ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Топ-менеджер: Как построить карьеру в международной корпорации
Возвращение
Предсказание богини
Пустошь. Континент
За них, без меня, против всех
Мир вашему дурдому!
Разбитые окна, разбитый бизнес. Как мельчайшие детали влияют на большие достижения
Кодекс Прехистората. Суховей
Уроки соблазнения в… автобусе
Содержание  
A
A

— Кажется, ты собираешься поступать в военно-политическую академию имени Ленина? А когда ты был последний раз на боевых? — продолжаю я.

На следующий день Явор возглавил батальон, отправляющийся на плановую операцию.

Через три дня, вечером сижу на крыше КПП свесив ноги. Курсанты полковой школы играют в альпинистов-парашютистов: карабкаются на стену, бегут по ее гребню и спрыгивают вниз на песок с высоты примерно трех метров. Батальон возвращается с боевых. Запыленные машины останавливаются у ворот. Пехота спешивается.

Солдат загоняют в глубокий карьер неподалеку от нас. Явор сверху произносит пламенную речь! Этот спектакль устроен явно для меня.

— Академии тебе все равно не видать, — думаю про себя.

Глава 8. Террористы Афганского Президента

Тыловые страсти

В 1988 году в 5-м главном Управлении МГБ было создано самостоятельное 59-е (военное) управление, которое возглавил мой старый друг генерал Сыдык. Старшим советником к нему назначен полковник Иванов. Я перешел к нему в подчинение. 59-е управление курирует все территориальные оперативные батальоны МГБ Республики Афганистан. Работы — непочатый край. Нужно заниматься не только обучением батальонов, но и материально-техническим обеспечением и боевым задействованием. Видимо? нужно немного остановиться на тыловых проблемах. Афганские силовые министерства подпитывались оружием и боеприпасами по каналам аналогичных советских министерств и ведомств. Не знаю? по чьей вине, но за все девять лет войны мы так и не сумели толком наладить нормальное снабжение 5-го УМГБ. Мы с завистью наблюдали, как выкатывает на боевые полк Царандоя: колонна новеньких автомашин ЗИЛ-131 с добротно экипированными солдатами в стальных касках, в арьергарде-грузовики с полевыми кухнями, сухим пайком и дровами. Оглядываемся на свое войско и видим невообразимую картину: впереди единственный уцелевший БТР-60ПБ, за ним — трофейный автобус «Мерседес», громадный КРАЗ, несколько ГАЗ-66. С техники гроздьями свисают бойцы в самой живописной одежде. Но зато на крыше автобуса под развевающимся знаменем гордо восседают разведчики, а на всю округу из магнитофона «Шарп-777» гремит воинственная афганская песня! Впрочем, воевали наши подопечные неплохо, о чем свидетельствует большое количество трофеев.

Нехватка патронов уже давно приняло хроническую форму. Вот опять нечем воевать и придется идти на поклон к советникам МВД. Прихватив литр жидкой валюты, заезжаем в их резиденцию:

— Братаны, одолжите до следующей получки два миллиона патронов!

— Ты же в прошлом месяце одалживал и до сих пор не рассчитался?

— Это было давно и неправда…

— Ладно, наливай. Поможем родному КГБ.

С аналогичными просьбами приходилось обращаться и к армейским советникам.

Идея министра безопасности

Однажды Сыдык как бы между прочим поведал о том, что получил устное распоряжение министра МГБ сформировать подразделение по борьбе с терроризмом. Меня это несколько озадачило. Почему министр отдал устное распоряжение? Уж чему, а бюрократизму афганских партнеров мы научили. Ни одно даже маломальское решение без бумажки сверху не обходилось. И потом уже девять лет МГБ и МВД Афганистана борются с бандитизмом и терроризмом. Чего им еще надобно? Поделился мыслями с Ивановым:

— Видимо? партнеры, в связи с предстоящим выводом Советской армии хотят иметь в своем распоряжении универсальное специальное подразделение, способное заниматься как контртеррором, так и… террором! Может случиться так, что завтра в Кабуле власть перейдет к коалиционному правительству, сформированному из представителей минимум восьми политических партий, в том числе семи оппозиционных. Все они захотят разместить в городе собственные вооруженные отряды. Если между ними вдруг вспыхнет крупная драка — Кабулу конец. Поэтому лучше заранее договориться об ограничении военного присутствия в городе численностью до батальона. Политические разборки между партиями тогда в основном приобретут характер тайной войны.

