ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прощальный вздох мавра
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Апельсинки. Честная история одного взросления
Фаворит. Сотник
Стать смыслом его жизни
Маленькая книга BIG похудения
Революция платформ. Как сетевые рынки меняют экономику – и как заставить их работать на вас
Вторая брачная ночь
Украйна. А была ли Украина?
Содержание  
A
A

– Мы не имеем права присуждать премии, руководствуясь личными симпатиями, – пояснила она, – для этого есть международное жюри. Я не имею права даже обсуждать с вами тот или иной фильм. Могу высказывать свое мнение только во время обсуждения фильма в комнате для жюри.

– Да, конечно, – кивнул Дронго, – извините, что вас побеспокоил. Мне казалось важным сообщить вам некоторые обстоятельства, о которых вы не знаете. Если вдруг мы упустим террористов и они сумеют провести террористический акт, то весь мир будет считать, что это сделали иранцы. Вы понимаете, как важно их поддержать?

– Я не имею права вам поверить, – вдруг мягко улыбнулась она. – Думаю, вы должны понимать и мою истину.

– Простите, – кивнул Дронго, – я только отнял у вас время.

Он повернулся и вышел, не сказав больше ни слова. После его ухода в комнате долго стояла тишина.

Канны. 18 мая 1997 года

Весь день семнадцатого мая Дронго провел в других местах. Он не завтракал в отеле, не обедал и не ужинал. Только поздно вечером вернулся, постучал в номер отца, устало вошел к нему и сообщил:

– Жюри будет объявлять победителей только завтра. Они не пришли сегодня ни к каким выводам.

– Это хорошо или плохо?

– Пока не знаю, – признался сын, устало усаживаясь в кресло. Потом попросил: – Может, ты завтра отсюда переедешь?

– Это так опасно?

– Это может быть опасно, – честно признался сын.

– Тогда тем более я останусь здесь, – ответил отец.

– Если с тобой что-нибудь случится, я себе этого не прощу.

– Когда у тебя будет свой собственный сын, ты все поймешь, – возразил отец, – мне уже много лет, меня нельзя испугать. Если суждено умереть в Ницце, значит, я здесь умру. Но я отсюда никуда не уеду. Завтра мы будем вместе.

Сын понял: он не сможет переубедить своего отца.

– Хорошо, – улыбнулся он, – тогда мы остаемся вдвоем.

– Ты все предусмотрел?

– Кажется, все. Только одна просьба. Сегодня ты будешь ночевать в другом номере. Договорились?

– Мне нужно тебе уступить, – кивнул отец, – иначе ты все равно меня обманешь и вообще переедешь из отеля. Я знаю все твои уловки. В какой номер мне нужно переходить?..

Ночь прошла спокойно. Утром наблюдатели заметили на вилле «Помм де Пимм» необычайное оживление. Для девушек было вызвано такси, и они уехали. Гости вывели из гаража свой микроавтобус, тоже намереваясь куда-то отправиться.

На фестивале объявили, что сегодня вечером состоится торжественное закрытие и объявление имен победителей.

Отец спустился позавтракать и обнаружил в ресторане Павла Гурвича.

– Он прислал со мной билеты на сегодняшнее закрытие фестиваля, – пояснил Гурвич.

Отец понял, что сын все-таки перехитрил его, и согласно кивнул. Может, он действительно лучше знает, что делает.

Майкл Уэйвелл понял, что его прекрасной жизни на вилле приходит конец. Он в растерянности бродил по дому.

Дронго спустился завтракать в тот момент, когда машина с отцом и Гурвичем выехала в Канны на церемонию закрытия. На часах было уже половина двенадцатого. Через час он вернулся в свой номер, а автомобиль с выехавшими из Ниццы в это время доехал до набережной Круазет.

В половине второго постояльцы виллы наконец закончили готовить свой автомобиль и стали укладывать чемоданы.

В два часа дня Дронго заказал в свой номер воду и легкие закуски.

В половине третьего отец и Гурвич сели за столик в ресторане отеля «Нога Хилтон». Старший мужчина ничего не ел. Он понимал, что в этот день происходит нечто важное. Он ни о чем не спрашивал Гурвича, чтобы тот ему не соврал. Он понимал и другое: что ничего не сможет сделать, и от этого страдал еще больше.

