ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой любимый враг
Наследник для императора
Формируем Пищевые Привычки для здоровья
Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему
Коловрат. Знамение
Дар шаха
Контрразведчик Ивана Грозного
Рандеву с покойником
Юсупов и Распутин
A
A

– Так теперь в магазин? Клея утвердительно кивнула:

– Да, за новой одеждой для толстой леди.

Он взял ее за руку, подвел к машине и, открыв дверцу, помог сесть.

– За новой одеждой для толстой леди, – повторил он с шутливой торжественностью.

И только когда они уже проехали довольно долго, Клея вдруг о чем-то догадалась.

– Ты действительно собираешься ходить за мной в магазинах? – спросила она Макса с любопытством.

Губы его раздвинулись в улыбке, он искоса посмотрел на нее с ласковой усмешкой:

– Ты себе не представляешь, как я хорошо разбираюсь в том, что идет толстым леди.

Клея рассмеялась, но не совсем поверила ему.

– Но у тебя ведь мало времени – ты это сам прекрасно знаешь. – Она-то очень хорошо знала, как много ему приходилось работать, чтобы быть в курсе всех дел в компании.

– Не забывай, я ведь босс, – напомнил он ей. – И могу делать все, что захочу. А сейчас мне хочется ехать с тобой, – добавил он своим обычным, немного надменным тоном. – Ну кто может меня уволить, если я сегодня прогуляю?

– Да уж никто, – со смехом ответила она. – Никто не осмелится. Если бы кто и попытался, ты бы его убил на месте.

– Ну и низкого же ты обо мне мнения, – почти серьезно удивился Макс. – Может, и ты прогуляешь сегодня со мной? А я за твое хорошее поведение приглашу тебя на ленч… нет, действительно, если моя компания обойдется сегодня без своего президента, то и Гэттингс уж как-нибудь перебьется без секретарши?

Клея задумалась. Их встреча, по ее мнению, принимала странный оборот. Одно дело постараться положить конец откровенной вражде между ними, но совсем другое дело – поддаться обаянию Макса и потерять бдительность. Никогда еще не видела она его таким милым, доступным. Здесь явно таился какой-то подвох, и все же Клее было приятно. Она так устала все время обороняться. Ну что такого может случиться, если я проведу с ним один день? – спрашивала она себя. Но какой-то внутренний голос предостерегал ее: Макс опять причинит тебе боль, сильную боль.

– О'кей. – Клея решительно отбросила все свои опасения и улыбнулась Максу. – Давай остановимся у первого телефонного автомата, я позвоню Брэду и скажу, что врач настаивает, чтобы я отдыхала, а мы вместе пойдем по магазинам – и не забудь про обещанный ленч.

Но он взглянул на нее с тревогой.

– А что, доктор действительно сказал тебе отдыхать? – спросил он нарочито спокойным голосом.

Клея помахала пальцем перед его носом, совсем как доктор своим карандашом.

– Вам нужно замедлить свой темп жизни, молодая леди, иначе мне придется положить вас в больницу! – передразнила она доктора, не замечая, что Макс слушал ее с совершенно серьезным выражением. – Как он не может понять, что я очень хорошо себя чувствую! Меня все уже замучили – мама, Джеймс, доктор – и ты, все вы меня воспитываете, шагу не даете ступить. Слава богу, хоть Брэд по-человечески ко мне относится. Если и он начнет поучать, я с ума сойду!

Она заметила, что Макс нахмурился при упоминании Брэда Гэттингса, которого очень недолюбливал и не скрывал этого. Макс считал Брэда бабником, а Клее были смешны его нападки, так как он сам был точно такой же: говорил горшку котелок, уж больно ты черен, дружок!

– Гэттингсу-то что? Зачем ему о тебе заботиться? – ворчал Макс. – Он со всеми красивыми женщинами кокетничает – лишь бы свое заполучить.

– Ты что же, хочешь сказать, что Брэд…

– Нет, – отрезал он, предвидя ее вопрос. – Он не такой дурак, чтобы по-настоящему приставать к тебе. Он знает, что тогда он тебя и как секретаршу потеряет, а в этом качестве ты ему совершенно необходима сейчас.

И опять в воздухе повисла напряженность, как будто маленькие электрические молнии разряжались между ними, больно покалывая.

