ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Меня зовут Шейлок
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!
Катарсис. Северная Башня
Охотник на кроликов
Любовница маркиза
Семья мадам Тюссо
Влюбиться в жизнь. Как научиться жить снова, когда ты почти уничтожен депрессией
Братство бизнеса. Как США и Великобритания сотрудничали с нацистами
Чаша волхва
Содержание  
A
A

– Мне срочно нужен Гурвич. Или офицер безопасности посольства, – попросил Дронго.

В израильском посольстве все решилось мгновенно. Здесь четко знали, что любое промедление может обернуться трагедией. Через минуту Павел взял трубку.

– Мне нужен список, – потребовал Дронго, – список всех пропавших канадских паспортов. Сколько их тогда пропало?

– Восемь.

– Только канадские?

– Нет, – сказал Гурвич, – но это не телефонный разговор.

– У меня нет времени на разного рода деликатности. Какие еще паспорта пропали? Говори быстрее, возможно, от этого зависит исход нашей операции.

– Вообще-то там были еще турецкие паспорта. Два чистых бланка. У нас есть договоренность с турецкой разведкой, и мы иногда используем эти...

– Черт бы вас всех побрал! – разозлился Дронго. – Почему же вы раньше мне об этом не сказали?! Мне нужны номера. Срочно.

– У меня их нет. Нужно запросить Израиль.

– Позвони и перезвони сразу мне. Какой здесь телефон? – спросил Дронго у девушки и, получив ответ, продиктовал. Затем бросил трубку.

– Канадские граждане на рейсе шестнадцатого марта были? – спросил он.

– Нет, – девушка посмотрела список, – канадцев не было.

– Сколько граждан Турции не улетело из этого списка?

– Двадцать два человека.

– Намиг Омар. Проверьте, есть ли такой человек в списках от шестнадцатого марта.

– Есть, – сообщила девушка, набрав его фамилию.

– Я вижу, что есть, – разозлившись на самого себя из-за потери времени, пробормотал Дронго. «Можно было просто взять лист с фамилиями пассажиров, – зло подумал он. – Кажется, я действительно начинаю делать ошибки».

– Он улетел двадцать третьего, – задумчиво произнес Дронго, – проверьте, кто улетел вместе с ним из этого списка за шестнадцатое марта.

– Еще двадцать пять человек, – любезно сообщила девушка после проверки, – они прилетали туристической группой.

Мовсаев сидел рядом, не вмешиваясь в работу Дронго. Он лишь с интересом следил за появлявшимися на принтере фамилиями. Раздался телефонный звонок. Девушка подняла трубку и передала ее Дронго:

– Вас.

– Мы проверили, – убитым голосом сообщил Павел, – но оба паспорта были изъяты турецкими властями еще несколько месяцев назад. Эти документы им предъявили курдские повстанцы, которые были арестованы при прохождении границы. Это дохлый номер, – пробормотал Павел напоследок.

– До свидания, – Дронго бросил трубку и снова посмотрел на девушку.

– Двадцать две фамилии, – произнес он. – Проверьте, может, кто-нибудь из них улетел самолетом другой авиакомпании?

– Это очень долго, – взмолилась девушка, – нужно делать запрос в «КЛМ», в «Бритиш Эйруэйз», в «Люфтганзу», в «Трансаэро», в «Азал». Вы представляете, как это сложно и сколько займет времени?

– Подождите, – задумался Дронго, – давайте сделаем по-другому. Проверьте, у кого из двадцати двух оставшихся в Баку турецких граждан были обратные билеты?

Мовсаев покачал головой и осторожно сказал:

– Так мы можем ничего не добиться. Они вполне могли взять обратный билет.

– Не обязательно, – возразил Дронго, – ведь тот, кого мы ищем, наверняка прилетел вместе с арестованным канадцем. Хотя бы для контроля за ним. Канадец был им очень важен. Он должен был сыграть свою роль, отвлекая на себя внимание и давая возможность террористу попасть в страну по канадскому паспорту. А здесь, в Баку, снова поменялся, уже в третий раз.

– Вы думаете, был не двойной, а тройной обмен? – понял Мовсаев.

– Уверен. Нам нужно вычислить третьего. Иногда такие мелочи, как обратный билет, могут сказать больше, чем это хотелось бы террористу.

– У восемнадцати пассажиров были обратные билеты, – сообщила девушка.

– Остались четверо, – пробормотал Мовсаев, тревожно взглянув на Дронго. Тот кивнул, вчитываясь в список из четырех фамилий. Потом поднял голову.

– Он не полетит ни в Голландию, ни в Германию. Побоится сунуться туда с подложными документами. Тем более после убийства в Париже. Значит, искать нужно либо в странах СНГ, либо в арабских. Как крайний вариант – Англия. Проверьте, не брал ли кто-нибудь из этих четверых билеты в другие места. Например, в страны СНГ или в азиатские страны.

