ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А пока российские средства массовой информации обвиняют исламистов, Афганистан и Иран. Те в свою очередь намекают о «руке Москвы и Ташкента». Нет, ребята, здесь что-то не так! Нужно будет серьезно разбираться. И видимо пора собираться на войну. Я уже договорился с командиром миротворческого батальона, что пойду с ним в Таджикистан в качестве советника. Военный министр не возражал. На душе муторно. Еще не совсем понятно, с какой стороны подступиться к этой проблеме?

Глава 7. Спецрейс Душанбе-Бишкек

Всю ночь до утра мы писали отчетные документы о результатах нашей миссии, взбадривая себя кофе и нещадно дымя сигаретами.

Утром вручили документы начальству, позавтракали и отправились в аэропорт. Долго не могли вылететь из Душанбе из-за отсутствия горючего. Наконец, после нудных телефонных разговоров и клятвенных заверений о возмещении убытков, безбожно спекулируя именем российского Посла, удалось залить в баки ЯК-40 последние капли керосина из неприкосновенного запаса, и мы взяли курс на Бишкек. Главы делегаций обособились возле пилотской кабины, а мы, технический персонал, в хвосте салона. Я всю дорогу веселил народ, безуспешно пытаясь доказать корреспонденту газеты «Республика», что в спейцрейс и вообще в состав миссии попал совершенно случайно, с «будуна».

В аэропорту «Манас» нас встречали флагами расцвечивания, военным оркестром и ротой почетного караула. Общественность размахивала цветами, толпилось телевидение. По красной ковровой дорожке навстречу спешил сам Президент Акар Акаев. Ого! Но как только Акаев увел Кулова, нас всех турнули с ковровой дорожки, а багровый от ярости распорядитель погнал подальше от правительственной стоянки наш маленький ЯК-40. Оказалось, что с минуты на минуту ожидали посадки авиалайнера с российским Президентом. Так что весь этот парад предназначался не для нас, а для Бориса Николаевича.

Глава 8. Провал официальной миротворческой миссии

На следующий день главы государств СНГ, собравшиеся в Бишкеке согласовали вопрос об отправке в Таджикистан киргизского миротворческого батальона. А еще через день Верховный Совет Киргизии большинством голосов аннулировал это решение. Родители солдат миротворцев утерли слезы и сняли свои пикеты возле Белого дома и воинских частей. Офицеры батальона вздохнули с облегчением, и вскоре собрались за столом, чтобы отметить «успех нашего безнадежного дела». Но я им несколько испортил настроение:

— Проблема Таджикистана не решена. Все худшее еще впереди, ребята. Все только еще начинается!

Глава 9. Информация к размышлению

Командир 201-й Российской дивизии в Таджикистане генерал-майор Ашуров:

— Прежде чем затевать такое дохлое дело, могли бы сначала посоветоваться со мной. Пожалуй, я лучше других владею ситуацией в Таджикистане. Ну ладно, коли решение о вводе ваших подразделений принято, приходите. Помогу чем могу. (На прощание он подарил нам две склейки бесценных топографических карт предстоящих районов действий).

Посол Турции в Кыргызстане:

— Как только я узнал о решении Кыргызстана о вводе своих войск в Таджикистан, я сильно переживал, всю ночь провел без сна. Поверьте моему опыту, все-таки я старше вас по возрасту, это очень опасно!

Бывший Посол США в Киргизии: (с ним в Душанбе встречался один из «гражданских» членов нашей миссии):

— Парни, вы действуете правильно! Только не берите всю ответственность на себя, заручитесь сначала гарантиями стран СНГ. Если это не получится, идите в Таджикистан под флагом ООН, я помогу вам.

Представитель Штаба Объединенных Вооруженных сил СНГ в Москве:

— В горном Бадахшане нарывает еще одна кризисная точка, которая может стать детонатором вооруженного конфликта в Ферганской долине и, возможно, в Синьцзяне. Поэтому ваше военное присутствие в Таджикистане необходимо в первую очередь для обеспечения безопасности южных рубежей Кыргызстана. В крайнем случае хотя бы приобретете опыт локализации вооруженных конфликтов.

