ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И опять ты уступаешь ему, думала она, погружаясь в сон, опять ты все делаешь по его указке. Слабая ты. Клея, упрекнула она сама себя, но не стала предаваться этим мыслям. Слабая, ну и ладно, ничего не поделаешь…

Они заснули, уютно обнявшись, отложив на время все свои проблемы. Но утро принесло с собой новые неприятности, которые обеспокоили их гораздо больше, чем старые.

Макс разбудил Клею, поцеловав в разгоряченную от сна щеку.

– Вставай, спящая красавица, – ласково прошептал он. Когда Клея увидела перед собой его лицо, озаренное бесконечно нежной улыбкой, она на секунду подумала, что это сон. – Я бы не стал будить тебя, – продолжал Макс, пока Клея пыталась стряхнуть с себя последние остатки сна, – но решил не оставлять тебя одну с миссис Уолтерс, которую ты так боишься.

Макс был вполне готов ехать на службу – он стоял перед Клеей в великолепии своего серого делового костюма. От его гладких щек пахло дорогим мылом, темные волосы еще не совсем высохли после душа, глаза мягко скользили по ее сонному лицу.

– Сколько сейчас времени? – пробормотала Клея, в бессознательном порыве обняв его за шею и притянув его лицо поближе к своему. – Как хорошо от тебя пахнет – ты такой чистый, свежий. – Клея поцеловала его в губы, и поцелуй получился долгим.

Макс очнулся первым, он с неохотой оторвал от себя руки Клеи.

– Не соблазняй меня, – вздохнул он. – Как хорошо было бы нырнуть сейчас в постель с тобой и позабыть обо всем, но, к сожалению, это совершенно невозможно? Сегодня утром мне ведь нужно провернуть двухдневную работу.

Он улыбнулся в ответ на ее озадаченный взгляд.

– Мы же должны перевезти тебя сюда, ты забыла? Я думаю, что приеду за тобой во время ленча, и мы поедем к тебе укладывать вещи.

– До чего же ты деловой, не хочешь терять ни минуты, – сказала Клея, притворно надувшись. – А что, если я передумала?

Макс мотнул головой.

– Это исключается, – сказал он уверенно. – Ты и так меня изрядно помучила, теперь я буду командовать.

Клее стало весело. Перед ней был элегантный «дневной» Макс, именно такой, каким она привыкла видеть его в это время дня – и в то же время он был совершенно другим: ласковый, нежный, почти влюбленный.

Клея улыбнулась долгой, теплой улыбкой, придавшей невыразимую чувственность ее пухлым губам.

– Кажется, я попала в ловушку, – пошутила она, в глубине души поражаясь, как легко они поддразнивают друг друга в таких вещах, которые раньше неизменно приводили к жестоким ссорам. – Но ни о каком ленче мне и мечтать нельзя, – сказала она. – Я сегодня работаю до пяти. Только тогда можно начинать укладываться.

Макс отсел от нее, мягкое выражение его лица сменилось озабоченным.

– Давай я позвоню Бреду Гэттингсу и скажу ему, что ты больше не будешь работать, – предложил он глухим голосом. – Я дам ему взамен одну из своих секретарш, пока его собственная не появится снова. Так ведь твоя совесть будет чиста, надеюсь? Хватит ходить на службу. Клея. Послушайся меня, пожалуйста.

Клея облокотилась на одну руку, убрав свободной рукой прядь волос со лба, губы ее упрямо поджались.

– Не надо, не порть наш день, – сказала она тихо, но в голосе ее ясно звучала скрытая угроза.

Он резко встал.

– Неужели я не имею права предложить что-нибудь, хотя бы как вариант?

Но через полчаса судьба распорядилась таким образом, что у них и остался-то только один вариант. Клея поднялась, приняла душ, надела свое белое платье и пошла на кухню, молясь в душе, чтобы там не оказалось миссис Уолтерс. Меньше всего хотелось ей в такое раннее утро испытывать на себе враждебные взгляды старой экономки.

К своему великому облегчению. Клея застала Макса на кухне одного. Он сварил кофе, и, когда она уселась за стол, положил перед ней на тарелку только что поджаренный тост.

– Ешь, – скомандовал он. Клея подавила улыбку.

Раньше Максу никогда бы и в голову не пришло приготовить ей кофе и тост! Раньше он думал только о том, как бы поскорее улизнуть, вырваться на свежий воздух – в свой мир, где он моментально забывал о своей возлюбленной, где его ждали дела, которые он действительно по-настоящему любил: фирма и захватывающие дух умопомрачительные сделки.

