ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
Как возрождалась сталь
Фаворитка Тёмного Короля
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Постарайся не дышать
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Циник
Роботер
Содержание  
A
A

Собственно, именно этот друг и разработал такую систему кодового звонка. Попав по распределению на службу следователем милиции, он довольно часто уходил из дома по ночам, перебираясь к своим друзьям и объясняя свое отсутствие частыми ночными вызовами. Именно тогда он раскрыл Дронго свой код, объяснив, что звонить следовало именно таким образом. Сначала один звонок, потом три, затем восемь. И только с четвертого раза вызываемый абонент поднимал трубку. Такая сложная система была придумана для жены и руководителей, но Дронго запомнил эту систему и теперь не сомневался, что звонит именно он. «Странно, что он позвонил спустя столько лет, – подумал Дронго. – Он ведь уехал из страны, кажется, лет десять назад».

Когда раздался звонок, он не колеблясь поднял трубку.

– Здравствуй, – услышал он знакомый голос.

Дронго улыбнулся. Он не мог ошибиться. Это был Павел Гурвич. Тот самый Павел, с которым он проучился пять лет на юридическом факультете и который уехал еще в прошлую жизнь, в другое время, из другой страны и в другую эпоху.

– Здравствуй, Павел, – улыбнулся Дронго.

– Узнал, – засмеялся Павел, – спустя столько лет узнал мой звонок. Я был уверен, что ты его помнишь.

– Еще бы! Это был такой экзотический код. Я запомнил его на всю жизнь. Как дела? Какими судьбами? Как ты узнал мой московский телефон?

– Это было нелегко, – пробормотал Павел, – но у меня остались кое-какие связи.

– Догадываюсь. Ты живешь в Москве или бываешь здесь наездами?

– Половина на половину. Но вообще-то я прилетел только сегодня вечером.

– И сразу нашел мой номер. У тебя хорошие связи, Павел.

– Надеюсь, что да. Нам нужно встретиться.

– Хорошо. Приезжай ко мне. Адрес ты наверняка уже знаешь?

– Я стою около твоего дома.

– Еще одна фраза, Павел, и я начну тебя бояться.

– Нет, – засмеялся старый друг, – ничего страшного. Просто я хочу навестить своего забытого товарища. Надеюсь, ты меня пустишь?

– А я надеюсь, ты придешь один, – вздохнул Дронго и, положив трубку, пошел к двери.

Через минуту в квартиру позвонили. Дронго осторожно посмотрел в глазок. На лестничной площадке стоял Павел Гурвич. За прошедшие годы он сильно изменился. Полысел, поправился, постарел. Дронго открыл дверь. Очевидно, и с ним за это время произошли разительные перемены. Он тоже изменился не в лучшую сторону. Они смотрели друг на друга несколько секунд, потом, крепко обнявшись, расцеловались.

– Заматерел, – сказал Павел, – тебя и не узнать.

– А ты вообще изменился, – признался Дронго, – я бы тебя на фотографиях не узнал.

Пройдя в гостиную, Павел осмотрелся.

– Ты сделал две квартиры похожими одна на другую, – удивился он, – тебе так удобнее?

– Да. Я даже покупаю одни и те же книги. И одинаковую посуду, чтобы чувствовать себя привычно удобно в обеих.

– Красиво, – усмехнулся Павел, проходя в комнату.

– А ты помнишь еще мою бакинскую квартиру?

– Немного помню, – Павел устроился надиване, кивнул на выключенный телевизор.

– Не включаешь?

– Не люблю, – признался Дронго, – смотрю только новости. Или Си-эн-эн. Который сейчас час?

Павел посмотрел на часы. Чуть смутился и, подняв глаза, пробормотал:

– Одиннадцатый час вечера.

– Жаль, не успел послушать последние новости по НТВ. Это новый канал на телевидении.

– Они повторят свои главные новости в полночь. Мы посмотрим их вместе, – невозмутимо сказал Павел.

– У нас такой долгий разговор? – Дронго заглянул в глаза своего бывшего товарища.

– Боюсь, что да. И надеюсь, что этим разговором все не кончится. Ты можешь включить и Си-эн-эн. Если у тебя есть, как это сейчас говорят, тарелка.

– Есть, – засмеялся Дронго, – тебе никто не говорил, что у тебя появился одесский акцент?

– Наверное, – кивнул Павел, – когда привыкаешь говорить на иврите, начинаешь чуть тянуть гласные.

– И на английском? – быстро сказал Дронго, усаживаясь напротив.

– Почему на английском? – вздрогнул Павел.

