ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Клея постояла так еще немного, затем вышла из кабинки туалета. Тут она сразу увидела Мэнди, которая ждала ее, опершись о раковину и скрестив руки на груди. Милое лицо ее выглядело озабоченным. От неожиданности Клея резко остановилась – ей было неприятно, что Мэнди оказалась свидетельницей того, как ей было нехорошо.

– Да ты больна, – сказала Мэнди, медленно растягивая слова и внимательно вглядываясь в лицо Клеи карими глазами. – Я все слышала, когда вошла сюда… Ты ужасно выглядишь. Клея! Может, попросить Макса отвезти тебя домой?

– Нет, нет, что ты! – поспешно ответила Клея, стараясь, чтобы голос ее звучал как можно спокойнее. – Ничего страшного. Просто съела что-то не то вчера, и с тех пор мне как-то не по себе, но это пустяки. – Как легко я теперь всех обманываю, подумала Клея, и ей стало неловко за себя. Никогда бы не предположила, что это так просто, а ведь всегда гордилась своей честностью! – Очень хорошо, что меня вывернуло. Теперь быстро все пройдет.

Мэнди смотрела с недоверием, но говорить ничего не стала, только все стояла и не уходила, наблюдая за подругой. Клея ополоснула лицо и высвободила волосы из тяжелого пучка, который казался сейчас непосильным грузом. Встряхнув черной сияющей копной, она занялась макияжем.

Сама Мэнди была по уши влюблена в огромного, бронзового от загара культуриста, который, при росте сто девяносто сантиметров, был примерно таким же в ширину. Миниатюрная, очень хорошенькая и очень мудрая Мэнди была старше Клеи на пять лет и, кажется, догадывалась о ее романе с Максом, хотя трудно было сказать наверняка.

– Джо тоже на заседании? – спросила Клея. Мэнди была секретарем Джо, но всегда в случае необходимости подменяла Клею. Легко проводя расческой по волосам. Клея не отрываясь смотрела на себя в зеркало. Настоящая мокрая курица! Бедная сиротка, никто тебя не любит, и тебе некого любить! Она заметила, что уголки ее четко очерченных губ горько опустились, вздохнула и принялась накладывать на лицо тонкий слой грима, чтобы скрыть свой болезненный вид.

– Да. – Мэнди не дала провести себя этим отвлекающим маневром, но решила оставить Клею в покое. – Они скоро закончат. А я думала, что ты будешь вести протокол.

Клея отрицательно покачала головой.

– Мне нужно доделать контракт Стэнвела. Слава богу, Макс взял секретаршу Джефа Брэдли для протоколов. Я ужасно не люблю все эти совещания.

– Я тоже, – живо согласилась Мэнди. Она все еще внимательно наблюдала за Клеей. – Наложи румян побольше, – мягко посоветовала она. – Особенно под скулами. Клея, почему ты не бросишь его?

Клея замерла, затем осторожно перевела синий взгляд на Мэнди в зеркале, рука ее с кисточкой для румян застыла на полпути к лицу.

– Я… я не понимаю, о чем ты говоришь, – постаралась она уйти от ответа и неестественно рассмеялась.

– Ты все прекрасно понимаешь, – не отступала Мэнди. – Макс не для тебя! Ты слишком ранима и благовоспитанна, чтобы примириться с такой жизнью.

Клея подрумянила щеки, сложила кисточки и помаду в косметичку, лицо ее помрачнело.

– Кто тебе сказал? – спросила она глухо. – Джо? Мэнди тяжело вздохнула.

– Ты прекрасно знаешь, что Джо ничего такого никогда никому не сказал бы. Джо – могила. Да нет, я сама догадалась по некоторым признакам, – сказала она мягко. – Хотя вы с Максом отлично все скрывали, – добавила она поспешно, видя, как потрясена была Клея. – Послушайся меня, уходи от него. Он тобой поиграет и бросит.

На это Клея только невесело улыбнулась, и улыбка ее сказала о многом.

– Я подумаю, – сказала она и сделала шаг назад от зеркала, чтобы лучше видеть результат своих усилий. – Ну, как по-твоему, теперь сойдет?

Замолчи и уйди, слышалось в ее тоне, и Мэнди, с виноватой улыбкой, быстро отошла от раковины и направилась к двери.

– Конечно, сойдет, – сказала она. А потом бросила, не удержавшись: – Он вообще ничего не заметит.