В три часа во Дворец кино вошел посетитель с журналистской карточкой. Когда он входил, металлоискатель показал наличие металла. Посетитель улыбнулся и расстегнул рубашку, демонстрируя массивную золотую цепь с крестом. Он снял цепь, положил ее рядом с полицейским и повторно прошел через раму металлоискателя. На этот раз все было в порядке. Посетитель надел цепь и пошел внутрь здания. Он прошел в левую его часть, поднялся на лифте, проследовал коридором и, открыв дверь для служащих, оказался в другом коридоре. Здесь он подошел к панели системы кондиционирования и, оглянувшись, бросил в стык между панелями небольшую коробочку, устроив короткое замыкание.

В три часа, плотно пообедав, гости сели в автомобиль и выехали с виллы «Помм де Пимм», предложив Уэйвеллу место в своем микроавтобусе. Генерал Дасте, лично прибывший в Сен-Тропе, руководил операцией, с удовольствием вспоминая гневное лицо Дронго.

– Он еще пытался нас поучать, – усмехнулся Дасте. – Теперь я докажу всем, чего стоит наша служба. Они не верили в эту виллу, теперь они во всем убедятся сами. Представляю, какие репортажи будут в газетах, когда мы их обезвредим.

В половине четвертого к зданию дворца, где происходила церемония закрытия, подъехал автофургон с одетыми в фирменную одежду сотрудниками фирмы кондиционеров.

– Вчера плохо работала система кондиционирования воздуха, – объяснили они дежурным полицейским, – мы должны все проверить. – Они предъявили документы, составленные по всей форме, но бдительный сержант решил все проверить тщательнее. Он позвонил на фирму и там подтвердили вызов автобуса с тремя сотрудниками. Сержант позвонил в штаб фестиваля, там тоже подтвердили факт вызова. Система кондиционирования действительно плохо работала. Сержант внимательно проверил все карточки приехавших и только после этого пропустил их в здание.

Микроавтобус, выехавший с виллы, взял курс на Сен-Максим, проехав который, он направился не в сторону Канн, а в противоположную, на Тулон. Когда Дасте доложили об этом, он распорядился снять часть сотрудников из Антиба и Канн и перебросить их в Тулон и Марсель.

– Эта дурацкая гипотеза о террористах на фестивале не стоила и гроша, – радостно заявил он своему заместителю, – террорист обманул их всех, кроме меня. На самом деле он готовит свою акцию где-то на тулонских или марсельских заводах, а может, даже в порту.

Сотрудники фирмы кондиционеров прошли в коридор, сняли панель, чтобы начать работу, когда за их спиной возник неизвестный.

– Здесь нельзя ходить, – повернулся к нему один из ремонтников. Тот улыбнулся и резким движением набросил на шею несчастного металлическую струну. Второй только поднял голову, а первый уже хрипел. Убийца свалил ударом ноги и этого и, достав вторую струну, так же быстро и сноровисто задушил его. Затем снял обе струны, расстегнул свою рубашку, снял с себя золотую цепь и намотал на нее обе струны. После чего быстро сорвал с груди убитых карточки и забрал их документы. Подтащил тела к вентиляционной шахте, открыл ее, заглянул внутрь. На перекрытиях были металлические решетки. Убийца столкнул оба тела в шахту, и они упали, застряв где-то на полпути, на решетках. Убийца закрыл люк.

Спустившись вниз, он кивнул полицейским и вышел из здания. В машине фирмы кондиционеров сидел третий сотрудник. Убийца показал на этот автомобиль двум сообщникам, стоявшим у здания. Через несколько секунд они были у машины. Дуло глушителя уперлось в бок водителю.

– Тихо, – посоветовал главный убийца. Это был Ахмед Мурсал. – Сиди тихо, и тебя не тронут, – сказал он по-французски.

Все трое террористов забрались в автобус, и водитель мягко отъехал от здания дворца.

В половине пятого к зданию начали подъезжать автомобили. Выстроились жандармы, появились фотографы, корреспонденты, толпа росла с каждой минутой.

Микроавтобус с тремя пассажирами миновал Тулон и двигался на Марсель. За ним следили более пятидесяти человек, готовые моментально вмешаться и пресечь любую акцию террористов. Генерал Дасте лично руководил операцией, чувствуя, что его шансы растут с каждой минутой.

В это время Дронго услышал стук в дверь своего номера. Он взглянул на часы и достал пистолет. Когда раздался второй стук, он встал за шкафом, чтобы встретить незнакомца. На дверях висела табличка «не беспокоить», которая ясно указывала на присутствие в номере гостя.

72
{"b":"786","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вне подозрений
Время-судья
Тетрадь кенгуру
Список желаний Бумера
НеФормат с Михаилом Задорновым
Видящий. Лестница в небо
Во имя Империи!
Всё началось, когда он умер
Умереть, чтобы проснуться