– Не знаю. Мне показалось, что ты выучил сразу два языка. Я прав?

– Почему? – несколько напряженным голосом спросил гость. – Почему тебе так кажется?

– Что ты будешь пить? – спросил вместо ответа Дронго. Поднявшись, он прошел к бару, доставая несколько бутылок.

– У тебя есть вино? – спросил Павел.

– Итальянское или грузинское?

– Мне говорили, что настоящего грузинского вина давно нет.

– У меня настоящее, – буркнул Дронго, доставая еще одну бутылку. Он открыл ее, налил темно-красную жидкость в высокие стаканы и сказал: – Вино труднее подделать, чем людей. Фальшивое вино легче распознать. За встречу.

– За встречу, – поднял бокал вина Павел, и они чокнулись.

И лишь когда Дронго поставил стакан на столик, он сказал:

– Теперь рассказывай, зачем ты приехал.

– А почему ты решил, что у меня к тебе какое-то дело? – спросил Павел.

– Я знаю, когда прилетают самолеты компании «Трансаэро» из Тель-Авива в Москву, – ответил Дронго. – Знаю точное время, знаю, что после твоего прилета в Москву прошло не больше трех часов. А за это время ты успел пройти границу, таможню, получить багаж, если он у тебя, конечно, был, найти мои адрес и телефон. Даже приехать сюда. Если учесть, что ты не успел перевести стрелки своих часов и они у тебя еще установлены на тель-авивское время, то оперативность довольно необычная. Из чего я сделал вывод, что ты приехал специально для того, чтобы меня навестить.

– Откуда ты узнал про часы? – удивился Павел. – Я ведь назвал тебе московское время.

– Ты запнулся на секунду, увидев часовую стрелку своих часов, и мысленно быстро перевел время на московский часовой пояс. Поэтому я догадался.

– А ты наверняка специально спросил меня про время, – покачал головой Павел, – ты всегда умел замечать мелкие детали, на которые никто не обращал внимания.

Дронго удивленно покачал головой.

– Конечно, я спросил специально, – признался он, – но раньше, десять лет назад, ты бы наверняка не догадался. Что с тобой случилось? Рассказывали, что, уехав в Израиль, ты работал в каком-то русскоязычном журнале. Или ты уже сменил свое место работы?

– Да, – сдержанно ответил Павел, – я теперь работаю в агентстве «Сохнут».

– Хорошее место работы. Хочешь еще вина?

– Тебе не нравится мое место работы?

– Мне не совсем понятен твой неожиданный приезд. Может, ты мне все-таки расскажешь, зачем прилетел и даже вспомнил про свой забытый телефонный код?

Вместо ответа Павел потянулся к бутылке, сам разлил вино и, подняв свой стакан, провозгласил тост:

– За старую дружбу.

– С удовольствием, – засмеялся Дронго, чуть отпивая из своего стакана, – а теперь все-таки объясни.

Павел сделал один глоток, достал носовой платок, вытер губы и наконец сказал:

– Я прилетел не один.

– Надеюсь, не с женой? – пошутил Дронго.

– Мы прилетели с моим другом, – не улыбнувшись ответил Павел.

– И этот друг хочет со мной познакомиться?

– Нет, – чуть подумав, произнес Павел, – вы с ним знакомы. Скорее, он хочет, чтобы мы встретились с ним. Вместе. Втроем.

– И кто это такой?

– Вы с ним встречались два года назад.

– Из вашего государства?

– Да.

– Неужели ты прилетел с вашим премьер-министром?

– Кончай шутить. Это Соловьев.

– Понятно. Действительно, я с ним знаком. Два года назад мы с ним встречались. Тогда он произвел впечатление довольно осторожного человека. У него машина была напичкана аппаратурой. Кстати, мы встречались с ним несколько раз. И он назвал мне позже совсем другую фамилию. Кажется, генерал Райский. Или это тоже был псевдоним?

– А ты как думаешь?

– Я ничего не думаю. Если ему нравится в России быть Соловьевым, то пусть им будет. Какая разница: Райский, Соловьев или какой-нибудь Бернштейн. Просто у вас мания преследования. И вам нравится менять свои еврейские фамилии на другие, более приближенные к фамилиям граждан страны, в которой вы в данный момент находитесь.

8
{"b":"786","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Не плачь
Игра Джи
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Величие мастера
Он мой, слышишь?
Хитмейкеры. Наука популярности в эпоху развлечений
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
The Mitford murders. Загадочные убийства
Ненавидеть, гнать, терпеть