто в ней находится, один за другим. Дети первые.

Когда старейшины запротестовали на всех возможных диалектах, что у них нет ни противоядия, ни халфлинга со шрамами на шеках, Командор Джавед обратился к Павеку.

— Милорд? — спросил он самым холодным голосом, какой только может быть у эльфа.

Павек опустил вниз меч, который он держал наготове с момента начала переговоров. Он вынул волос халфлинга и дал ему свободно повернуться, а заодно дал старейшинам немного времени чтобы обдумать свою глупость — может быть они и отличные бойцы для своего роста, но против манипулов Джаведа шансов у них нет. В первый раз за все время волос показал в другом направлении, почти перпендикулярном к тому, которым они шли с самого Кело. Халфлинги, которые видели этот маленький кусочек загадочной магии Пустых Земель, были впечатлены, но мнения не изменили.

Старейшины повторили, что у них не существует противоядия против яда, которым халфлинги смазывают кончики стрел. Женщина-темплар умрет не просыпаясь. И нет никакого халфлинга с белыми волосами и шрамами раба на щеках в этой деревне, и в любой другой. Разве темплары не знают, что любой халфлинг скорее умрет, чем станет рабом?

Столкнувшись с такой непримиримостью, Павек не мог сделать ничего, чтобы спасти их или их деревню. Он встретился глазами с командором и кивнул. Джавед пролаял команды своим манипулам:

— Первый манипул с мечами наголо окружает вооруженных взрослых и старейшин, уже собравшихся на поляне. Второй собитает пылающие головни из очагов и поджигает деревянные дома халфлингов — и будет наготове, чтобы бросить детей халфлингов в огонь, как только они попытаются вырваться из пылающих хижин.

Когда темплар-человек схватил первого ребенка, волосы и одежда которого были в огне, бросившегося к своим родителям, вооруженные халфлинги бросились на своих врагов в отчаянной попытке спасти своих детей.

Но у темпларов были приказы; кровавая бойня уже шла в своему следующему неизбеждому этапу, но как только кровь начала течь:

СТОЙТЕ!

Это была отчаянная псионическая атака против всех, как темпларов так и халфлингов, невидимые и неслышимые крики были, по своему, громче, чем крики халфлингов или треск пламени. Она отдалась в сознание Павека, и достаточно громко, чтобы убедить его отступить и прекратить грязную работу, убийство халфлингов. И не только он один отступил: большинство темпларов тоже опустили свои мечи и отступили без колебаний, некоторые нет, и даже сопротивление халфлингов ослабело.

Паддок! Еще один Невидимый крик, на это раз сопровождавшийся образом, в котором Павек узнал свое собственное лицо. Заставь их остановиться Паддок! Я дам тебе то, что ты хочешь.

Второе лицо появилось перед мысленным взглядом Павека, лицо покрытое тонкими, похожими на паутину шрамами, лицо, окруженное спутанными космами темно-коричневых волос, лицо, которое он никак не мог узнать, пока не вгляделся в глаза.

Глаза черные, как бездонные щели, глаза бесконечной ненависти и сумашествия.

Глаза Какзима.

— Остановитесь! — завопил Павек. — Джавед! Командор! Отдай приказ остановиться! Сейчас!

На какое-то мгновение он даже не был уверен, что командор подчинится его приказу, но Джавед остановил удар меча до того, как он снес голову халфлинга с плеч, а как только командор остановился, другие темплары последовали его примеру.

Из-за кустов, окружающих деревню, выщел халфлинг — как раз из того направления, куда указывал волос. Его волосы были белые, а лицо темное, но это был не Какзим, и отметки, покрывавшие его лицо, были не шрамами раба, но кровавыми обетными рубцами.

70
{"b":"772","o":1}