Представитель киргизского МИДа:

— На днях мы получили странную шифротелеграмму российского МИДа, в которой содержится просьба обеспечить безопасность проводки транспортов с оружием в Таджикистан через территорию Киргизии. Почему они не могут для этих целей использовать возможности 201-й дивизии?

Представитель исламского движения в Москве:

— Я располагаю достоверной информацией о том, кто начал войну в Таджикистане: это демократы. Они начали действовать, заручившись поддержкой Горбачева. Пытались использовать в своих интересах религиозный фактор. Все это ради того, чтобы свалить коммунистов. Видимо, демократы сами не предполагали, что это приведет к гражданской войне.

Представитель органов безопасности Киргизии:

— Председатель ГКНБ Анарбек Бакаев пытается выяснить, с какой целью вице-президент Феликс Кулов вызвал тебя спецрейсом из Москвы и взял с собой в Таджикистан. (Ей-богу, Кулов здесь не при чем. Я сам к нему навязался).

Представитель российских погранвойск в Киргизии:

— Кази-Колон Таджикистана получил недавно от Иранского правительства крупную сумму денег в американских долларах. Афганцы перебросили на границу с Таджикистаном звено вертолетов на случай возможной эвакуации Кази-Колона. Вертолеты оснащены ракетами «Стингер». (Интересно, каким образом афганцы умудрились поставить «Стингеры» на вертолеты? И для чего, для воздушных боев с истребителями что ли? Не серьезно).

Глава 10. Неформалы

Как раз в эти дни в Бишкеке состоялась презентация новой общественной ассоциации «Национальное достоинство». Меня пригласили на совет учредителей и предложили должность вице-президента ассоциации. Поблагодарив за высокое доверие, я предложил ассоциации реализовать два мероприятия, имеющие для Кыргызстана жизненно важное значение: миротворческую операцию в Таджикистане и проведение в Оше международной конференции по безопасности в центрально-азиатском регионе.

Оба предложения были приняты единодушно. Имея столь солидную моральную, а главное, финансовую поддержку, я встретился с военным министром Уметалиевым. Внимательно выслушав, он попросил подготовить соответствующий документ для доклада Президенту Акаеву.

На следующий день я вручил ему несколько страниц рукописного текста с планом миротворческой операции под кодовым названием «Каныкей».

Глава 11. Миротворческая операция «Каныкей»

Тысячу лет назад юная таджикская принцесса с нежным именем Санни (Санирабийга) стала женой Великого киргизского хана Манаса. И было ей дано имя Каныкей, что означает «выданная за хана». Так что таджики приходятся нам, киргизам, родственниками по пра-прабабушкиной линии. Поэтому мы киргизы, в принципе имеем моральное право мирить их. Это право не дано ни казахам, ни узбекам. Тем более, что казахи, похоже, не очень-то и горят желанием ввязываться в эту разборку, а узбеков видеть не желают таджики. План операции «Каныкей» не был секретным, и его можно было даже опубликовать в прессе. О чем шла речь в этом документе? Как и в обычных стандартных планах были обозначены цели и задачи, силы и средства, тактика действий, ответственные лица и сроки исполнения.

Принципиальное различие между моим планом и подходом Феликса Кулова к миротворческой операции в Таджикистане заключалось в следующем:

1. Основная роль в операции отводилась не вооруженным силам, а миротворцам из «Красного креста» и других медицинских учреждений, МЧС, различным гуманитарным фондам, общественным организациям, духовным авторитетам и т. д.

2. Вооруженный отряд добровольцев должен был главным образом заниматься охраной миротворческой миссии и сопровождением гуманитарных грузов.

Численность вооруженных добровольцев на начальном этапе должна была составлять 40 человек на 8 бронетранспортерах, вместо 350 военнослужащих, как планировалось Куловым. Тем более, никто не мог толком ответить, сколько всего войск необходимо для миротворческой операции. Опыт Афганистана показал, что для полного контроля ситуации в воюющей стране недостаточно даже 100-тысячного контингента, оснащенного авиацией и оперативно-тактическими ракетами.

67
{"b":"774","o":1}