ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Навещаем Хошаля в госпитале. У его койки и дверей палаты круглосуточно дежурят два автоматчика, — принц успел отдать приказ своим подчиненным ликвидировать все командование оперативного полка вместе с советниками. Он, конечно, погорячился. Мы здесь абсолютно ни при чем. Однако, наше руководство забило тревогу:

— Хрен с ними, с несколькими советниками, хуже будет, если потеряем Кандагар!

Принца нельзя убивать, нужно успокаивать. Его тут же с двумя верными женами спецрейсом отправляют в Сочи. С собой он взял два мешка денег: один с долларами, другой — с чеками «внешпосылторга».

Справедливости ради нужно отметить, что папаша-король публично осудил выходку своего неразумного отпрыска. По возвращении из Союза, принц вернулся в свою вотчину, в Кандагар. Однако родственники убитых боевиков наехали на принца. Тот удрал за кордон. Вскоре он прислал одному из советников КГБ слезливое письмо, приглашал к себе в… Пакистан.

Хошаль оклемался быстро. Удивительно, что 9 мм пуля Макарова прошла навылет между трахеей и сонной артерией, не зацепив жизненно важных нервов, сосудов и скелета.

Рашид оказался в дурацкой роли кровного врага своего вчерашнего друга и собутыльника. Нужно готовиться к разборке.

Подельники

Застаю в кабинете Рашида двоих незнакомых советских офицеров. Это новый командир Кабульской роты спецназа с заместителем. Дело в том, что ГРУ-шные офицеры довольно часто пользовались оперативной информацией, поставляемой Рашидом. Знакомимся. Я приглашаю их всех к себе в гости. Уже давно обещал угостить афганского друга пикантным блюдом: конской колбасой и бешбармаком. Гудим всю ночь. Наутро Рашид улетает на отдых в Союз. Через месяц, по возвращении в Кабул, прямо у трапа ему надевают наручники. Арестованы и советские офицеры. Оказывается, Рашид, чтобы отомстить своему кровнику, решил попользоваться услугами новых друзей. Ночью братва в масках с бесшумными пистолетами перелезла через забор виллы и кого-то там пристрелила. Армейцы сдуру прихватили магнитофон, который и стал основной уликой их деяния.

Рашид сидит в афганской тюрьме. Советские офицеры — на гауптвахте. Я навестил последних. Свидание организовал военный прокурор. Мы приехали к ребятам с их однокашником по Рязанскому десантному училищу, командиром Пагманской сторожевой заставы Сашком и подружкой ротного. Посидели у них в камере. Угостили. Потом, оставив ротного с девчонкой, вышли за ворота покурить. Я неудачно успокоил ребят:

— Прокурор сказал, что «вышку» вам заменят на срок от 4-х до 10 лет строгого режима.

У «зеков» вытянулись физиономии: они так долго сидеть не собирались.

Глава 5. Полигон в душманском районе

У меня появились новые проблемы: на территории полкового стрельбища афганцы затеяли строительство казарм. Пару раз я им выбивал нечаянно стекла взрывами. А стекла здесь очень дорогие. Тыловик 5-го Главного управления МГБ обливается горючими слезами. Делать нечего, придется подыскивать новое место для полигона. Вскоре нашел. Очень удобно: справа склон горы, слева крепость, спереди «зеленка», сзади русло реки. Единственный недостаток — этот район по-прежнему числится за моджахедами. Был забавный эпизод, когда мои курсанты возятся под скалой, а в сотне метров за нашими спинами бородатые «духи» рубят деревья на дрова. Их автоматы прислонены к стене крепости. Я посылаю к ним безоружного бойца предупредить, что сейчас будем взрывать и стрелять, пусть не беспокоятся. Да какие же это «духи»? Обыкновенные местные крестьяне. Меня они уже давно знают как облупленного. Не скажу, чтоб шибко любили, но вынуждены терпеть. Наша наглость их просто шокирует.

