ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женя
Я очень хочу жить: Мой личный опыт
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
#INSTADRUG
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Как разговаривать с м*даками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни
Дети мои
О тирании. 20 уроков XX века
Содержание  
A
A

Вскоре в Киргизии был принят закон о праве ношения огнестрельного оружия, который произвел фурор во всем Союзе. Однако Кулов для этих целей приобрел в Москве крупную партию пистолетов ТТ, что было совершенно недопустимо. ТТ является одним из самых мощных пистолетов в мире, его пули свободно пробивают легкие бронежилеты. Этими стволами в первую очередь обзавелись крупные чиновники. Тут же на черном рынке резко возросли цены на патроны к ним. А через некоторое время закон об оружии отменили. Как поступили с розданными пистолетами — не знаю.

Глава 6. Перевод в органы безопасности Киргизии

В начале 1992 года на имя начальника ПГУ пришла телеграмма за подписью Председателя КНБ Киргизии Анарбека Бакаева с просьбой откомандировать меня в республику. Вопрос перевода был заранее согласован. Тепло попрощавшись с коллективом КУОСа, первого февраля я прибыл на новое место службы. В республике произошли кадровые изменения. Министр Внутренних дел Феликс Кулов стал Вице-президентом. В органах безопасности сменились все зампреды. Мне следовало завершить начатую еще осенью работу по Национальной гвардии, по батальону спецназначения МВД «Беркут» и группы спецназ комитета национальной безопасности. Поэтому договорились с Председателем КНБ, что пару месяцев я буду находиться в резерве кадров. Выделили отдельную комнату с компьютером. Кроме этого помещения у меня было еще два рабочих места: в «Белом доме» и в МВД. Некоторые ребята-комитетчики, видя мои высокие связи и независимость поведения, пророчили должность зампреда. Однако идеальной была бы должность помощника Вице-президента по вопросам безопасности. В этом случае я мог бы курировать Национальную гвардию и подразделения специального назначения КНБ и МВД, заниматься их обучением, вооружением, разработкой оперативных планов боевого задействования.

Два месяца пролетели быстро. Зампред КНБ пригласил на беседу и предложил должность командира группы спецназначения. Я отказался:

— Староват я для этого. Командиром лучше назначить молодого, энергичного капитана. Я бы его поднатаскал в течение года, а там можно и на покой.

Зампред обиделся. Я тоже. Работа в других оперативных подразделениях мне была не интересна. Написал короткий рапорт с просьбой отправить на пенсию, поскольку со льготными исчислениями у меня уже набежало 20 лет и 9 месяцев выслуги. К рапорту приложил две страницы с объяснительной запиской с мотивами такого решения. Отметил, что в течение года привозил из Москвы в республику шесть ведущих специалистов Союза по линии спецназа и новейших систем вооружений, организовал три учебных сбора, подготовил несколько методических пособий и учебных видеофильмов. Однако у меня сложилось впечатление, что это никому не нужно.

Мой рапорт был удовлетворен.

Старый кадровик Токон Туйбаевич, оформлявший меня когда-то в органы, сокрушался:

— Эх, сынок, молод ты еще, горяч. Жизни не знаешь! На твоем месте бухнулся бы в ножки Председателю, попросился бы начальником райотделения в родную Кировку. Тамошняя обстановка тебе знакома, Полковника тебе не нужно, выслуга есть, получил бы хорошую квартиру, приватизировал. Служебная машина имеется, уважение районного начальства обеспечено, работа непыльная. Завел бы стадо овец, подкармливал бы детей и внуков, проживающих в Москве. Получал бы сверх зарплаты половину пенсии. Чего еще надобно?

— А кто будет Родину спасать?

— Ее уже никто не спасет.

Бывший начальник разведки Эрик Чинетович, направлявший меня на учебу в Балашиху, был несколько иного мнения:

— Вообще-то ты прав. Пока молод и есть порох в пороховницах, нужно дерзать. Молодец, так держать, спецназ! Еще успеешь насидеться на пенсии. Не бери с нас пример.

Начислили мне пенсию 870 рублей, в то время как в Москве я получал бы 2000.

И тогда я попросил кадровиков переслать мои документы обратно в Москву. Лучше я выйду на пенсию там.

С тем и вернулся домой. Пенсионные документы гуляли где-то целый год.

