1
2
3
...
14
15
16
...
20

– Это мой муж – Гильермо, – сказала водителю Инес. – Надеюсь, вы сумеете подружиться с Роберто, – представила она старого водителя. – Он работал еще с моим отцом, – добавила она, обращаясь к Бернардо.

– Я помню, – неожиданно ответил Бернардо, – ты мне о нем говорила.

– Да? – удивилась женщина, заинтересованно посмотрев на него. Он впервые импровизировал, и ее это удивило больше, чем собственные импровизации. – Возможно, – сказала она, чуть подумав, и немного отодвинулась от него.

Потом они минут пять молчали. Наконец Инес, поняв, что пауза затягивается, спросила его уже несколько другим голосом:

– Как долетел?

– Хорошо. Когда мы вылетали, был сильный дождь, и я боялся, что самолет даже задержат в аэропорту. – Откуда Инес знать, что он прошел «школу мелочей» у генерала Чернова, учившего их, что достоверные мелкие подробности позволяют врать по-крупному, когда за истинными деталями картины не видишь надуманности самой картины.

Инес почти испуганно смотрела на него, решив, что он опять решил импровизировать. Но тут вмешался Альфредо.

– Да, – сказал он, чуть поворачивая голову, – я звонил в аэропорт. Мне тоже сказали, что самолет может задержаться в Гватемале, там был тропический ливень.

Женщина недовольно сжала губы. Бернардо начал ее переигрывать с самого начала, а это ей ощутимо не нравилось. В их паре она хотела играть роль ведущей. Но она умела держать удары.

– Хорошо, что самолет все-таки долетел, – сказала она, сжимая руку Бернардо чуть сильнее, чем требовалось для демонстрации верной любви. Он понял ее намек и незаметно усмехнулся.

– Мы завтра уезжаем в Париж, – сказала Инес, – я уже сняла апартаменты в их лучшем отеле, в «Ритце». Говорят, там до сих пор сохранились частные апартаменты Коко Шанель. Жаль, конечно, что у нас всего два дня. Мы могли бы провести там целый месяц.

По шее и затылку Альфредо нельзя было догадаться, о чем он думает, но вся его поза выражала гнев и обиду. Бернардо это понравилось.

– Конечно, – сказал он, – мы могли бы и остаться. Может, мы еще передумаем.

И тут Инес показала, чего она стоит.

– Не забывай, о чем мы договорились, – сухо ответила она, – моя работа и независимость прежде всего. Больше двух дней в Париже я провести не могу. Нам придется лететь в Мексику. Я и так задержалась в Мадриде на два лишних дня, чтобы дождаться тебя, мой дорогой. Твоя коммерция могла бы и подождать.

На этот раз даже уши Альфредо радостно шевелились. Бернардо разозлился.

– Не нужно устраивать мне таких сцен, – сурово одернул он «зарвавшуюся жену», – думаю, мы сумеем обо всем договориться чуть позже.

Роль альфонса явно не для него, в который раз с огорчением подумал Бернардо. Придется терпеть этого мерзкого Альфредо и эту гордячку. Кажется, он никогда еще не попадал в подобное смешное положение. А если они любовники, что ему делать? Изображать роль доверчивого мужа, наивного простачка? Или потребовать сатисфакции и быть убитым на дуэли? Этот тип, наверно, владеет какими-нибудь экзотическими видами оружия. Хотя выбор оружия может быть и за ним, как за оскорбленной стороной. Бернардо даже улыбнулся – какая глупость иногда приходит в голову.

Автомобиль въехал в город, направляясь по Виа Гранде к самому центру. Отель «Палас» был расположен на центральной площади Мадрида – площади Кортесов. Напротив находился всемирно известный музей «Эль Прадо». Насчитывающий четыреста тридцать шесть номеров и двадцать сюитов, отель считался одной из лучших гостиниц не только Испании, но и всей Европы. В дальнем конце площади, с левой стороны от музея, был расположен второй отель подобного класса – «Ритц», как бы спрятанный в тени деревьев и фонтанов. Он был еще дороже, чем «Палас», и в его номерах останавливались богатые арабские шейхи и приезжие миллионеры из Америки. Обычный номер на двоих там мог стоить до шестидесяти тысяч песо, что составляло в общем более пятисот дакаров и было очень дорого даже по дорогим европейским стандартам. Правда, отель был несколько меньше, камернее «Паласа». У него было всего двадцать девять апартаментов и сто двадцать пять номеров. Эти два отеля считались своеобразной визитной карточкой гостиничного бизнеса столицы Испании и входили в число лучших отелей мира по высшей классификации.

