ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рассмеши дедушку Фрейда
День Нордейла
Катарсис. Северная Башня
Да будет воля моя
Нежданное счастье
Снег над барханами
Волшебные стрелы Робин Гуда
Дневник моей памяти
Черная башня

Двое ворвались в гостиную, когда Джафар начал стрельбу. Первый из нападавших отлетел к стене, оставляя за собой кровавый след. Джафар еще раз выстрелил в него, с удовлетворением заметив, как тот, дернувшись, затих. Второй дал длинную очередь из автомата и, пригибаясь, поспешил вперед. Он увидел на лестнице обезумевшего от ужаса Исмаила Махмудбекова, пытавшегося разглядеть лицо убитой. Нападавший поднял автомат, забыв на мгновение о Джафаре. Махмудбеков даже не посмотрел в его сторону. В это мгновение привставший из-за дивана Джафар всадил в него всю обойму. Он стрелял и стрелял, словно вымещая на трупе гнев и возмущение из-за наглости нападения.

Махмудбеков наконец рассмотрел лицо погибшей. Это была кухарка. Джафар, подскочив к убитым, забрал их оружие.

– Уходим, хозяин, – отчаянно закричал он, – они сейчас сюда придут!

– Я не уйду, пока не найду девочку, – с упрямством безумца повторял Махмудбеков. Он взял протянутые ему автомат и пистолет, огляделся, словно намечая себе жертву.

– Уходим, хозяин, – почти умолял его Джафар. Дверь и часть стены рухнули от нового взрыва.

– Папа! – крикнула сверху Ирада, услышав голос отца и испугавшись очередного взрыва.

– Ирада! – отец поспешил к ней. Через пролом лезло еще несколько человек. И хотя Джафар героически отвлек на себя их внимание, один из боевиков прицелился и дал длинную очередь в сторону Махмудбекова. Тот со стоном рухнул. Пуля попала ему в ногу. Пистолет, который он держал в левой руке, отлетел в сторону. Лежа на полу, морщась от боли, он полуобернулся и, подняв автомат, дал длинную очередь в сторону нападавших.

Ирада, увидев отца, попыталась броситься к нему, но ее остановила Светлана Михайловна.

Джафар продолжал вести неравный бой с пятью нападавшими. Ирада, упав на пол, поползла к отцу.

– Уходите, – кричал он, весь перепачканный кровью, – Света, уводи девочку, уводи ее, ты меня слышишь?

Он поднял автомат и выстрелил. В ответ прогремели длинные очереди. Лестница была построена таким образом, что она просматривалась из гостиной, образуя как бы второй уровень в огромном зале. Ирада услышала за спиной шаги и испуганно обернулась. Один из нападавших сумел, забросив веревку, влезть в окно второго этажа, выбитого взрывной волной. И теперь с пистолетом в руках оказался на лестнице.

– Нет! – закричал Махмудбеков, в ужасе протягивая руку и глядя, как боевик целится в голову его дочери. У него кончились патроны, но, даже если бы они у него были, он не сумел бы стрелять из страха, что попадет в Ираду.

Нападавший был совсем еще молодой парень, лет двадцати пяти. Девушка, испуганно обернувшись, вскрикнула. Парень увидел ее лицо, заколебался и вдруг, опустив пистолет, схватил девушку за волосы и потянул ее к открытой двери.

– Папа! – закричала та, пытаясь вырваться. И в этот момент прозвучал выстрел.

Не понимая, откуда в него стреляли, парень сделал неуверенный шаг и рухнул как подкошенный. За его спиной стояла с дымящимся пистолетом в руках Светлана Михайловна. Это она выстрелила нападавшему прямо в спину.

Ирада молчала, не решаясь даже заплакать. Все, что происходило вокруг, было слишком ужасно. Сверху раздались автоматные очереди, и отец снова вскрикнул. Он лежал боком, и пуля попала ему прямо в живот.

– Уходите! – прохрипел он умоляюще. – Уходите быстрее!

Джафар тоже был легко ранен в руку, но еще отстреливался. Он увидел, как в проеме мелькнул нападавший с гранатометом, и, не дожидаясь, пока граната разорвется в комнате, бросился к окну и выпрыгнул на улицу.

– Я не уйду! – закричала Ирада.

– Убирайся! – прохрипел отец. – Запомни шифр в немецком банке. Имя твоей матери и шесть семерок. Запомни шифр! Ты знаешь, какой банк…

Светлана Михайловна потянула девушку за собой. На втором этаже в конце коридора была еще одна лестница, устроенная специально для того, чтобы хозяева могли спускаться к бассейну, не проходя через гостиную. Она поспешила туда, увлекая за собой девушку.

