ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маркетинг от потребителя
Апельсинки. Честная история одного взросления
Война 2020. На южном фланге
Последняя миля
Наследник для императора
Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 1. На краю пропасти
Что скрывают красные маки
Империя бурь
Тетрадь кенгуру
Содержание  
A
A

– Вы понимаете, что происходит, Дронго? – повысил голос Райский. – Получается, что в обоих случаях нас опередили. А это уже не просто террорист, пусть даже самый опасный, который прячется от нас по всему миру. Речь идет о худшем, о предательстве. Кто-то сообщил Мулу о вашем визите в Тегеран, кто-то успел сообщить о ваших выводах насчет тройного обмена паспортов. Кто-то сыграл на опережение, и я не обязан верить, что все это дело рук одного Мула. У него просто нет таких возможностей и таких людей. За его спиной должна стоять мощная организация. И такой организацией может быть только иранская разведка.

– Неужели вам не надоело жить постоянно в условиях войны? – вдруг спросил Дронго. – Неужели вам не надоела постоянная ненависть? Ну постарайтесь хотя бы иногда отказываться от привычных шаблонов. Не могут иранцы играть такими вещами, как религия. Просто не могут. Они не смогли бы имитировать смерть хаджи Карима. Для них, как истинных мусульман, каждый совершивший хадж считается хаджи, а тем более хаджи Карим. Его полное имя Хаджи Сеид Карим, а это значит, что он происходит из рода Мухаммеда, пророка мусульман. Он был одним из лидеров шиитской общины Ливана, и иранцы не простят его убийство Ахмеду Мурсалу. Свои ценности есть у каждого народа, если не хотите их принимать, то хотя бы научитесь их уважать.

– Если в Иерусалиме произойдет новый взрыв или где-нибудь снова захватят наших граждан, кто будет виноват? – гневно спросил Райский. – Ваши теологические рассуждения не подходят под наш конкретный пример. Наше государство с самого дня своего рождения живет во враждебном окружении. Нас ненавидят и боятся. И я не имею права сидеть здесь с вами и рассуждать о причинах этой ненависти. У меня конкретная задача – найти террориста, разыскать самого опасного негодяя, который когда-либо боролся против нас. Я не имею права на ошибку. Я не должен верить в его гениальность или в ваши схоластические рассуждения. Если он успевает повсюду, если устраивает тройной обмен, привозит непонятные грузы из Москвы, посылает убийцу к вам еще до того, как вы полетите в Тегеран, устраняет единственного свидетеля в Баку, то я обязан предположить, что за его спиной стоит мощная организация. И эта организация борется против нас.

Он замолчал и отвернулся, давая понять, что спор исчерпан.

– Я свяжусь с Касумовым и постараюсь узнать, что там случилось, – примирительно предложил Дронго.

– Извините, – буркнул Райский, – просто эти постоянные взрывы в Иерусалиме стали нашей страшной бедой. Каждый раз мы с ужасом ждем сообщений, кто еще погиб из наших родственников в этом кровавом кошмаре.

– Я понимаю, – кивнул Дронго.

– Конечно, вы не обязаны меня выслушивать, тем более со мной соглашаться, – продолжал генерал, – и ваши выводы я приму к сведению. Но и вы примите к сведению мои сомнения.

– Возможно, истина находится где-то посередине, – предположил Дронго.

Гурвич, видя, что оба собеседника несколько выдохлись, счел за благо вмешаться, постаравшись немного сблизить позиции сторон.

– По последним сообщениям, террорист действительно находится в Сирии, – негромко сообщил он.

– Нужно полететь в Сирию, – быстро сказал Дронго, – но до этого постараться выяснить, что произошло с главным свидетелем и кто его мог так быстро убрать. Боюсь, что у Мула были свои люди в городе.

– Не уверен, – снова вмешался Райский, – но надеюсь, вы не собираетесь искать убийцу? Этим уже занимаются Министерство национальной безопасности и местная прокуратура. Я не уверен, что у вас есть время и возможности заниматься расследованием.

– Ничего, – улыбнулся Дронго, – у меня есть знакомый, который может помочь следователям. Я собираюсь его попросить.

– Надеюсь, вы не собираетесь никому рассказывать о нашем разговоре? – спросил генерал.

– Нет. Я же сказал, что у меня есть надежный человек, пожалуй, единственный в мире, которому я могу доверять больше, чем самому себе.

– Никогда в это не поверю, – скептически сказал Райский, – вы ведь профессионал и знаете, что в нашем деле никому нельзя доверять. Это абсолютная норма в нашей профессии.

