A
A
1
2
3
...
59
60

Дронго подъехал к редакции газеты «Московский фаталист». И столкнулся в коридоре с Олегом Точкиным.

– Это вы отличились в аэропорту? – осведомился Точкин. – Говорят, что вы действовали очень профессионально.

– Нет, у вас неверная информация. Я вчера весь вечер просидел дома, – пожал плечами Дронго.

Он зашел в приемную и увидел Виолу. Заметив его, девушка отвернулась. Потом спросила:

– Вы к Павлу Сергеевичу? Я сейчас доложу. У него сидит Корытин.

– Сначала к вам. – Дронго уселся на стул. – Знаете, я представляю, как больно, когда молодой человек меняет вас на другую девушку и вам кажется, что он сделал это из корысти. И вы были правы, когда пошли на решительный разрыв. Но поймите и его. Он ведь хотел устроиться в жизни, хотел чего-то добиться. Может, следовало его пожалеть, ведь такой человек всю жизнь прожил бы с нелюбимой женщиной. И знаете… измена себе – худшее из предательств.

– Вы с ней говорили?

– Нет. Мне достаточно было поговорить с вами. И я нисколько не сомневался: убийство Звонарева – не убийство из-за ревности.

– Спасибо, – кивнула Виола, утирая слезы. – Хотите войти к Главному?

– Хочу, – кивнул Дронго.

Она доложила о нем Сорокину, и тот попросил гостя войти. Корытин сидел рядом, когда Дронго вошел в кабинет.

– Может, мне уйти? – спросил ответсек.

– Нет, – возразил Дронго. – У меня дело простое. Я принес деньги, которые вы дали мне в качестве задатка.

Он вытащил из кармана деньги. Аккуратно положил их на стол.

– В чем дело? – спросил Главный. – Вы решили отказаться от расследования? Или на вас оказывают давление? Что произошло?

– Ничего, – улыбнулся Дронго. – Вчера вечером в аэропорту был застрелен убийца вашего Звонарева. Нанявший его депутат сегодня лишится иммунитета и отправится лет на пятнадцать за решетку. А единственный свидетель тоже в морге. У меня нет доказательств, что убийца действительно тот, кого я считаю таковым. И нет свидетелей. Следовательно, я обязан вернуть деньги.

– Погодите. – Сорокин поднялся из-за стола. – Вы хотите сказать, что знаете, кто убил нашего журналиста? Вы даже знаете, кто «заказал» убийство? Но не можете ничего доказать. Так это в суде нужно доказывать. А мы об этом напишем, уж так напишем… Понимаете?

– Не стоит, – возразил Дронго. – В таком случае мы невольно подставим молодых парней, которые ни в чем не виноваты. Нет. Извините, но я отказываюсь от этого дела.

– Может, расскажете, что произошло? – предложил Корытин.

– Обязательно, – кивнул Дронго. – Но в другой раз. Сегодня я очень устал. Извините.

Кивнув на прощание журналистам, он вышел из кабинета.

– Ничего не понял, – в задумчивости пробормотал Сорокин. – Если он знает, кто убийца и кто заказчик, то почему молчит?

– Темнит, – предположил Корытин. – Наверное, очень темная история.

Дронго вышел на улицу. Осмотрелся. Вдруг заметил, что рядом затормозила машина. Это был полковник Демидов. Он открыл дверцу и устремился к Дронго.

– Будет жить! – закричал полковник. – Коля будет жить. Оба мальчика выжили.

А Дронго подумал вдруг, что это поколение будет жить по новым законам в другое время. Теперь для Коли все начнется заново. Потому что он совершил первый в своей жизни мужской поступок.

60
{"b":"781","o":1}