ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разбитые звезды
Перевертыш
Потерянный город Обезьяньего бога
Приморская академия, или Ты просто пока не привык
Вдох-выдох
Звездное небо Даркана
Краудфандинг. Как найти деньги для вашей идеи
Разрушитель божественных замыслов
Рыцарь ордена НКВД
Содержание  
A
A

– Мне срочно нужен Гурвич. Или офицер безопасности посольства, – попросил Дронго.

В израильском посольстве все решилось мгновенно. Здесь четко знали, что любое промедление может обернуться трагедией. Через минуту Павел взял трубку.

– Мне нужен список, – потребовал Дронго, – список всех пропавших канадских паспортов. Сколько их тогда пропало?

– Восемь.

– Только канадские?

– Нет, – сказал Гурвич, – но это не телефонный разговор.

– У меня нет времени на разного рода деликатности. Какие еще паспорта пропали? Говори быстрее, возможно, от этого зависит исход нашей операции.

– Вообще-то там были еще турецкие паспорта. Два чистых бланка. У нас есть договоренность с турецкой разведкой, и мы иногда используем эти...

– Черт бы вас всех побрал! – разозлился Дронго. – Почему же вы раньше мне об этом не сказали?! Мне нужны номера. Срочно.

– У меня их нет. Нужно запросить Израиль.

– Позвони и перезвони сразу мне. Какой здесь телефон? – спросил Дронго у девушки и, получив ответ, продиктовал. Затем бросил трубку.

– Канадские граждане на рейсе шестнадцатого марта были? – спросил он.

– Нет, – девушка посмотрела список, – канадцев не было.

– Сколько граждан Турции не улетело из этого списка?

– Двадцать два человека.

– Намиг Омар. Проверьте, есть ли такой человек в списках от шестнадцатого марта.

– Есть, – сообщила девушка, набрав его фамилию.

– Я вижу, что есть, – разозлившись на самого себя из-за потери времени, пробормотал Дронго. «Можно было просто взять лист с фамилиями пассажиров, – зло подумал он. – Кажется, я действительно начинаю делать ошибки».

– Он улетел двадцать третьего, – задумчиво произнес Дронго, – проверьте, кто улетел вместе с ним из этого списка за шестнадцатое марта.

– Еще двадцать пять человек, – любезно сообщила девушка после проверки, – они прилетали туристической группой.

Мовсаев сидел рядом, не вмешиваясь в работу Дронго. Он лишь с интересом следил за появлявшимися на принтере фамилиями. Раздался телефонный звонок. Девушка подняла трубку и передала ее Дронго:

– Вас.

– Мы проверили, – убитым голосом сообщил Павел, – но оба паспорта были изъяты турецкими властями еще несколько месяцев назад. Эти документы им предъявили курдские повстанцы, которые были арестованы при прохождении границы. Это дохлый номер, – пробормотал Павел напоследок.

– До свидания, – Дронго бросил трубку и снова посмотрел на девушку.

– Двадцать две фамилии, – произнес он. – Проверьте, может, кто-нибудь из них улетел самолетом другой авиакомпании?

– Это очень долго, – взмолилась девушка, – нужно делать запрос в «КЛМ», в «Бритиш Эйруэйз», в «Люфтганзу», в «Трансаэро», в «Азал». Вы представляете, как это сложно и сколько займет времени?

– Подождите, – задумался Дронго, – давайте сделаем по-другому. Проверьте, у кого из двадцати двух оставшихся в Баку турецких граждан были обратные билеты?

Мовсаев покачал головой и осторожно сказал:

– Так мы можем ничего не добиться. Они вполне могли взять обратный билет.

– Не обязательно, – возразил Дронго, – ведь тот, кого мы ищем, наверняка прилетел вместе с арестованным канадцем. Хотя бы для контроля за ним. Канадец был им очень важен. Он должен был сыграть свою роль, отвлекая на себя внимание и давая возможность террористу попасть в страну по канадскому паспорту. А здесь, в Баку, снова поменялся, уже в третий раз.

– Вы думаете, был не двойной, а тройной обмен? – понял Мовсаев.

– Уверен. Нам нужно вычислить третьего. Иногда такие мелочи, как обратный билет, могут сказать больше, чем это хотелось бы террористу.

– У восемнадцати пассажиров были обратные билеты, – сообщила девушка.

– Остались четверо, – пробормотал Мовсаев, тревожно взглянув на Дронго. Тот кивнул, вчитываясь в список из четырех фамилий. Потом поднял голову.

– Он не полетит ни в Голландию, ни в Германию. Побоится сунуться туда с подложными документами. Тем более после убийства в Париже. Значит, искать нужно либо в странах СНГ, либо в арабских. Как крайний вариант – Англия. Проверьте, не брал ли кто-нибудь из этих четверых билеты в другие места. Например, в страны СНГ или в азиатские страны.