– За исключением одного случая. Это мой отец, генерал. Надеюсь, вы не будете возражать, если я попрошу его немного помочь мне?

Сен-Тропе. Порт Гримо. Вилла «Помм де Пимм». 4 апреля 1997 года

Он прилетел в Ниццу несколько дней назад. На Лазурном берегу единственный крупный международный аэропорт был в Ницце; даже в Монако, формально самостоятельном государстве, не было своего аэропорта, и туда летали только вертолеты, ходили поезда, но в основном туристы приезжали на своих автомобилях.

Поверить в слова Армана Эрреры было невозможно. Но действительность превзошла все его ожидания. Он получил еще одну пачку денег. Правда, не сразу пятьдесят тысяч, как обещал Эррера, но ему выдали двадцать тысяч долларов наличными. Вернее, сначала в Севилье Эррера дал ему первые десять тысяч, а уже затем здесь, в Сен-Тропе, вторую пачку. К большому сожалению Уэйвелла, деньги ему перевели лишь целевым переводом, указав, что они могут быть израсходованы только в качестве оплаты за виллу «Помм де Пимм». Что ему и пришлось сделать. Когда он подписывал документы, у него дрожали руки и он не представлял себе виллы, за которую можно заплатить такие деньги. Но когда приехал на виллу, расположенную в порту Гримо, в десяти километрах от Сен-Максима, в пятидесяти метрах от дороги на побережье, ведущей в Сен-Тропе, он понял, что вилла несомненно стоит таких огромных денег.

Майкл Уэйвелл впервые в жизни осознал, что такое счастье. И как выглядит настоящая роскошь. На огромной вилле было четыре большие спальные комнаты, каждая со своей ванной и с двумя большими широкими кроватями. Две спальные комнаты находились на втором этаже, а две другие на третьем, куда вела широкая лестница. Огромная гостиная имела свой отдельный бар со стойкой, высокими креслами, приспособленными для стойки бара, и холодильной установкой. В левой части гостиной находился угловой холл для любителей смотреть телевизор или просто погреться у камина. К гостиной примыкала довольно большая и великолепно оснащенная всем необходимым кухня. Из кухни и гостиной можно было попасть на верхнюю террасу, которая нависала над садом. Внизу был большой бассейн с искусственным подогревом. Сад вокруг виллы простирался до самого моря, и почти на трех тысячах квадратных метров росли всевозможные плодовые деревья в этом раю. Еще ниже находилось искусственно созданное озеро с беседкой. На первом этаже виллы, куда можно было попасть, лишь обогнув дом, находились две комнаты и кухня консьержа, который жил там со своей семьей.

Уэйвелл внес деньги за виллу и целый день ходил по комнатам, наслаждаясь роскошью. В дом можно было попасть через парадный вход, который вел в холл и в еще одну, пятую ванную комнату для гостей. Только из холла можно было попасть в гостиную. Для особо ленивых из бассейна была устроена лестница прямо на верхнюю террасу, откуда также можно было попасть в гостиную.

Майкл подумал, что это слишком много для его измученной души. Еще два дня он беспробудно пьянствовал на вилле, заказав по телефону шампанское «Дом Периньон» и лучший французский коньяк, какой только могли доставить сюда из Сен-Максима. И только четвертого апреля, проспавшись, решил, что непростительно глупо проводит время. И отправился в Сен-Максим, чтобы найти подружку для совместного проживания. Условия, которые поставил Эррера, были фантастическими. Нужно всего лишь наслаждаться проживанием на вилле и ждать неведомых гостей от Эрреры. Он успел подружиться с консьержем, невероятно тупым и ограниченным мсье Эриком. Мсье Эрика отличала редкая медлительность в принятии решений и полное отсутствие здравой житейской смекалки. Любой вопрос, который иногда возникал у Майкла Уэйвелла, вызывал у консьержа мучительные раздумья, словно он решал самую сложную задачу в жизни. И даже в первую ночь, когда Майкл выехал на такси в Сен-Максим за покупками, а потом, проехав свой поворот, забыл указать водителю на порт Гримо и позвонил по телефону консьержу, чтобы уточнить дорогу, это вызвало у мсье Эрика замешательство, он в течение двадцати минут пытался сообразить, как объяснить таксисту, где именно находится поворот на виллу.

32
{"b":"786","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Самый желанный мужчина
Вне подозрений
Группа крови
Влюбиться в жизнь. Как научиться жить снова, когда ты почти уничтожен депрессией
Пустошь
Список желаний Бумера
Рецепты Арабской весны: русская версия
Магическая академия строгого режима