ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чардаш смерти
Дао СЕО. Как создать свою историю успеха
Корпоративное племя. Чему антрополог может научить топ-менеджера
В плену
Она ему не пара
Как не попасть на крючок
Заложники времени
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Ветер над сопками

– Жаль, что она не поехала в Америку, – задумчиво пробормотал Дронго, – там на границе снимают отпечатки пальцев, и подобная инсценировка была бы невозможной. Но я не совсем понимаю, почему вы не проверяете ее кредитные карточки. Современному человеку трудно исчезнуть внезапно, растворившись в Европе. Кроме телефона, паспорта и билетов ей нужны деньги, чтобы расплачиваться за отели и рестораны. Ей нужно где-то жить и питаться. Значит, за это время где-то должны были засветиться ее кредитные карточки. Вы знали, какие у нее кредитки?

– Конечно, знали. У нее была карточка «Кредит ди Норд». Это французский банк. И две карточки российских банков. Три кредитные карточки, из которых одна золотая. Мы проверили оба российских банка. Она сняла десять тысяч евро наличными в разных местах Москвы в тот самый день, когда пропала. И больше ее карточки ни разу не использовались. Ни разу.

– А французская?

– Они пока не ответили. Но мы отправили запрос. Через французскую полицию. Пока ждем ответа. Но я уверен, что она не использовала и эту карточку. Не знаю почему, но уверен. Она достаточно опытный финансист, чтобы так глупо подставиться. Если она действительно хочет исчезнуть.

– Как это исчезнуть? Ведь она может находиться в Шенгенской зоне не более трех месяцев. Мультивиза дается на девяносто дней. Верно?

– Да. Но мы не можем ее найти. А денег ей может хватить на месяц или два.

– Она сняла все деньги, которые у нее были?

– Нет. На одной карточке осталось около пяти тысяч долларов. Другая – кредитная. Она может тратить до двадцати тысяч. И еще есть французская. Она была не самым бедным человеком.

– Когда она получила визу?

– В январе этого года. И была у нас на январских каникулах. Дней десять. Потом приезжала на несколько дней в апреле. И еще отдыхала с нами летом. Почти месяц.

– Тогда выходит, что у нее осталось не так много дней, – быстро подсчитал Дронго, – не больше тридцати-сорока дней с правом нахождения в Шенгенской зоне. И срок истекает к январю будущего года. Все правильно?

– Да, у нее была обычная годовая мультивиза. Только срок истекает в этом году. Тридцать первого декабря. Она должна либо выехать из зоны, либо остаться на нелегальных правах. Но до этого у нее закончится разрешение быть в Шенгенской зоне положенные девяносто дней. Закончится примерно через месяц. Или чуть больше, я не считал.

– И в милицию вы больше не обращались?

– Нет. Мы не считали нужным привлекать посторонних. Они все равно Веру не найдут. Я задействовал службу безопасности нашей компании и нескольких частных детективов. Но результатов пока нет.

– Ясно. – Дронго снова посмотрел на молчавшего Вейдеманиса. Затем взглянул на своего гостя. – Вы хотите, чтобы я нашел вашу родственницу? – уточнил он.

– Это был бы идеальный вариант. Или хотя бы выяснили, куда она сбежала и почему.

– Давайте договоримся. Я начинаю поиски только на условиях абсолютного доверия, – пояснил Дронго, – и поэтому задам вам еще раз вопрос, который я уже задавал. И от искренности вашего ответа будет зависеть мое решение. Согласиться или нет.

– Такая своеобразная проверка, – усмехнулся Каплунович, – давайте ваш вопрос.

– Почему она исчезла? Вы ведь наверняка знаете главную причину, но не хотите мне о ней говорить. Не хотите сказать мне всю правду. Почему?

Каплунович растерялся, нахмурился. Взглянул на Вейдеманиса, потом на Дронго.

– Я пришел к вам за помощью, – раздраженно начал он, – а вы…

– До свидания, – тоном, не терпящим возражений, произнес Дронго, – я же предупредил вас, что мне нужен искренний ответ. А вы не собираетесь посвящать меня во все детали. В таком случае я вынужден вам отказать. Извините…

Он хотел подняться. Каплунович все понял. Он вообще был достаточно сообразительным человеком. Иначе не смог бы стать богатым. Решения он принимал быстро и не колеблясь.

– Подождите, – сказал он, – подождите. Вы, конечно, понимаете, что это только наши подозрения.

Дронго молча кивнул.

