Содержание  
A
A
1
2
3
...
15
16
17
...
30

Трое преследователей уже выбежали во двор, когда машина рванулась со своего места. Непрерывно сигналя, она вырулила к воротам. Сторож медленно открывал их. Она все время сигналила. Трое незнакомцев были уже совсем рядом. Не дожидаясь, пока ворота окончательно откроются, она по ошибке переключила скорость на задний ход и резко дала газ. Послышался чей-то страшный крик. Машина, сильно дернувшись, остановилась. Она переключила на первую скорость и, царапая бок машины, выехала наконец со двора. Только у ворот что-то тяжелое отцепилось от машины. Она наконец дала полный газ. Николай склонился над тяжело дышавшим Османом.

– Кажется, готов, – сказал он через минуту, – умер. Задавила, сука.

– Это к лучшему, все свалим на них, – успокоил его подполковник. – Скажем, какой-то кавказец ворвался, открыл стрельбу. А потом его сообщник бежал, оставив здесь своего товарища.

К ним подбежал испуганный сторож.

– Товарищ подполковник, в чем дело?

– Не видишь, было бандитское нападение, нашу машину угнали, – строго сказал офицер, – вызывай срочно милицию, пусть ищут наш автомобиль. И «Скорую помощь». Там, кажется, есть убитые.

Когда сторож подбежал к телефону, подполковник взглянул на Николая.

– Ты хоть ее знаешь?

– Конечно, знаю. Борисова Ирина – начальник отдела.

– Знаешь, где живет?

– Могу позвонить, узнать.

– Тогда чего стоишь, действуй, идиот. Нужно ехать к ней домой. Она меня видела. Да и вас знает. Представляешь, что будет, если она заговорит?

– А здесь...

– А здесь без тебя разберутся. Труп бандита есть, чего тебе еще нужно.

– А он точно умер?

Подполковник наклонился над ним.

– Да, кажется, она переехала его пополам. Он что, совсем ненормальным был, машину руками хотел остановить?

Подбежал сторож.

– Сейчас будут, я передал ваши сообщения, – почти по-военному доложил он.

– Хорошо, – поощрил подполковник. – Стой здесь и никого не пускай. А мы пойдем позвоним еще раз, – сказал он Николаю.

Во дворе, тщательно вытерев свой пистолет, он выбросил его на землю.

– Директора убил Осман. Пистолет у него в кармане. А его сообщник застрелил двух охранников и скрылся. Пистолет чистый, пусть ищут второго бандита.

Николай бросился к телефону. Торопливо набрал чей-то номер.

– Добрый день. Это я, Николай. Слушай, у нас Ирина Борисова работает. Да, начальник отдела. Где она живет, не знаешь? Ребята должны документы ей на дом отвезти. Где? Спасибо.

– Узнал? – спросил подполковник.

– Да, – кивнул Николай.

– Позвони ребятам, пусть ее встретят. И без лишних фокусов, сразу пусть стреляют.

Николай бросился снова к телефону.

ГЛАВА 10

Только подъехав к своему дому, она немного успокоилась. Куда теперь? Она понимала, что в милицию ей лучше не обращаться. Тот милицейский офицер был таким же убийцей, как и двое других. Кажется, одного из них она задавила. Что теперь будет? Она сидела за рулем, опустив голову прямо на кожаное покрытие руля. И ничего не могла решить. Куда ехать? В милицию она боялась, там вполне могли оказаться коллеги этого офицера. Нужно было подниматься домой, но она сидела за рулем, не решаясь шевельнуться. После развода она жила одна, и подниматься в пустой, холодный дом ей не хотелось.

Она притормозила у дома, не заезжая во двор. Хотя бывший муж и научил ее управлять машиной, она никогда не въезжала во двор, где играли дети. А свою машину держала в гараже, у дома, метрах в ста от стоянки. Если бывали какие-то трудности, ребята со стоянки всегда помогали ей поставить машину, осматривали ее, мыли. Она вспомнила, что ключи от ее машины остались в кармане плаща. Значит, на машину рассчитывать нечего. Только теперь она начала приходить в себя. Сумка тоже осталась в приемной директора, а там были ключи и от квартиры. Значит, и домой она попасть не сможет. Нужно ехать к сестре, брать ключи.

Она вдруг заметила, как к их дому подъезжает еще одна машина. Из «девятки» цвета мокрого асфальта вышли сразу трое в кожаных куртках. Они, подойдя к одной из девочек во дворе, довольно громко спросили, где находится пятнадцатая квартира. Это была ее, Ирины Борисовой, квартира. Она замерла за рулем, когда незнакомцы вошли в блок.

