A
A
1
2
3
...
30
31
32
...
60

– Откуда вы говорите?

– Из телефона-автомата…

– До свидания. И перестаньте заниматься телефонным хулиганством.

– Нет! – закричала Света. – Подождите, не кладите трубку. Это не хулиганство. Это не ложный вызов. Я дам вам свой домашний и рабочий телефон. Я редактор отдела культуры газеты «Новое время». Я знаю, там сейчас убивают людей. Я знаю их телефон, но не знаю адреса. Запишите телефон. Имя, фамилия. Вы сможете все быстро узнать. Только пошлите туда людей. Сейчас там будут убийцы.

– Говорите телефон, – сказал дежурный после недолгого колебания.

Она продиктовала телефон. К счастью, Света запомнила номер, когда его набирала Римма.

– Пошлите людей побыстрее, – умоляла она.

– Срочно давайте ваше имя, фамилию, место работы, все телефоны.

– Пошлите людей, – Света уже в голос плакала.

– Девушка, с вашим вызовом уже работают, – с раздражением заметил дежурный, – говорите ваши данные.

Света перечислила все, что от нее требовалось.

– Откуда вы знаете, что там убивают людей? – вдруг снова усомнился дежурный.

– Пошлите наряд и убедитесь сами. Только учтите, что их там трое и все они вооружены.

– Не волнуйтесь, девушка, – казенным голосом успокоил дежурный. – Наряд уже выехал, а скажите, ваша подруга не могла сама нам позвонить?

– Не могла. Они ворвались к ней в квартиру.

– До свидания, – дежурный отключился. – Какая-то ненормальная. Плачет, кричит, что убивают кого-то, а адреса не знает. Говорит, найдите сами, по телефону, – пожал он плечами, обращаясь к напарнику.

– Шизофреничка, – кивнул тот. – У меня за смену несколько таких звонков бывает. Не бери в голову.

Света положила трубку, вытерла слезы. Только бы они успели вовремя. Она подумала о Римме. Она там одна. А если в милиции ей не поверили и никого не пошлют? Тогда они убьют Римму. Света шагнула на проезжую часть улицы и подняла руку. Рядом с ней затормозила машина.

– Куда едешь, красавица? – спросил водитель, блеснув золотыми зубами и нарочито утрируя свой кавказский акцент.

Света пугливо шарахнулась на тротуар. Сидевший в «Жигулях» кавказец дал сигнал, приглашая ее садиться. Света стояла в нерешительности. Надо было сесть, ехать. Нужно где-то переждать, когда закончится этот страшный день. Она вспомнила про погибшего Николая Николаевича. Надо ехать в редакцию, – решила Света и снова шагнула на проезжую часть. «Жигули» с кавказцем, еще не успевшие отъехать, замерли на месте, а затем, дав задний ход, остановились около нее.

– Передумала, красавица? – широко улыбнулся кавказец золотым ртом.

– Иди ты знаешь куда!.. – неожиданно для себя рявкнула Света. Водитель испуганно замер и покорно произнес:

– Так бы сразу и сказала. Куда вас отвезти?

– В редакцию, – приказала Света, дивясь собственной наглости. И села на переднее сиденье рядом с водителем. Ехали молча. Света пока не знала, что делать дальше. Но одно знала твердо: она должна помочь Римме.

…Римме повезло. Она сразу же остановила машину и назвала адрес фотокорреспондента «Коммерц-журнала». Конечно, «Волга» уехала значительно раньше. Она потратила целую минуту на разговор с Вадимом, потом еще минуту или полторы, спускаясь вниз в кабине лифта. Звонила, снова звонила. Искала машину. По ее расчетам выходило, что она потеряла добрых пять минут. Если Федор Беззубик дома и откроет им дверь, они не станут убивать его сразу. Какое-то время будут искать магнитофон, начнут проверять пленку. Они наверняка не уйдут, пока не опробуют пленку, чтобы снова не было прокола.

Малявко и Бондаренко… Она теперь запомнит эти фамилии. Водитель такси, который вез ее к дому Беззубика, искоса поглядывал на странную пассажирку. Молчит, уставясь в одну точку, и беззвучно шевелит губами. То ли стихи учит, то ли бормочет заклятия. Когда машина затормозила у дома Беззубика, она, оглядев двор, сразу увидела знакомую белую «Волгу». Они, конечно, успели раньше ее!