– А вот ты именно так и сделал и теперь жалеешь, – тихо сказала Клея. Некоторое время оба обиженно молчали. Они ехали так некоторое время, и, когда Макс заговорил, Клея нервно вздрогнула.

– Я больше не позволю тебе так унижать меня, Клея, – предупредил он тихим, жестким голосом. – Ты переходишь все грани, имей в виду. Я больше не желаю выслушивать твои лицемерные упреки. Да, ты самая настоящая лицемерная ханжа!

Лицемерная ханжа!

– Я не понимаю, что ты хочешь этим сказать, – сухо ответила Клея. Ей очень не понравились его слова, она догадывалась, что он употребил их не случайно.

– Ты очень хорошо все понимаешь, – сказал он спокойно. – Поэтому старайся следить за собой. Если ты и впредь собираешься срывать на мне свое плохое настроение, это может скверно кончиться.

Клея нахмурилась. По какой-то только ему одному известной причине Макс угрожал ей. Клея поежилась. Она почувствовала себя очень неуютно. – Макс вышел из засады. Это был дурной признак.

9

Как ни странно. Клея провела с Максом прекрасный день, и к тому времени, как он подвел машину к ее дому, она совершенно помирилась с ним и даже пригласила к себе на чашечку кофе.

Макс внес в квартиру бесчисленное количество свертков, на лице его было недоуменное выражение – он и представить себе не мог, сколько покупок может сделать женщина за несколько часов. На ленч он пригласил ее в хороший французский ресторан. Заказав напоследок кофе, они долго о чем-то разговаривали, Клея уже и не помнила о чем. Говоря откровенно. Макс поразил ее сегодня. Не так, как раньше, – то, что было раньше, навсегда останется в ее памяти. Сегодня ей открылась в нем совсем другая сторона – он оказался вдумчивым и серьезным человеком. Конечно, она знала его таким по работе, но и только. Раньше она иногда спрашивала себя: неужели он все свои умственные способности вкладывает исключительно в технологию изготовления компьютеров? Сейчас она видела, что это совсем не так.

Макс избавился от свертков, вошел на кухню и мягко сказал:

– Моя мать хотела бы познакомиться с тобой.

И я думаю, мне пора познакомиться с твоими родителями.

Клея помедлила с ответом, делая вид, что очень занята кофемолкой и раскладыванием посуды на подносе. Когда она думала о встрече с его матерью, ее охватывал беспричинный страх. Клея была уверена, что мать его была совершенством, – еще бы, воспитать такого сына, как Макс? Его надменность и уверенность в себе наверняка шли от нее.

– Теперь прошу тебя, пойми меня правильно, – продолжал он, видя, что она встревожилась.-Я все еще не отказался от мысли, что мы поженимся. Я считаю, что в последние месяцы наши отношения зашли в тупик, и нам нужно срочно выбираться из него, во всяком случае успеть выбраться до рождения ребенка. Я думаю, что для начала нам хорошо бы познакомить друг друга со своими семьями. В конце концов, они будут играть не последнюю роль в нашей жизни. – Клея пыталась отвести взгляд, но Макс смотрел на нее с непоколебимой твердостью.

Опять нужно защищаться? Клея пожала плечами:

– Не понимаю, что может измениться, если ты познакомишься с…

– Послушай, я хочу сказать тебе одну вещь, раз и навсегда, – оборвал он ее мрачно.

Их разделяло несколько метров, но у Клеи создалось впечатление, что он физически атаковал ее. Он угрожающе поднял палец.

– Тебе не удастся вычеркнуть меня из жизни моего собственного ребенка. И я не буду довольствоваться ролью самозванца только потому, что ты всех людей аккуратно раскладываешь по ящичкам, а на моем ящичке написано «Подлец». – Клея вздрогнула. – Сейчас мне приходится подыгрывать тебе, у меня нет другого выхода, все карты на твоей стороне – деликатность твоего положения в первую очередь. Я ни к чему не могу сейчас принуждать тебя, чтобы не расстраивать тебя и не вредить твоему здоровью…

– Макс, это все не игрушки, – остановила его Клея.

– Вот именно! – воскликнул он. – Тут ты абсолютно права! Это не игрушки. И ты должна помнить об этом. Так что я говорил?..

Он нарочно сделал глубокий вздох, сдерживая себя, чтобы не сказать чего-либо более резкого, а она быстро заморгала и стала послушно слушать.

25
{"b":"78","o":1}