– Это очень долго, – опять предупредила девушка. – В страны СНГ летают и частные компании, и много других самолетов. А в азиатские летают в основном самолеты «Азала», азербайджанской авиакомпании.

– Куда летают эти самолеты?

– В Арабские Эмираты, Иран, Пакистан, Индию, Китай, Сирию, Турцию... по-моему, летали раньше и в Египет. Я не помню все маршруты.

– А в Израиль?

– Да-да, конечно. В Израиль тоже летают. В Тель-Авив есть прямой рейс.

– Проверьте эти рейсы, – попросил Дронго. Девушка начала набирать данные на компьютере. Они ждали долго, пока, наконец, она подняла голову и сказала:

– Да, есть. Две фамилии. Один улетал в Сирию двадцать третьего марта, другой в Пакистан двадцать пятого.

– Они прибыли одним рейсом с Намигом Омаром шестнадцатого марта из Турции?

Девушка кивнула. Ей начала надоедать непонятная назойливость незнакомца. Так можно просидеть до вечера. Дронго сжал зубы. Вполне возможно, что он напал на след. В любом случае эти двое пассажиров вылетели из Баку позже канадского гражданина и один из них вполне мог оказаться террористом.

– Других данных по компании нет? – на всякий случай спросил он. – Посмотрите по этим двум фамилиям. Хотя нет, посмотрите по всем четырем.

От него не укрылось то раздражение, с каким девушка забегала пальцами по клавишам. Мовсаев усмехнулся.

– Кажется, мы начинаем ее мучить, – негромко сказал он, и в этот момент девушка подняла голову.

– Есть, – сказала она, – один из них вылетал в Москву самолетом компании «Азал» восемнадцатого марта.

– Когда? – почти в один голос спросили Дронго и Мовсаев.

– Восемнадцатого марта, – подтвердила девушка, немного испуганно взглянув на нервных гостей, – он вылетел в Москву утром восемнадцатого марта.

– Имя? – потребовал Дронго.

– Натиг Кур, – прошептала девушка.

– Куда он полетел из Баку – в Сирию или Пакистан?

– В Сирию, двадцать третьего марта, – подтвердила девушка, – коммерческим рейсом. Так обычно летают туристические группы.

– Подождите, – прервал ее Дронго, чувствуя рядом учащенное дыхание Мовсаева. – Вы сказали, что он утром восемнадцатого вылетел в Москву, а уже двадцать третьего отправился отсюда в Сирию. Значит, он успел вернуться из Москвы. Проверьте еще раз все рейсы «Азала» с восемнадцатого по двадцать третье.

– Я уже проверила, – возмущенно ответила девушка, – здесь нет на него данных. Только его вылет в Москву восемнадцатого.

– Какие еще самолеты летают из Москвы? Какие компании?

– «Аэрофлот – международные авиалинии», «Домодедово», «Трансаэро». Иногда бывают и коммерческие рейсы.

– Проверьте пока три российские компании, – попросил Дронго. Он взглянул на Мовсаева.

– Кажется, нашли, – сказал тот нахмурившись.

На этот раз ждать пришлось недолго. После первого же набора девушка нервно поежилась и сказала:

– Он прилетел девятнадцатого нашей авиакомпанией в Баку. Что еще вы хотите узнать?

– Спасибо, большое спасибо. – Дронго вышел из зала, увлекая за собой Мовсаева.

– Теперь мы знаем точную картину случившегося, – начал объяснять Дронго. – Шестнадцатого марта из Турции прилетают в Баку два человека, канадец с документами Намига Омара и Натиг Кур со своим паспортом, контролирующий перелет канадца. Семнадцатого в Баку прибывает сам Мул по документам канадца. На следующий день Натиг Кур почему-то срочно вылетает в Москву и через день возвращается. Я убежден: если мы сумеем грамотно организовать проверку, то можно выяснить, с кем именно он контактировал в Москве. Двадцатого марта канадец, получив свой паспорт, пытается вылететь в Голландию, и тогда его арестовывают. Это сигнал для террориста о том, что израильские спецслужбы уже находятся в Баку. Тогда он вылетает двадцать третьего марта в Сирию по документам Натига Кура, а тот, взяв его паспорт, соответственно вылетает в Турцию, чтобы прикрыть самого Мула. Комбинация гениальная, если учесть, что пограничники, как правило, не очень смотрят на фотографии, проверяют лишь правильность документов турецких граждан. Они ведь считаются как бы своими и ездят в республику, часто оформляя визу на месте.

19
{"b":"786","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Жених-незнакомец
День закрытых дверей (сборник)
Революция на газоне. Книга о футбольных тактиках
Теория везения. Практическое пособие по повышению вашей удачливости
Снег над барханами
Последний шанс
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Теория всего. От сингулярности до бесконечности: происхождение и судьба Вселенной
Волк. Размышления о главном