Иванов соглашается и дает мне санкцию заняться этой проблемой. Но не все так просто. Восток — дело тонкое. Сперва договариваюсь с генералом Сыдыком о двух лекциях для руководящего состава управления. Тема и содержание занятий секретны, записывать ничего нельзя. Первая лекция посвящена тактике диверсий и террора, вторая — контртеррору. Сыдык доволен, теперь он знает? что делать? и отправляется на доклад к министру.

Через некоторое время министр МГБ обращается к руководителю Представительства КГБ с просьбой подключить товарища Бека к этой работе.

Наш главный начальник спускает указание шефу. Шеф отдает мне официальное распоряжение. Теперь все нормально, тылы прикрыты. Можно приступить к работе.

Представляю Сыдыку оргштатную структуру спецбатальона, для конспирации названного учебным. Генерал считает, что батальон следует включить в состав формируемой Президентской гвардии: и к верхам поближе и зарплата в пять раз выше. О'кей! Теперь главное определиться с кандидатурой на должность комбата. После долгих дебатов останавливаем свой выбор на заместителе командира оперативного полка Хошале. Сыдык просит предусмотреть в Гвардии генеральскую должность для него самого. Согласен. В структуру Президентской гвардии врезается еще один кружочек: место для генерала, заместителя командующего по «общим вопросам», который будет курировать один-единственный «учебный» батальон! Иванов утверждает это решение как вполне разумное.

Президентская гвардия

Президентская гвардия Наджибуллы в первоначальном проекте должна была насчитывать 17,5 тысяч бойцов. По сути это был полнокровный армейский корпус, состоящий из 5 бригад: трех боевых, одной охранной и одной обеспечения.

Как известно, в КГБ командиров и советников корпусов не готовят. Это прерогатива военного министерства. Поэтому в Представительство КГБ пригласили военного специалиста из аппарата Главного военного советника по фамилии, кажется, Филатов. Ознакомившись со структурой гвардии, генерал-майор Филатов возмутился. Он не мог взять в толк, зачем нужен какой-то учебный батальон с генералом-куратором, когда штатами и так предусмотрен целый учебный полк?

На что полковник Иванов спокойно пыхнул сигаретой:

— А Вам, товарищ генерал, и не надо этого понимать. Занимайтесь, пожалуйста, своим делом.

Хошаль

Поздно ночью в дверь моей квартиры постучали. Пришел Хошаль. Пока жена собирала на стол, мой друг обиженно молчал. Наконец не выдержал:

— Товарищ Бек, что я тебе плохого сделал, почему ты сослал меня в учебный батальон?

Выясняется, что ему предлагают генеральскую должность командира корпуса Гвардии, а тут такое унижение. Как же князь Хошаль посмотрит в глаза своим соплеменникам?

Разворачиваю перед ним структуру батальона, и начистоту рассказываю о его истинном предназначении. Числиться в Гвардии он будет исключительно из-за высокой зарплаты. Во всем остальном — совершенно самостоятельное подразделение. Может случиться так, что в день «Х» будет подчиняться лично Президенту, минуя Сыдыка и даже командующего.

Подразделение будет состоять из управления батальона и трех рот: спецназначения, транспортно-технической и учебной. Численность — 350 бойцов. В роте спецназ — 9 групп по 16 человек. Группа разбита на 4 экипажа по 4 бойца. Каждый экипаж получит по автомашине «Джип», на которые будем ставить тяжелые виды вооружений. В группе — ДШК, АГС-17, безоткатное орудие, 82-мм миномет. Кроме того имеется: ПКС, СВД, бесшумные автоматы, РПГ-7, огнеметы «Шмель», минно-взрывные средства, радиостанции, АКМ, пистолеты и т. д. Короче говоря, на каждого бойца приходится по несколько разнообразных стволов, предназначенных для выполнения конкретных задач. Одних «Джипов» в батальоне 36 штук.

Хошаль сопит, но еще не сломлен:

— А как же со званием? Ведь я уже давно хожу в полковниках.

51
{"b":"774","o":1}