Они вышли из машины, и водитель показал швейцару на небольшой чемодан прибывшего гостя. Бернардо впервые с огорчением подумал, что его недорогой чемодан будет смотреться грязным пятном в великолепии отеля топ-класса. Здесь привыкли совсем к другим чемоданам. Видимо, это отразилось на лице Бернардо. Альфредо чуть скривил губы, увидев его чемодан, как будто не видел его в аэропорту, а швейцар презрительно бросил багаж в свою великолепную золотую тележку. «Кажется, я действительно становлюсь альфонсом, – подумал несчастный Бернардо. – Нужно будет еще брать деньги у моей супруги – и все встанет на свои места». Почему только он согласился на подобную унизительную роль. И хотя костюм для него подбирали в ателье Службы внешней разведки, не пожалев на него денег, он чувствовал себя почти нищим в этом приличном костюме среди великолепных костюмов от Валентино и Кристиана Диора, среди платьев от Шанель и Живанши.

Они прошли в лифт, и Альфредо предупредительно пропустил их вперед. Наверх они поднимались втроем и молча. У входа в апартаменты Инес дежурил ее человек.

– Спасибо, Филиппо, – поблагодарила молодого человека Инес, одаривая его ласковой улыбкой. Перед Альфредо охранник вытянулся, на Бернардо не обратил никакого внимания. Все вокруг Инес были влюблены в свою хозяйку и презирали чужого альфонса, польстившегося на ее деньги.

У дверей апартаментов Бернардо наконец получил долгожданный реванш. Инес прошла первой, пропустила своего «супруга» и, обернувшись к застывшему в почтительном ожидании Барросу, сказала:

– Спасибо, Альфредо, ты мне больше сегодня не нужен.

Тот, ничего не ответив, молча повернулся и пошел по коридору в обратную сторону. Инес захлопнула дверь и обернулась к Бернардо.

– Вы с ума сошли? – рассерженно произнесла она. – Кто вам разрешил так себя вести, зачем вы меня все время сбивали? Мы могли проколоться на подобных глупостях.

– Не могли. – Бернардо решил постоять за себя. Его чемодан уже стоял у дверей. Даже чаевые швейцару, наверно, заплатил кто-нибудь другой. От того было не менее стыдно и не менее унизительно. – Я совсем не намерен играть роль альфонса при вас, – рассерженно произнес Бернардо, – про дождь я выяснил все точно, здесь никаких накладок быть не могло. – Он подумал эту фразу по-русски и сказал вместо «накладки» испанское слово «ошибки».

– Кажется, у нас будут с вами проблемы, мистер Урбьета, – произнесла она по слогам, чуть прикусывая от напряжения нижнюю губу.

– Возможно. – В конце концов он не выбирал себе такого партнера. Пусть поищут лучшего «мужа» для этой дряни. – Я не напрашивался на подобную роль.

Они молча смотрели друг на друга.

– Кажется, у нас проблемы, – сказала вдруг Инес.

Он промолчал. Потом спросил:

– Когда мы летим в Париж?

– Завтра утренним рейсом.

– Я должен остаться на эту ночь в ваших апартаментах?

– А вы хотите провести ночь где-нибудь в другом месте? Вы понимаете, что все сразу все поймут.

– Понимаю, – мрачно ответил Бернардо, – но надеюсь, что в вашем номере есть хотя бы две кровати.

– Можете так не беспокоиться, – саркастически ответила Инес, – есть даже диван. Я не представляю вас в роли моего любовника. Сказать то же самое даме – значит оскорбить ее на всю жизнь.

Бернардо проглотил готовую сорваться колкость. И, молча взяв чемодан, пошел в гостиную апартаментов своей «супруги». Положив на стол чемодан, он достал из него зубную пасту и бритву.

– Надеюсь, ванной я могу воспользоваться, – ядовито спросил он, – или она у вас персональная?

– У меня в номере две ванные комнаты. Вы можете пользоваться маленькой, для гостей, – рассерженно произнесла женщина, проходя в спальню. Вскоре послышался громкий стук открываемого окна.

15
{"b":"796","o":1}