Римма подошла к машине. В салоне никого не было. Все трое, конечно, поднялись наверх, в квартиру Беззубика. Втроем навалятся на Федора. Если он, конечно, не отправился по делам. Еще раз взглянула на машину. Может быть, в квартире только двое убийц. Хотя какая разница? Ей не справиться и с двумя. Но узнать, сколько человек вошло в дом, обязательно нужно. Хотя бы для того, чтобы предупредить милицию, которая должна приехать с минуты на минуту. Если Света дозвонилась, а не дозвониться на «ноль два» практически невозможно, то милицейская машина будет здесь буквально через несколько минут.

Она увидела сидевшую рядом, метрах в пяти, девочку, возившую у подъезда коляску с куклой. Римма подошла к ней.

– Здравствуй, девочка, – поздоровалась она как можно приветливее и улыбнулась малышке.

Ребенку было лет пять, не больше. Но девочка, очевидно, получила строгие указания – ни с кем не здороваться. Именно поэтому она хмуро взглянула на незнакомую тетю и опустила голову, продолжая играть с куклой.

– Ты меня извини… – Римма присела на корточки рядом с ней. – Видишь ли, я хочу узнать, кто приехал на этой машине. Сколько дядей там было. Двое или трое?

Девочка взглянула на нее и снова ничего не ответила. Римма от волнения сняла очки. Близоруко прищурившись, взглянула на девочку и спросила:

– Ты не хочешь мне помочь?

– Мне не разрешают разговаривать с незнакомыми людьми, – рассудительно ответила девочка.

– Не нужно разговаривать, – согласилась Римма. – Только скажи. Двое там было мужчин или трое?

– Не знаю. Много, – ответила девочка.

– Столько? – показала ей два пальца Римма.

– Нет, – покачала головой девочка.

– Столько? – Римма показала три пальца.

– Да, – кивнула девочка, – их было три. Я видела.

– Нужно говорить «трое мужчин», – улыбнулась Римма, поднимаясь с корточек и надевая очки. – Спасибо тебе. Как тебя зовут?

– Люся.

– Спасибо тебе, Люся. – Римма вернулась к машине. Значит, все трое гадов приехали вместе. Скоро здесь должна появиться милиция. Нужно что-то придумать. Если они успеют найти магнитофон с пленкой до того, как приедет милиция, и сотрут запись, – то ей никто не поверит.

Римма обернулась и увидела, что девочка внимательно за ней наблюдает. Она снова подошла к малышке.

– Люся, я войду сейчас в дом. А ты оставайся здесь. Если приедет милиция, скажи, что я в доме. Пусть сразу бегут на третий этаж. Все поняла?

– Поняла, – улыбнулась девочка.

– Ты знаешь, как выглядят дяди милиционеры?

– Знаю. У меня папа милиционер, – ответила девочка.

– Да?.. – изумилась Римма. – Что ж, тем лучше, – улыбнулась Римма на прощание и поспешила к подъезду.

Двери были открыты. Здесь, в старом трехэтажном доме, не было замков с кодом. Римма чуть помедлила и вошла в подъезд. В конце концов, она просто обязана что-то предпринять. Хотя бы ради Николая Николаевича.

ГЛАВА 19

Это было обычное здание на Малой Бронной. Ничем особенно не примечательное, довольно старое, даже ветхое, уже давно требовавшее ремонта. Как обычно бывает в таких случах, на капитальный ремонт не хватало средств и не хватало квартир, чтобы выселить туда жильцов этого пятиэтажного дома с мансардой. На втором этаже уже пять лет в своей однокомнатной квартире жил Игнат Сайфулин. Когда-то у него была семья – жена и дочь, и он жил тогда совсем в другом месте. Причем неплохо зарабатывал, часто получал премии на заводе и даже один раз съездил за рубеж. То была совсем другая жизнь, и Сайфулин каждый раз вспоминал ее с умилением.

Тогда он особенно не злоупотреблял, опасался сурового парткома, принципиального профкома и назойливого комсорга. Все изменилось после девяносто первого. Сначала он лишился всех сбережений – деньги копил на машину. Больше восьми тысяч превратились в бумагу. Потом они сдали свою трехкомнатную квартиру, полученную от завода, и вложили все деньги в «МММ». Чем кончилось предприятие, всем хорошо известно. Теперь Сайфулин «посылал» своих знакомых и незнакомых именно на эти три буквы. В одночасье семья осталась без денег; нечем было даже платить за однокомнатную квартиру, которую они снимали в другом районе города.

31
{"b":"781","o":1}