ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В круиз я взял с собой этюдник и написал десять, небольших пейзажей, но у меня попросили их для музея пароходства в Измаиле, и я с легкостью отдал все. Мне думалось, я смогу повторить их по памяти, но это оказалось не так, к большому огорчению моих близких.

Впрочем, для творчества у меня вскоре оказалось много времени. Я тяжело заболел, перенес операцию, на горле, почти потерял голос, едва остался жив. Работу пришлось оставить, а ведь до этой болезни я не чувствовал своих 74-х лет.

Теперь я стал много писать. Больше всего я люблю писать пейзажи. Впечатления, для работы давали путешествия: в свое время каждый отпуск я с семьей (иногда один) проводил в новом месте - Крым, Кавказ, Прибалтика, средняя полоса России. Я делал зарисовки. Юля снимала на слайды. Теперь это пригодилось в работе.

Незабываемое впечатление произвела на меня (за несколько лет до болезни) поездка в Грецию, где мы с Юлей гостили у сестры Тони, и Христо, мой племянник, много возил нас по стране.

Хотелось попытаться хоть как-то передать главное - то ощущение гармонии в природе и его отражение в древних памятниках архитектуры.

И в самом деле, греческие мотивы пользовались большим вниманием не только на групповых выставках, организованных Обществом греков, но и на двух моих довольно обширных персональных выставках.

На днях мне исполнилось 90 лет. В этот день я принимал поздравления от родных и друзей (их осталось уже не так много).

Особенно тепло и сердечно поздравил меня Андрей Федорович Бураки - от Московского общества греков, которое всегда оказывало мне внимание и поддержку.

Я сижу в окружении своих картин, которые украшают стены нашей квартиры, и размышляю о прожитой жизни. Наверное, я мог бы достигнуть большего - не хватало настойчивости, упорства, образования. Но я никогда не сделал подлости, не предал, не обидел сознательно ни одного человека. Моей главной заботой и опорой всегда были семья и работа.

Не хочу переоценивать плоды своего творчества, но людям мои картины нравятся, говорят, что они излучают добро и свет - меня это очень радует, и я люблю дарить свои работы.

Меня греет мысль, что моими небольшими картинами любуются в домах моих родных, друзей и знакомых не только в Москве, но и в Одессе, Симферополе, и даже в Афинах, в Париже, Женеве, Нью-Йорке и Лос-Анжелесе.

Я бесконечно благодарен моей жене за то, что она оформила мои воспоминания и впечатления в виде этих записок, а также дочери, которая помогала в работе.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Выдержки из писем. Январь-май 1942 г.

№ 1 АСТРАХАНЬ. 12 января

Здравствуйте, дорогие мои Юленька, Иринушка и все родные! После долгих и мучительных ожиданий я зашел на почту перед тем, как явиться в военкомат, и получил, к великой радости, телеграмму от тебя. Так что, я был свободен, но не знал, где вы, а теперь знаю, но приехать не могу. Но не печалься, рано или поздно, а увидимся...

№ 2, 25 января

... Иринушка, твой папа - красноармеец, ходит с винтовкой, чтобы бить фашистов...

№ 7, 20 февраля

Юлик, напиши мне, как вы живете, как устроились с квартирой, вам, наверное, нелегко с харчами?.. Тут очень плохо с куревом, махорку, которая стоит 35 коп., трудно достать за 50 рублей. Мы курим одну папиросу на 10 человек, а отвыкнуть при настоящем положении невозможно.

Дорогая Иринушка, я очень обрадовался, что ты мне сама пишешь письма, пиши почаще и обязательно с рисуночками.

№ 8 РТИЩЕВО. 14 марта

Юленька, чувствую себя неплохо, не беспокойся обо мне. У меня много новых друзей, так что я не один... Как мне хотелось бы видеть вас хоть один час, чтобы побыть вместе... Я на днях в вагоне читал лекцию о жизни и творчестве Пушкина и Есенина. Слушали 4 часа подряд - вот какие мы!

№ 10 ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ. 26 марта

... После долгой поездки я снова нахожусь среди любимого народа украинцев, опять вижу чутких, гостеприимных людей. По-моему, Юлик, украинцы потому такие, что им не раз приходилось испытывать горе, и особенно в эту войну. В любой хате чувствуешь себя, как дома.

... Поздравляю Иринушку с днем рождения и думаю, что это первые и последние ее именины, которые мы празднуем не вместе.

№ 12, 6 апреля

Я получаю 100 р. в месяц вместо 10 р., что получил в первый месяц, я буду собирать их и вышлю для Иринушки. Мне, как и другим, в армии хорошо, потому что вы - наш тыл - заботитесь о нас.

№ 13, 16 апреля

... Армия лучше всех врачей вылечила меня, я еще ни разу не болел ногой, несмотря на то, что приходится делать пешие переходы по 20-30 часов без отдыха по грязи и речушкам. Но все это ерунда, пройдет война, и мне будет что сказать о нашей борьбе против фашистских бандитов.

№ 14, 29 апреля

... Сегодня мы второй день на одном месте, я могу написать... Помнишь: "а все-таки впереди огни"? Да, Юлик, видны огни нашей победы над врагом... Немец от нас, наверное, получит "майский подарок", ты можешь радоваться сообщениям Информбюро, знай, что и моя частица там есть...

№ 15, 10 мая

... Юлик, мы должны выполнить задачу, поставленную тов. Сталиным - о разгроме фашистов в текущем году, мы это безусловно сделаем... Проходя по селам, которые были разрушены и сожжены немцами, я представляю вас во время бомбежки вашего поезда и тот ужас, который вы - женщины и дети - пережили по вине немецких разбойников.

№ 16, 11 мая (последнее)

Мои дорогие!

Я жив и здоров, настроение тоже хорошее... С нетерпением жду письма, пиши мне как можно чаще.

Юлик, я сохраняю все твои письма, их собралось до тридцати. После того, как мы разгромим фашистскую гадину и я приеду домой, мы будем вместе их читать и вспоминать это трудное, но насыщенное героизмом время.

Целую тебя и любимую Иринушку.

Привет всем нашим.

Сотер.

14
{"b":"77592","o":1}