– Черт возьми, – вырвалось у Бориса Самуиловича, – я не думал, что вас будет двое. Как Шерлок Холмс и доктор Ватсон…

– Можете считать и так, – согласился Дронго.

– В общем, я считаю, что исчезновение Веры связано с ее бывшей работой в кабинете министров. Они работали вместе с Репниковым. И были достаточно близки к бывшему премьеру. Вы меня понимаете?

Дронго кивнул, но было понятно, что он ждет дальнейших объяснений.

– Черт возьми, – снова сказал Каплунович. Он достал из кармана миниатюрный аппарат «Моторолла», вытащил батарею, разрядил телефон. Затем достал второй аппарат, «Сименс», и также разрядил его.

– Сделайте звук телевизора еще громче, – попросил он.

Дронго прибавил звук.

– Я почти уверен, что ее исчезновение связано с работой в аппарате бывшего премьера, – тихо сообщил Каплунович, – я уже предпринял некоторые шаги и по ряду достаточно веских фактов убедился в том, что Вера каким-то образом связана с этими событиями. А вы прекрасно знаете, какие у нас сейчас времена. Меня могут прослушивать. Я даже не уверен, что нас сейчас не слышат. Если это так, то вы можете не найти Веру никогда, а ее возможный выезд во Францию – всего лишь обычная инсценировка, которую провели спецслужбы, чтобы нас обмануть. Иначе просто невозможно поверить в то, что она не позвонила нам, как только прилетела. Хотя бы для того, чтобы мы смогли ее защитить. Но говорить об этом я не могу, пока не буду точно знать, что с ней случилось. И не могу обращаться ни в ФСБ, ни в милицию. А тем более доверять обычным частным детективам. Мне говорили, что вы достаточно независимый эксперт и к тому же у вас большой опыт подобных расследований.

Каплунович чуть ослабил узел галстука.

– Вы хотели, чтобы я был искренним до конца, – добавил он после некоторого раздумья, – признаюсь вам, что я говорил со многими людьми. Знаете, как они вас характеризовали? Не только как одного из лучших экспертов в своей области, но и как человека порядочного, который не сдает людей, с которыми работает. Многие считают, что вы один из тех редких людей, кто еще может позволить себе иметь какие-то принципы. Может, потому, что вы восточный человек и у вас есть своеобразный кодекс чести. У кавказцев свои представления о мужской порядочности.

– Не поэтому, – возразил Дронго, – мой друг Эдгар латыш, но это не мешает ему придерживаться тех же принципов в жизни.

– Может быть, – согласился Каплунович, – но моя сестра просто раздавлена свалившимся на нас несчастьем. И мы хотим, чтобы вы помогли найти Веру. Или… или хотя бы узнать, что с ней случилось. Это моя единственная просьба. Надеюсь, вы понимаете, что все ваши расходы будут оплачены. И никто не должен знать о цели ваших поисков и о нашем разговоре. Никто. Сейчас наступили плохие времена для очень богатых людей в нашей стране. Каждый из нас в любой момент может оказаться на краю земли в какой-нибудь сибирской колонии. Разорить и отнять можно любую компанию, если, конечно, государство ставит перед собой такие цели. И силы слишком неравны. И ни один человек не может быть абсолютно уверен, что завтра к нему не придут налоговые службы или прокуроры. В нашей стране нет идеальных миллионеров, как никогда не было идеальных законов и идеальных времен. Любой владелец крупной компании не сможет никогда даже пройти чистилище и тем более попасть в рай. Для этого мы совершили слишком много грехов в девяностые годы. Все без исключения. И каждый из нас об этом знает. Самое обидное, что мы знаем это друг о друге и все об этом знают.

– Приятно слышать, – пробормотал Дронго, – значит, такова цена ваших состояний?

– Мы платим своими душами, – ответил Каплунович, – и это почти неизбежно.

– Она знала ваши секреты?

– Возможно, что да. Я привык доверять жене. Она могла быть откровенна со своей сестрой.

– Вы полагаете, что это может быть обходной наезд именно на вашу компанию?

– Я ничего не могу исключать. Но мне кажется, что это связано с ее бывшей работой. Журналиста Оглобина я близко не знал и никогда в жизни с ним не общался, но Репников был достаточно серьезным человеком.

6
{"b":"782","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
За них, без меня, против всех
Спасти лето
Мастер Ветра. Искра зла
Заложники времени
Как найти деньги для вашего бизнеса. Пошаговая инструкция по привлечению инвестиций
Кости зверя
Потерянное озеро
Джордж и ледяной спутник
Истории жизни (сборник)