Клея потихоньку пила кофе, чувствуя, как к голове подступает тупая сверлящая боль, потом вдруг какая-то странная дурнота охватила все тело, хотя вроде ничего конкретного – только общая слабость и головная боль. Переутомление, подумала она, и неспокойная ночь. И усмехнулась про себя: давно уже отвыкла от бессонных ночей.

– Когда будешь готова, я отвезу тебя домой, – предложил Макс, облокотясь о блестящую поверхность рабочего кухонного стола, на котором стояла его чашка кофе. Он уже спешил, но сдерживал себя, приготовясь терпеливо ждать.

В награду за необычную заботливость Клея ласково улыбнулась ему:

– Тебе надо ехать, а я всегда смогу заказать такси. Уже много времени, ты ведь всегда приезжаешь в офис в полдевятого.

– Я дождусь тебя, – ответил он спокойно и твердо.

Клея не стала возражать. Голова у нее совершенно раскалывалась, на оставшийся кофе в своей чашке Клея просто смотреть не могла. Что-то мне совсем нехорошо, с каким-то безразличием подумала она. Клея давно уже не страдала от приступов тошноты по утрам, но сейчас казалось, что они возобновились. Когда она встала, ее закачало, ноги подкашивались. Рука невольно потянулась ко лбу. У Клеи начинался жар, ей стало не хватать воздуха.

– Мне… плохо, – беспомощно пролепетала она встревоженному Максу.

По всему ее телу волнами прокатывались какие-то неприятные пугающие пульсации, сердце билось тяжело и медленно, ив то же время Клея задыхалась, как от бега. Внезапно ее охватила настоящая паника, в ушах не прекращался какой-то сумасшедший звон.

– Что с моей головой? – простонала она, попыталась сделать несколько шагов и споткнулась. – Макс!

Она умоляюще протянула к нему руки, он поспешно подхватил ее, успев поддержать, как только она начала падать, медленно оседая на нетвердых ногах. Все это произошло в считанные секунды, но для Клеи время странно замедлилось. В висках у ней стучало, и она поняла, что вот-вот потеряет сознание.

Макс обнял ее, проклиная все на свете, затем поднял на руки.

– Доигрались-таки, Клея! – прорычал он и побледнел; пунцовый жаркий румянец на ее щеках и лихорадочный пульс не на шутку испугал его. – Вот до чего довело твое упрямство.

Доктор Филдинг приехал к тому времени, когда Клея начала понемногу приходить в себя, но все еще была в полузабытьи и не понимала, что с ней происходит.

Макс с беспокойством наблюдал, как доктор осматривал ее, мерил давление, долго прислушивался к ударам сердца ребенка. Временами Клею бросало то в жар, то в холод. Макс совершенно не находил себе места, с ума сходя от тревоги.

Он сидел рядом с ней, держа ее за руку, а она неподвижно лежала с закрытыми глазами, и дыхания ее почти не было слышно.

* * *

Закончив свое неторопливое обследование; доктор пробормотал:

– Ей нужно дать что-то, чтобы она хорошенько отдохнула.

– Ничего мне не надо. – Клея нашла в себе силы приподняться. – Не нужно никаких лекарств, это вредно для ребенка.

Доктор Филдинг посмотрел на ее бледное лицо и поднял брови – удивленно и иронически. Клея не заметила этого его выражения, так как сама сразу закрыла глаза.

– И вы думаете, что я могу прописать что-нибудь вредное для ребенка? – надменно и немного обиженно спросил он. – Речь идет о самом слабом, совершенно безвредном снотворном, мисс Мэддон, – заверил он ее затем добрым, мягким голосом, какой бывает только у врачей.-У вас повысилось давление. Единственный способ его снизить – это полностью расслабиться: я имею в виду строгий постельный режим. Да, да, несмотря на то, что, конечно же, вам захочется вскочить при первой же возможности, – неумолимо продолжал доктор, а затем повернулся к Максу. – Я бы известил ее мать о том, что случилось, – произнес он сурово.-Ей нельзя сейчас быть одной…

33
{"b":"78","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Звездное небо Даркана
Волки у дверей
Темные воды
Поющая для дракона. Пламя в твоих руках
Забытое время
Аниматор
Тысяча жизней
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Ветер Севера. Риверстейн