Тему «засада» отрабатывают одновременно три учебные группы, в трех разных местах: на склоне горы, в «зеленке» и в русле реки. Я пошел на такой шаг не от хорошей жизни, а для того, чтобы контролировать ход занятий. Преподаватели-полковники пока еще в роли статистов. Чтобы вытащить их на полигон, приходится хитрить. Например, утром сажаю их всех в свою машину, по дороге покупаю ящик «Кока-Колы», сигареты и везу к месту проведения занятий. Курсанты выдвигаются туда пешком через «зеленку». Пока они прибудут, обсуждаем с полковниками, что нам сегодня предстоит делать. Они мне помогают поддерживать дисциплину и учатся сами. После занятий у меня как всегда находятся неотложные дела, и бросив их, уезжаю один. Обратно в расположение школы они возвращаются вместе с курсантами, продираясь через кустарник, рискуя напороться на мину или схлопотать пулю. Это чтобы служба им медом не казалась.

Засада на склоне горы

Четыре противотанковые мины с интервалом 10 метров закапываются в 2–3 метрах выше тропы. Связывается взрывная сеть из 50-метрового отрезка детонирующего шнура. Свободный конец шнура в руках курсанта, который прячется за камнем. Подрыв мин производится с помощью гранатного запала. Остальная группа располагается ниже тропы. Когда появится противник, подрывник выдергивает кольцо: щелчок! Через четыре секунды взрыв! «Духов» ударной волной просто сдует с тропы прямо в объятия группы. На всякий случай пара снайперов прикроет группу с дистанции 200–300 метров.

Мы с преподавателями наблюдаем за действиями курсантов, прячась за деревьями. Страшный удар! Летят осколки камней. Хлопки выстрелов снайперов. Все кончено. Я высовываюсь из-за дерева. В трех метрах от себя на земле вижу гранату РГД-5. Мать вашу так! Оказалось, сержант-инструктор проявил инициативу, и возле противотанковой мины примотал к детонирующему шнуру ручную гранату. Мощным взрывом ее отбросило буквально нам под ноги. Слава богу, погнуло запал и боек ударника не наколол капсюль. Граната, пролетев около 150 метров, не взорвалась. Собираю группу и показываю на нее, объясняю что случилось. Это тоже урок. Курсанты спрашивают, что делать с гранатой:

— Может, расстрелять из автомата?

— Зачем? — я беру ее в руки и откручиваю запал.

— А она могла взорваться у Вас в руках?

— Нет. Даже если граната бы щелкнула у меня в руках, в запасе четыре секунды, чтобы забросить ее подальше.

Засада в «зеленке»

Узкая тропинка, рядом вьется арык с водой. Вокруг густые заросли. Дальше нескольких метров ничего не видно. Тропинка петляет и исчезает за поворотом. Засада в лоб! 50-метровый отрезок детонирующего шнура, к нему через каждые 5 метров привязывается ручная граната, всего десять гранат. Все это укладывается в арык с водой и маскируется сверху травой. Подрыв будем осуществлять на этот раз с помощью электродетонатора. Кольца гранат выдергиваются. Их спусковые рычаги удерживаются с помощью шпагата, обмотанного через шнур. Подпустив поближе головной дозор противника, подрывник нажимает кнопку. Взрыв! Как поступит нормальный боец, если рванет в полуметре от его ноги? Естественно, упадет на тропинку. Если даже моджахеды быстро опомнятся и начнут вертеть головами по сторонам, будет поздно: вокруг валяются гранаты.

Треск разрывов гранат! Теперь нашему пулеметчику следует прижать к земле оставшихся «духов» длинными очередями по кустам, пока подрывник улепетывает со всех ног!

Поскольку в «зеленке» головной дозор движется на расстоянии видимости (5-10 метров) от ядра колонны, мы своими минами-гранатами обязательно зацепим от пяти до семнадцати «духов». Трофеи нам ни к чему. Наша задача врезать им как следует, чтобы больше по нашей улице не гуляли. В учебных целях используем гранаты РГД-5. В боевой обстановке придется ставить Ф-1. Радиус сплошного поражения Ф-1 составляет 3,7 метра. Для верности уменьшим до 2, 5 метра. Поэтому если через каждые пять метров в колонне противника, даже распластавшейся на земле, взорвется по гранате — мало не покажется.

Испытания на полигоне показали, что детонирующим шнуром можно забрасывать гранаты Ф-1 на расстояние от 0,5 до 15 метров.

Засада в русле реки

В условиях афганского бездорожья, автомашины обычно ездят по руслам пересохших рек. Поэтому мину устанавливаем между двух валунов на сужении дороги. Автотранспорт лучше бить противотанковыми минами или зарядами взрывчатки. Танки и БТР — кумулятивными зарядами под днище.

49
{"b":"774","o":1}