Джафар, перекатившись, выстрелил и побежал к гаражу, откуда доносились неясные крики. Очевидно, кто-то из его людей все-таки еще жив. Нападавшие, ворвавшиеся в гостиную, взбежали по лестнице. Махмудбеков лежал на полу, тяжело дыша. Сразу двое подошли к нему.

– Спекся, гадина, – сказал один из них, поднимая пистолет. – Кажется, еще живой! – крикнул он вниз.

– Кончайте его, – закричали в ответ снизу.

– Подождите… – прошептал Махмудбеков. – Подождите, я дам вам деньги. Много денег. Я могу сказать шифр моего сейфа. Там лежит много денег. Миллион долларов.

Оба боевика переглянулись. Тот, что был помоложе, присвистнул. Другой, темноволосый, небритый, очевидно, заматеревший преступник, процедил сквозь зубы:

– Говори.

– Сначала наберите имя «Лейла», – выдохнул Махмудбеков, – остальное скажу потом.

Молодой сплюнул сквозь зубы.

– Еще торгуется, гнида, – весело сказал он. В его возрасте миллион долларов казался абстрактной цифрой, а лежавший на полу человек был тем самым типом, на которого они охотились. В таком возрасте люди обычно бывают особенно тщеславны, и ему было приятно, что все будут говорить о нем как о непосредственном исполнителе приговора над самим Исмаилом Махмудбековым. Деньги все равно никуда не убегут, рассудил он, поднимая пистолет. И прозвучал выстрел. Молодой упал сразу, так и не поняв, что деньги гораздо большая сила, чем его собственное тщеславие. И гораздо большая, чем дружба, которой, впрочем, у него никогда не было с его убийцей.

Махмудбеков вздохнул. Кровь убитого брызнула на него, обильно орошая его и без того окровавленную рубашку.

– Где сейф? – спросил второй, выстреливший в своего напарника. Он справедливо рассудил, что миллион слишком важная сумма, чтобы поддаваться из-за нее чувствам. И спокойно, без лишних эмоций, просчитав все варианты, выстрелил в своего напарника.

– Сейф? – снова напомнил он.

– Вон там, в кабинете, – не сумел даже поднять руку Махмудбеков.

Убийца недоверчиво взглянул на него и поспешил к сейфу. Набрал комбинацию букв и услышал сигнал подтверждения.

– А цифры?

Махмудбеков, собрав все силы, перекатился на другой бок, чтобы взять пистолет убитого.

– Три пятерки, – сказал он устало, нашаривая оружие.

Убийца набрал три цифры, и сейф открылся. Увидев деньги, он заколебался, но, недолго думая, начал выхватывать пачки, рассовывая их по карманам. Потом, опомнившись, поискал глазами какую-нибудь тару, увидел стоявшее на полу мусорное ведро. Он схватил его, быстро выгребая туда все деньги из сейфа.

Светлана Михайловна и Ирада спустились вниз. Пригибаясь, они обежали бассейн, выскочили к задней калитке. Здесь никого не было. Светлана Михайловна поискала ключи. К счастью, ключи всегда были при ней. Она быстро открыла калитку, пропуская девушку. Закрывая калитку, она увидела, что их бегство заметили.

– Стой, – закричал кто-то, подбегая.

– Уходи! – отчаянно закричала Светлана Михайловна, показывая в сторону леса. – Уходи быстрее!

Ключ никак не попадал в замочную скважину. К калитке бежали уже несколько человек.

– Уходи! – оттолкнула она девушку.

Та, уже ничего не соображая от шока и крови, бросилась к лесу. Нападавшие подбежали в тот момент, когда Светлана Михайловна вставила наконец в скважину ключи, закрывая замок. Но было слишком поздно. Ее расстреляли сразу из двух автоматов. Калитка была сделана в виде изящной решетки, чтобы можно было видеть тех, кто стоял за ней. Пули легко отыскали ее тело. Последним движением она успела выдернуть ключи и упасть на землю, закрыв дорогу нападавшим. Тем оставалось только просунуть стволы автоматов сквозь решетки и поливать огнем лес, где скрылась девушка.

Боевик, копошившийся у сейфа, наполнил мусорное ведро и побежал к выходу. Но, вспомнив про хозяина дома, вернулся, чтобы «поблагодарить» его. Он поставил ведро, поднял автомат и шагнул поближе. Махмудбеков лежал на полу с закрытыми глазами, словно уже не дышал.

7
{"b":"787","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Цветок Трех Миров
Девушка из Англии
Кремль 2222. Куркино
Занавес упал
Золотой запас. Почему золото, а не биткоины – валюта XXI века?
Апельсинки. Честная история одного взросления
Алгоритмы для жизни: Простые способы принимать верные решения