ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Она
Монтессори с самого начала. От 0 до 3 лет
Леди и Некромант
13 минут
Война 2020. На южном фланге
Как раскрутить блог в Instagram: лайфхаки, тренды, жизнь
Дорога Теней
Блуждание во снах
Эрхегорд. Сумеречный город
Содержание  
A
A

Дронго не бывал раньше в Алеппо и поэтому с удовольствием разглядывал величественные сооружения. Особенно поражала расположенная на горе цитадель двенадцатого века, в которой укрывался правитель Халеба Нур-ад-дин, впервые рискнувший бросить вызов крестоносцам. Он передал бразды правления своему преемнику Салах-ад-дину, который стал подлинным кошмаром для государства крестоносцев, отвоевав у них Иерусалим и вытеснив их из Антиохийского княжества.

Мечеть Омейядов, строительство которой началось еще в восьмом веке и было завершено лишь в тринадцатом, привлекала внимание не только необычной архитектурой, но и внутренними постройками, расположенными во дворе.

Дронго любил бродить по улицам незнакомых городов. Алеппо был не просто изумительно красивым. В нем чувствовалась та энергетика пластов, которая может быть только в очень старом городе, где энергетические поля, казалось, утрамбованы собственной историей, зачастую кровавой и беспощадной, но всегда интересной и яркой.

В гостиницу он вернулся в полночь. Он подумал о том, что день его рождения наступает в прекрасном городе. Проснувшись на следующее утро, он поздравил себя с днем рождения, легко, как обычно, позавтракал и вышел из гостиницы. Он знал, что свидание состоится в десять часов утра у здания мечети-медресе, где всегда было много людей, в том числе и студентов, желавших обучаться исламским канонам.

Он не знал, как его найдет агент МОССАД, но понимал, что без помощи любое его продвижение по Сирии будет не просто потраченным временем, но и опасным занятием, которое может закончиться для него еще печальнее, чем в Тегеране. В десять часов он прогуливался возле медресе, ожидая, когда к нему наконец подойдет нужный человек. Прошло десять минут, двадцать, тридцать, никого не было. Дронго нервничал, оглядывался, пытаясь понять, что происходит, но к нему явно никто не спешил. В одиннадцать, прождав целый час, он вернулся в гостиницу, поднялся в номер и обнаружил лежавший на столе автобусный билет в Дамаск. Ему не нужно было ничего объяснять. Он все понял без слов. Конечно, деятельность любого секретного агента МОССАД в Сирии была не просто засекреченной. При любой неосторожности агент рисковал нарваться не просто на крупные неприятности. Ему не будет пощады. А если агент был еще и мусульманином, то его ждала мучительная смерть. Очевидно, именно из-за этого никто не встретился с Дронго в Халебе, и лишь билет на столе указывал на дальнейший его маршрут.

Он довольно быстро собрал свою сумку, сложил вещи и вышел из гостиницы, направляясь к автобусной станции, которая была в двух кварталах от его места жительства. Это он выяснил еще вчера во время прогулки. До Дамаска было около пяти часов езды, и он с удовольствием заметил, как небо над ним потемнело. Поездка в сухую безветренную погоду на автобусе в Сирии – подобный подарок ко дню рождения может вывести из равновесия кого угодно. Когда он подошел к станции, уже слышались первые раскаты грома.

Потом был долгий и мучительный переезд из Алеппо в Дамаск. Небольшая остановка в Хомсе, расположенном так близко к ливанской границе, что в городе было достаточно много вооруженных солдат, и это сразу бросалось в глаза. Наконец к пяти часам вечера измученные пассажиры прибыли в Дамаск, и Дронго, взяв такси, поехал в «Шератон», где он должен был остановиться. Ему были даны именно эти два ориентира: мечеть в Алеппо и отель в Дамаске для встречи с представителями МОССАД. Было несколько непривычно находиться в подобной роли, словно он сам был сотрудником израильской разведки. Но найти в одиночку Ахмеда Мурсала было невозможно. А у агентов МОССАД вряд ли могла быть такая свобода передвижений по Ирану и Сирии, какая была у самого Дронго.

Американская гостиница была выстроена в восточном стиле, немного напоминая раскрытую книгу, на берегу озера. В самом отеле насчитывалось двести восемьдесят шесть искусно отделанных номеров, в которых жили гости столицы Сирии. Для особо богатых существовал и «Шератон тауэр», в котором было восемьдесят шесть номеров «люкс». Дронго выбрал себе номер «люкс» в башне. Он с удовольствием принял горячий душ и почувствовал себя значительно лучше. Ему всегда нравилась восточная кухня, и он с удовольствием заказал себе в номер обильный обед, состоящий из одного первого, двух вторых, четырех салатов и бутылки ливанского вина.