Глава 7. Отставка

После ухода из органов безопасности все лето я ковырялся на огороде. Осенью настала пора устраиваться на работу. Чуть было не оказался в роли советника в одной из горячих точек. Сделка сорвалась не по моей вине. Возможно, когда-нибудь я напишу об этой сногсшибательной авантюре. Осень и зиму 1992-93 годов провел в Киргизии, занимаясь миротворческой операцией. Летом 1993 года старые друзья пригласили на работу в НИИ спецтехники МВД РФ. Уволился я оттуда после известных событий октября 1993 года. Потом работал в службе безопасности одного крупного морского пароходства. Затем начальником службы безопасности коммерческого банка. Отразил два крупных наезда, сэкономив банкиру около 350 тысяч долларов. Почти месяц пришлось разбираться с чеченской «братвой». Подставлять лоб под бандитские пули, охраняя чужие кошельки, не понравилось. Передав свою должность ребятам из «Альфы», я поступил в журнал «Солдат удачи» военным консультантом и понял, что журналистика — мое призвание. Поэтому стал одним из основателей и главным редактором альманаха «Вымпел».

ЧАСТЬ 15. МИРОТВОРЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ «КАНЫКЕЙ»

Блаженны миротворцы

ибо они будут наречены сынами Божиими.

Евангелие от Матфея. Гл.5. 9

Глава 1. Спецрейс «Москва-Бишкек»

Осенью 1992 года я случайно заглянул в Штаб Объединенных Вооруженных Сил СНГ в Москве к старому другу-афганцу, военному представителю Киргизии генерал-майору Рашиду Уразматову. Он и предложил слетать в Киргизию вместе с военной делегацией маршала Шапошникова. Кто же откажется от такой возможности? На ночь я остался в гостинице штаба.

Вечером в коридоре повстречал двух земляков: военного министра Уметалиева и Председателя ГКНБ Бакаева, возвращавшихся из Брюсселя с сессии НАТО и вылетавших домой этим же бортом. Бакаев не питал к моей персоне особых нежных чувств, поэтому раскланялись с ним довольно прохладно. Уметалиев, наоборот, пригласил в свои апартаменты на чай.

На другое утро старенький ИЛ-18, половина внутреннего объема которого занимала аппаратура ЗАС, битком набитый генералами и полковниками, стартовал с аэродрома «Чкаловское» и после обеда приземлился в Канте близ Бишкека. Было много встречающих. Кроме военных, стояли и несколько парней в шляпах, ожидавших своего шефа безопасности. Мое явление на трапе в гражданском их несколько озадачило, а когда разместился вместе с российскими военными в гостинице «Полет», у киргизских чекистов, похоже, взыграли профессиональные инстинкты.

Глава 2. Миротворческий батальон

Вечером местное военное министерство дало большой банкет в честь высоких гостей. И я там был. А ближе к полуночи Рашид пригласил на проводы офицеров киргизского миротворческого батальона, уходивших на днях в Таджикистан. Со многими офицерами я уже был знаком по прежней работе в Кыргызстане в 1992 году, поэтому разговор был откровенным. Оказалось, что сводный батальон был укомплектован из числа военнослужащих армейских частей, ОМОНа, спецназа и Национальной гвардии. Вооружение штатное, то есть автоматы. На триста пятьдесят бойцов около пятидесяти противопульных бронежилетов и сотня милицейских «кольчужек», способных защитить от колюще-режущих предметов. Радиостанции разнокалиберные: армейские и милицейские, между собой не стыкующиеся. Инженерного обеспечения нет. Гранатометов и огнеметов «Шмель» нет. С питанием — проблемы. Наличных денег «на всякий случай» у комбата тоже нет. Экипажи БТР-70 не имеют навыков эксплуатации БТР-80. (В Таджикистане обещали выделить «восьмидесятки» из 201-й дивизии). Слаженность действий экипажей и подразделений не отрабатывалась. Нет даже топографических карт района предстоящих действий. На вопросы относительно тактики действий в Таджикистане ребята не смогли дать вразумительных ответов. Получается, батальон не готов к действиям в экстремальных условиях! А это считай, кровь и смерть! Нельзя было пускать ребят на войну. Либо постараться хотя бы оттянуть начало операции, чтобы можно было устранить недостатки и хоть немного их поднатаскать.

65
{"b":"774","o":1}