И этим все сказано, с горечью подумала Клея. Этим все сказано.

Только после ленча появилась у нее возможность переговорить с Джо. Макс с утра завалил ее работой, но она была даже рада – не оставалось времени на хандру. Притворяться перед самой собой смысла не было – звонок очередной поклонницы Макса напрочь выбил ее из колеи. Теперь Клея уже по-другому видела свое будущее. Раньше в глубине души она все-таки лелеяла желание во всем ему признаться и целиком положиться на него, и даже гнев его она готова была как-то пережить. Сейчас она навсегда отбросила такие мысли. Ей даже смотреть в его сторону не хотелось, не то что просить о чем-то.

– Входит ли в ваши обязанности докладывать Максу о разговорах с подчиненными? – спросила она Джо прямо, без обиняков.

Он сидел за своим письменным столом – спокойный и элегантный в темно-сером костюме и свежей белой рубашке. Он был всего лишь на два года старше Макса и тоже очень красив. Но характерами они совершенно не походили друг на друга – Джо был прекрасным семьянином.

Ее вопрос озадачил его, серые глаза изучающе остановились на лице Клеи: он сразу попытался вычислить, что могло стоять за ее словами.

– Я рассказываю ему только о том, что касается компании, – сказал он сдержанно. – Ты можешь спокойно доверить мне любую тайну – как врачу или священнику, но только если твои личные интересы не пересекаются с интересами компании. Но почему такой вопрос? – спросил он тихо. – Что случилось. Клея?

Клея вздохнула и села на стул, где обычно сидела Мэнди.

– Я хочу подать заявление об уходе, – с трудом выговорила она.

Джо удивленно поднял светлые брови:

– И ты не предупреждаешь об этом Макса? Клея утвердительно кивнула, закрыв глаза. Волосы падали ей на плечи роскошным черным занавесом, оттеняющим ее удивительную красоту. Она мгновенно выделялась среди других женщин – и не только из-за необыкновенной правильности своих черт. Во всем ее облике таилась какая-то загадочная восточная нега: и хотя взгляд у нее был сдержанным, даже немного холодным, он не мог скрыть глубинной чувственности ее натуры; губы ее были слишком соблазнительны, чтобы мужчины поверили в непроницаемое спокойствие, с которым она старалась держаться. Но сейчас длинные густые ресницы скрывали выражение ее глаз, губы были плотно поджаты, щеки бледнее обычного. Да и строгий черный костюм выглядел под стать ее настроению, как-то символически. Она была высокой и стройной, но ее никак нельзя было назвать слишком худенькой: высокая полная грудь, тонкая талия, совершенная линия круглых бедер, и никакого намека на живот. Форме и длине ее ног позавидовала бы профессиональная манекенщица. А самое замечательное в ней – иссиня-черные волосы, безупречно чистая кожа и огромные сине-лиловые глаза – придавало всему ее облику волнующий экзотический вид.

– Джо… – Она произнесла его имя немного хрипловатым голосом, так что даже в нем, счастливо женатом человеке, что-то дрогнуло внутри. Он даже улыбнулся про себя: – Можно мне уйти через неделю, но так, чтобы Макс не знал, что я вот-вот уволюсь? – В глазах ее стояла мольба, он же, прищурившись, взвешивал ситуацию.

Облокотившись о ручку кресла, он рассеянно теребил чисто выбритый подбородок. Как только она вошла, попросив разрешения поговорить с ним, он сразу понял, что дело пойдет о чем-то серьезном. Но такого Джо не ожидал. Он задумчиво покачал рыжеватой головой.

– Я бы все-таки попросил тебя объяснить мне, почему ты так поспешно разрываешь контракт, а потом я уж выскажу свое мнение. Почему ты не хочешь предупредить Макса? Ты же знаешь – он будет вне себя.

Ее полные губы сложились в горькую усмешку.

– Я думаю, он только вздохнет с облегчением.-Затем, гордо тряхнув головой-иногда в ней начинала говорить латинская кровь, – она сказала, медленно растягивая слова: – Все кончено, Джо. Наши отношения с Максом зашли в тупик, сейчас это только бесконечная агония.

Джо очень удивился и не совсем ей поверил.

– Но к чему такая таинственность? Если вы решили расстаться друг с другом, то зачем тебе уходить из компании без его ведома? Клея пожала хрупкими плечами.

8
{"b":"78","o":1}