Затем осторожно дала задний ход и отъехала. Значит, ее ищут по всему городу. Уже даже домой приехали. Она быстро вырулила на улицу, теперь нужно успеть к сестре раньше их. Ехать было довольно далеко, минут двадцать, и она сдерживала себя изо всех сил, чтобы не погнать автомобиль. В центре города, как обычно, были страшные заторы, но едва она вырвалась за пределы Садового кольца, как дорога стала посвободнее, и она довольно быстро доехала до дома своей сестры.

Оставив машину на улице, она бросилась в подъезд. Сестра жила на первом этаже. Долго звонила в дверь. Испуганная сестра открыла дверь в кухонном фартуке. Она готовила пирог на кухне и не слышала звонка, пока из ванной комнаты ее не позвал сын.

– Что случилось? – испугалась сестра. – На тебе, Ирина, лица нет.

– Не спрашивай ни о чем, – быстро ответила Ирина, – у тебя есть дома деньги?

– Не так много, – растерялась сестра.

– Мои ключи у тебя?

– Да, конечно. А что случилось?

– У меня дома лежит триста долларов в тумбочке. Поедешь завтра утром и возьмешь эти деньги. Только езжай не одна. Возьми детей, мужа, позвони Василию, пусть тоже приедет. Ты меня поняла? Одна никуда не езди.

– Поняла, но что случилось?

– Потом расскажу. Деньги отдашь Маше, она зайдет за ними завтра днем. Поняла?

– Конечно, поняла, – кивнула сестра, – но, ради бога, скажи, что произошло. Ты врываешься ночью ко мне домой и говоришь какие-то непонятные вещи. Почему ты сама не поедешь домой?

– За мной охотятся какие-то люди, – Ирина прошла на кухню, судорожно схватила кусок хлеба, сыр – с утра ничего не ела.

– Господи, – запричитала сестра, – какое несчастье. Нужно вызвать милицию.

– Так они и охотятся. Что-то у нас случилось на работе. В общем, говорить некогда. В тумбочке возьмешь деньги. Не забудь. И мою машину проверьте в гараже. Запасные ключи тоже у вас. А где Виталик?

Это был муж сестры, мастер на одном из известных заводов столицы. Несмотря на коммерциализацию всей жизни, он не оставил любимое дело, не стал заниматься продажей «Сникерсов» и «Марсов».

– Ушли в гости со старшим, – села на стул сестра, – а Олежка купается. Вылезай быстрее! – закричала она, постучав по стене.

– Если будут меня спрашивать, я не приходила. Поняла? Ты меня не видела, не знаешь, где я.

– Господи, – снова заныла сестра, – что же такое делается? Куда же ты теперь поедешь?

– Пока к Маше, а там посмотрим. Ты самое важное не забудь. Ко мне домой одна не ходи. Васе позвони.

Это был их двоюродный брат, сотрудник одного из центральных банков.

Вышел из ванной комнаты младший сын сестры – Олег. Вытираясь полотенцем, он поздоровался с теткой и солидно пошел в свою комнату в одних трусах. Ему было всего двенадцать лет.

– Мне уже пора. Сколько у тебя дома есть денег? – спросила еще раз Ирина.

– Тысяч восемьдесят. Сейчас принесу, – заторопилась сестра, и в этот момент раздался звонок в дверь.

Они замерли.

– Виталик? – спросила Ирина шепотом.

– Не может быть, – покачала головой сестра, – еще рано для них.

В дверь позвонили еще раз.

– Подожди, не открывай, посмотри в глазок, кто пришел, – попросила Ирина.

Сестра подошла к дверям.

– Это наш участковый, я его знаю, – сказала сестра.

– Меня нет, – быстро прошептала Ирина, пробегая в комнату детей.

Сестра открыла дверь. На пороге, неловко перебирая ногами, стоял их участковый, старший лейтенант Углов.

– Простите меня, – начал он. Старший лейтенант хорошо знал эту семью и очень уважал Виталия Константиновича. Тот и детей правильно воспитывал, не баловал, и сам всегда настоящим рабочим человеком был. Старший лейтенант не любил демократов, капиталистов, бандитов и банкиров. Все эти люди представлялись ему чуждыми российскому образу жизни и обычаям. А вот рабочий мастер, бывший депутат горсовета Виталий Константинович, и ныне сохраняющий партийный билет, был понятен Углову и очень близок. Несмотря на указания начальства, он сам всегда голосовал за коммунистов, считая, что при них «порядку было больше» и «вообще жизнь лучше была».

16
{"b":"795","o":1}