– Это очень долго, – опять предупредила девушка. – В страны СНГ летают и частные компании, и много других самолетов. А в азиатские летают в основном самолеты «Азала», азербайджанской авиакомпании.

– Куда летают эти самолеты?

– В Арабские Эмираты, Иран, Пакистан, Индию, Китай, Сирию, Турцию... по-моему, летали раньше и в Египет. Я не помню все маршруты.

– А в Израиль?

– Да-да, конечно. В Израиль тоже летают. В Тель-Авив есть прямой рейс.

– Проверьте эти рейсы, – попросил Дронго. Девушка начала набирать данные на компьютере. Они ждали долго, пока, наконец, она подняла голову и сказала:

– Да, есть. Две фамилии. Один улетал в Сирию двадцать третьего марта, другой в Пакистан двадцать пятого.

– Они прибыли одним рейсом с Намигом Омаром шестнадцатого марта из Турции?

Девушка кивнула. Ей начала надоедать непонятная назойливость незнакомца. Так можно просидеть до вечера. Дронго сжал зубы. Вполне возможно, что он напал на след. В любом случае эти двое пассажиров вылетели из Баку позже канадского гражданина и один из них вполне мог оказаться террористом.

– Других данных по компании нет? – на всякий случай спросил он. – Посмотрите по этим двум фамилиям. Хотя нет, посмотрите по всем четырем.

От него не укрылось то раздражение, с каким девушка забегала пальцами по клавишам. Мовсаев усмехнулся.

– Кажется, мы начинаем ее мучить, – негромко сказал он, и в этот момент девушка подняла голову.

– Есть, – сказала она, – один из них вылетал в Москву самолетом компании «Азал» восемнадцатого марта.

– Когда? – почти в один голос спросили Дронго и Мовсаев.

– Восемнадцатого марта, – подтвердила девушка, немного испуганно взглянув на нервных гостей, – он вылетел в Москву утром восемнадцатого марта.

– Имя? – потребовал Дронго.

– Натиг Кур, – прошептала девушка.

– Куда он полетел из Баку – в Сирию или Пакистан?

– В Сирию, двадцать третьего марта, – подтвердила девушка, – коммерческим рейсом. Так обычно летают туристические группы.

– Подождите, – прервал ее Дронго, чувствуя рядом учащенное дыхание Мовсаева. – Вы сказали, что он утром восемнадцатого вылетел в Москву, а уже двадцать третьего отправился отсюда в Сирию. Значит, он успел вернуться из Москвы. Проверьте еще раз все рейсы «Азала» с восемнадцатого по двадцать третье.

– Я уже проверила, – возмущенно ответила девушка, – здесь нет на него данных. Только его вылет в Москву восемнадцатого.

– Какие еще самолеты летают из Москвы? Какие компании?

– «Аэрофлот – международные авиалинии», «Домодедово», «Трансаэро». Иногда бывают и коммерческие рейсы.

– Проверьте пока три российские компании, – попросил Дронго. Он взглянул на Мовсаева.

– Кажется, нашли, – сказал тот нахмурившись.

На этот раз ждать пришлось недолго. После первого же набора девушка нервно поежилась и сказала:

– Он прилетел девятнадцатого нашей авиакомпанией в Баку. Что еще вы хотите узнать?

– Спасибо, большое спасибо. – Дронго вышел из зала, увлекая за собой Мовсаева.

– Теперь мы знаем точную картину случившегося, – начал объяснять Дронго. – Шестнадцатого марта из Турции прилетают в Баку два человека, канадец с документами Намига Омара и Натиг Кур со своим паспортом, контролирующий перелет канадца. Семнадцатого в Баку прибывает сам Мул по документам канадца. На следующий день Натиг Кур почему-то срочно вылетает в Москву и через день возвращается. Я убежден: если мы сумеем грамотно организовать проверку, то можно выяснить, с кем именно он контактировал в Москве. Двадцатого марта канадец, получив свой паспорт, пытается вылететь в Голландию, и тогда его арестовывают. Это сигнал для террориста о том, что израильские спецслужбы уже находятся в Баку. Тогда он вылетает двадцать третьего марта в Сирию по документам Натига Кура, а тот, взяв его паспорт, соответственно вылетает в Турцию, чтобы прикрыть самого Мула. Комбинация гениальная, если учесть, что пограничники, как правило, не очень смотрят на фотографии, проверяют лишь правильность документов турецких граждан. Они ведь считаются как бы своими и ездят в республику, часто оформляя визу на месте.

19
{"b":"786","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Список желаний Бумера
Абхорсен
Одержимость
Братство бизнеса. Как США и Великобритания сотрудничали с нацистами
О чем молчат мертвые
Смерть от совещаний
Эльф из погранвойск
Маленькая книга BIG похудения