Содержание  
A
A
1
2
3
...
20
21
22
...
45

– Да, раньше мы на метро ездили, – выдохнул Крутиков, – а сейчас, конечно, не ездим. Сейчас у нас хорошие тачки имеются.

– Больше они тебе никогда не понадобятся, – резонно заметил Самойлов, – поэтому лучше вспомни точный адрес.

Крутиков понимал, что этот полковник не отвяжется. Понимал он и другое: произнесенный адрес Марата навсегда вычеркнет его из списка живых. Нигде больше он не будет чувствовать себя в безопасности: ни в колонии, ни в камере смертников, ни тем более в больнице. Если он выдаст напарника, его ждет мучительная смерть. В любом месте может появиться человек с острой заточкой в руках и сделать так, чтобы Крутиков умирал долго и мучительно больно. Но с другой стороны, если не сказать теперь адреса – он посмотрел в расширенные зрачки полковника, – этот ведь действительно не шутит. И тогда долгая жизнь, даже в колонии, вообще не состоится. Но что делать?

– Уходи, полковник, – попросил вдруг бандит, – все, что можно было, я тебе рассказал. Уходи лучше. Можешь меня застрелить, больше я тебе ничего не скажу. Иначе они меня и здесь, в больнице, найдут.

Полковник шумно выдохнул воздух, посмотрел на Юдина. «Действительно найдут, – подумал тот, – и сразу убьют».

– Ладно, – сказал вдруг Самойлов, – черт с тобой. Не хочешь говорить, и не надо.

Он повернулся, собираясь выйти из комнаты, но затем вдруг обернулся и опять сильно надавил на плечо бандита.

– И запомни, Крутиков, если ты соврал или обманул нас, я все равно вернусь и тогда сделаю то, что обещал.

Крутиков застонал от боли, но на этот раз не закричал, словно убоявшись угрозы.

Полковник вышел первым, за ним Юдин.

– Нужно допросить его напарника, – сказал Самойлов, – и посмотреть, как совпадают детали их рассказов. Для меня не так важно найти этого Марата, который наверняка может не знать истинного хозяина, отдающего приказы, как определиться наконец, кто отдал приказ и каким образом бандиты так быстро узнали об аресте Дьякова.

– Мы собирались еще раз проверить список пассажиров и определиться по нему, – напомнил Юдин.

– Да нет, – с досадой сказал его более опытный коллега, – просто проверкой списка мы ничего не добьемся. Нужно сначала узнать, кто такой вообще Марат, есть ли его данные в нашем списке. Особенно среди тех, кого мы выделяли.

– Вы думаете, он летает в Голландию не ради девочек? – понял Юдин.

– Убежден. Хороших девочек он вполне мог найти и в Москве. Нет, видимо, у него интерес более определенный. Возможно, он летал по этому маршруту раньше Дьякова. Знаешь, что нужно сделать, – вдруг предложил полковник, – установить настоящие имя и фамилию этого Марата, а потом узнать через голландское посольство, когда ему выдавалась виза и на какие сроки. Тогда сможем выяснить, в какие конкретно числа Марат вылетал в Голландию.

– Но для чего нам такая пунктуальность? – не понял Юдин.

– Это не пунктуальность, – с улыбкой заметил полковник, – если мы сумеем узнать хотя бы один рейс, тогда мы можем проверить всех пассажиров и того рейса, которым летел Марат. Если чье-нибудь имя совпадет с тем, которое есть в нашем списке, мы на верном пути. Этот второй человек и позвонил бандитам или передал шефу, что все не так ладно, как должно было быть. Мы просто сличим два списка.

– Здорово, – улыбнулся Юдин, – вы настоящий сыщик. Вам об этом никто не говорил?

– Когда тебе будет столько лет, сколько мне, когда у тебя убьют двоих молодых сотрудников, вот тогда ты все поймешь. И только тогда, на заряде злости и отчаяния, возможно, научишься понимать поступки людей.

– Опять списки, – задумчиво сказал Юдин, – и опять визиты в Голландию. Неужели не удалось отыскать никаких следов фирмы «Монотекс»? И тем более выяснить загадку внезапного самоубийства покровителя фирмы господина Леонтьева?

– Тебе, по-моему, давно пора взять это дело к себе, – напомнил полковник.

– Уже забрал, невзирая на отчаянное сопротивление одного из моих коллег. Он справедливо считает, что дело «тухлое». Леонтьев сам застрелился на работе, полагают одни. У него были серьезные неприятности. А другие, напротив, убеждены, что его убрали. Вот теперь мне еще придется копаться.