И только утолив голод и почувствовав привычную тяжесть в желудке, он разделся и подошел к зеркалу. Когда-то, много лет назад, он мог драться даже с великим Миурой, пытаясь защитить свою жизнь. Тогда он, конечно, ему проиграл, чудом избежав смерти, но сам факт поединка много значил. В тридцать восемь лет он вряд ли сумел бы продержаться против Миуры даже одну минуту. Он сильно располнел, полысел, под глазами появились мешки, вырос второй подбородок. Он менее всего был похож на супермена, каким никогда себя не считал.

Долгие путешествия, лучшие рестораны мира, в которых он обедал, частые гастрономические излишества, не очень здоровый образ жизни, перегрузки – все это отрицательно сказывалось на его здоровье. Он долго стоял абсолютно голый, глядя на себя в зеркало. Привыкший к беспощадному анализу, он не отводил глаз от своего тела, еще молодого, сильного, но уже потерявшего былую привлекательность. Он смотрел на свой живот, на свои плечи, на руки, на ноги, и ему не нравилось то, что он там видел. «Отец прав, – со вздохом подумал Дронго. – Кажется, я навсегда так и останусь закоренелым холостяком. Придуманным героям обычно бывало легче. Джеймс Бонд с удовольствием менял женщин, Шерлок Холмс был немного наркоманом и не выносил женщин, впрочем, как и Эркюль Пуаро. Правда, комиссар Мегрэ был женат, но у него не было детей. Да и собственная жена не вмешивалась в его расследования. И никто никогда не комплексовал, словно эта часть жизни их совсем не волновала. Может, я становлюсь циником? Или просто постарел?»

В дверь постучали. Он накинул халат и пошел открывать. На пороге стоял улыбающийся молодой человек в форме сотрудника отеля.

– Можно у вас убрать? – по-английски спросил он. – Вы просили зайти через час.

– Да, – кивнул Дронго, проходя в ванную комнату. Он почистил зубы и вышел как раз в тот момент, когда за пришедшим убирать молодым человеком захлопнулась дверь. Дронго с интересом посмотрел на стол. Там лежал конверт.

«Кажется, я начинаю понимать, почему МОССАД считается лучшей разведкой в мире, – улыбнувшись, подумал Дронго, – нужно отдать им должное, они сработали достаточно оперативно».

Он вскрыл конверт и прочитал всего несколько строк, написанных строгим, изящным, очевидно, женским почерком. «Почему женским? – подсознательно подумал он, вчитываясь в записку. – Женским. Наверное, молодого человека попросила передать записку именно молодая женщина. Все правильно. Портье должен решить, что это обычная дешевая интрижка. И, конечно, он получил деньги, чтобы никому и ничего не рассказывать. Но он с удовольствием расскажет всем об очередных выкрутасах заезжих гостей в их отеле».

В записке было всего несколько фраз явно невинного характера. Какая-то женщина назначала ему свидание в семь часов вечера в холле отеля. Не может быть, чтобы она назначила свидание именно в холле. Это противоречило всем правилам безопасности. Тогда в чем дело? Почему она так написала? Он поднял конверт и увидел помещенную на нем фотографию мавзолея Салах-ад-дина. Он улыбнулся. Теперь он точно знал, где именно состоится встреча. Записка была для молодого дуралея, если он вдруг решит вскрыть конверт. А сам конверт и указанное время – для Дронго, который должен поторопиться.

«Если они так хорошо работают, зачем им услуги такого эксперта, как я», – с некоторой ревностью подумал Дронго, взглянув на часы.

В семь часов вечера он уже спешил к мавзолею, находившемуся рядом с Национальной библиотекой Сирии, называемой Медресе Захирия, и с Арабской академией, которая, в свою очередь, называлась Медресе Адилия.

На этот раз он увидел молодую женщину еще издали. Она сразу подошла к нему, кивнув как своему знакомому.

44
{"b":"786","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Самый желанный мужчина
Академия пяти стихий. Возрождение
Катарсис. Северная Башня
Теория везения. Практическое пособие по повышению вашей удачливости
Все наши ложные «сегодня»
С мечтой о Риме
По ту сторону
Энциклопедия специй. От аниса до шалфея