– Правильно, – кивнул Самойлов, – гораздо лучше все проверить на месте. Поезжай в бывший кабинет Леонтьева и еще раз все просмотри. Может, наши сотрудники просто не обратили внимания на некоторые документы. Отправленные, например, от фирмы «Монотекс» и оставшиеся лежать среди других документов так некстати, или, наоборот, так кстати умершего заместителя председателя таможенного комитета.

Глава 17

Сидеть на скамейке перед домом было неприятно. Дул сильный пронизывающий ветер, иногда падали капли дождя. Дронго все время смотрел на часы. Вполне могло оказаться, что Сарыбин задержится на работе, или поедет куда-нибудь с приятелями, или вообще будет сегодня ночью дежурить в прокуратуре. Но если не считать экстраординарных обстоятельств, Сарыбин как примерный муж все равно должен был возвратиться к своей супруге, в новую квартиру, приобретенную совсем недавно. Детей у Сарыбина не было, они жили вдвоем.

Дронго приехал сюда в пять часов вечера, предварительно позвонив в прокуратуру и выяснив, что Сарыбин все еще находится в своем кабинете. Днем Дронго из своей московской квартиры несколько раз звонил в отель «Балчуг», пытаясь отыскать сенатора Роудса либо Сигрид. Но ни один телефон не отвечал. И это несколько тревожило. Захватив из квартиры именной пистолет, когда-то подаренный ему друзьями и оформленный по всем правилам, он поехал к дому Сарыбина, надеясь выяснить некоторые обстоятельства столь загадочного поведения их преследователей.

Был уже восьмой час вечера, когда к гаражу, находившемуся напротив дома, подъехала «Мазда», которой управлял Сарыбин. Он остановил автомобиль около гаража и вышел из машины, чтобы открыть ворота.

«Странно, – подумал Дронго, – мне говорили, что он купил другую машину. Или он меняет автомобили, когда едет на работу?»

Сарыбин открыл ворота, снова прошел к автомобилю, сел за руль и въехал в гараж. Хлопнул дверцей, включая сигнализацию, и вышел из гаража. Он закрывал ворота гаража, когда почувствовал, как в спину ему уперлось дуло пистолета.

– Спокойно, – посоветовал Дронго, – осторожно, не делая резких движений, войди в гараж и остановись около машины.

Сарыбин напрягся, но, чувствуя, как больно давит в спину дуло пистолета, не стал ничего говорить, а просто вошел в гараж. Он протянул руку, намереваясь включить свет, но тут же услышал:

– Не надо. Мы можем поговорить и в темноте.

Сарыбин чуть повернул голову.

– Кто вы такой? Я где-то вас видел. Ах да! Вы тот самый американский журналист, который приезжал к Щербакову.

Он неприятно засмеялся, показывая зубы, между которыми были большие щели.

– Я еще тогда подумал, что вы слишком усердно коверкаете русский язык. А дурачок Щербаков действительно считает, что вы двое – американские журналисты.

– Тише, – предупредил Дронго, – не так громко. Хорошо, что ты меня узнал. Значит, наш разговор будет короче, чем я думал.

Левой рукой он провел по одежде Сарыбина. Оружия у того с собой не было.

– Что тебе нужно? – помощник прокурора недовольно скривил лицо.

– Сначала я хочу рассказать тебе немного о своих наблюдениях, – спокойно начал Дронго. – После того как мы побывали в прокуратуре и узнали от тебя про дело «случайно погибшего» эксперта-патологоанатома, мы вдруг с удивлением обнаружили, что за нами следят. Причем следят достаточно плотно и бесцеремонно. Проверили несколько раз и убедились: следят именно за нами. После чего я решил оторваться от слежки и узнать несколько подробнее о таком интересном человеке, как сотрудник прокуратуры Сарыбин. Выяснилось, что совсем недавно ты купил новый автомобиль и новую квартиру. Конечно, можно порассуждать о бабушкином наследстве или приданом жены, но я тщательно все проверил. Получается, что ты разбогател как раз после того, как закрыл дело погибшего эксперта. Это навело на очень интересные мысли о твоих доходах. При зарплате помощника прокурора нельзя за несколько месяцев так разбогатеть. К тому же ты совсем недавно еще и выезжал в Германию, проведя там вместе со своей супругой почти два месяца. А когда я вспомнил, что после знакомства с тобой к нам вдруг стали проявлять интерес посторонние люди, то понял, все сходится. Поэтому у меня только два вопроса. Как погиб Коротков? И кто эти люди?

21
{"b":"792","o":1}