ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кровь, пот и пиксели. Обратная сторона индустрии видеоигр
Список заветных желаний
Тайная жена
Шаг первый. Мастер иллюзий
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Без опыта замужества
Академия черного дракона. Ставка на ведьму
Голос вождя
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
A
A

Дом, где ранее проживала семья Кемаля Аслана, они нашли в результате некоторых поисков. Дом был деревянный – старый, покосившийся, кое-где доски уже разрушились. Они постучали, но никто не ответил.

– Кажется, мы напрасно сюда приехали, – огорченно заметил Томас.

– Постучи сильнее, – посоветовал Уильям.

Томас забарабанил изо всех сил.

Дверь по-прежнему была заперта, и в доме никто не отзывался.

– Может, после его отъезда здесь никто не живет? – предположил Томас.

– Семнадцать лет, – пробормотал Уильям, – этого не может быть.

– Кто вам нужен? – спросил вдруг женский голос.

Они обернулись. Рядом стояла молодая, лет тридцати, женщина. Она держала за руку одетого в теплую куртку мальчика. Мальчик молча смотрел на незнакомцев.

– Простите, – сказал Томас, – мы американские кинооператоры. Приехали снимать фильм о вашем бывшем соотечественнике. Может, вы нам поможете?

– А кого вы ищете?

– Здесь раньше жил Кемаль Аслан, – уточнил Томас, – может, вы помните его семью?

– Нет, не помню, – задумалась женщина.

– Вы давно здесь живете?

– Да, я здесь родилась.

– Может, ваши родители помнят? – спросил Томас. – Здесь проживал американец турецкого происхождения.

– Ах, турки, – сказала женщина.

Болгары все-таки традиционно не любили турок.

– Вы их помните?

– Конечно. Молодой парень и его мать. Они приехали из Америки. Меня тогда еще не было на свете.

– А сейчас здесь кто-нибудь живет?

– Жили. Они переехали в Пловдив. Последние два года редко появляются. Но они купили квартирку еще тогда, когда эти турки здесь жили. Я слышала, он потом попал в какую-то серьезную аварию.

– Ваши родители могут вспомнить об этой семье? – спросил Томас. Уильям молча стоял рядом.

– Да, конечно, – кивнула женщина, – идемте к нам, мы живем недалеко. Мой папа их должен хорошо помнить.

Томас коротко пересказал содержание разговора Уильяму, и тот, согласившись, пошел за женщиной.

Идущий впереди мальчик вдруг обернулся и спросил что-то у Тернера. Томас рассмеялся, качая головой.

– Что случилось? – спросил Уильям.

– Ему кажется, что ты шпион. Я сказал, что дети любят играть в шпионов.

– Почему он так решил? – угрюмо спросил Уильям.

– Их так учили в школе, – засмеялся Томас.

– Плохо учили, – пробормотал Тернер.

Дом, где проживала соседка, оказался не очень далеко. Им пришлось пройти около двухсот метров. С этой стороны улицы был овраг и рядом домов больше не было.

– Идемте в дом, – предложила женщина, первой проходя во двор. Этот двухэтажный дом был не просто обжитым местом. Здесь все было сделано с любовью. Чувствовалась умелая рука хозяев. Они вошли в дом и сразу увидели старого хозяина. Несмотря на годы, он выглядел достаточно крепким человеком.

– Кто эти люди? – спросил хозяин дома.

– Они ищут наших бывших соседей, турок. Приехали из Америки.

Старик нахмурился.

– Американцы?

– Мы операторы, – сказал по-болгарски Томас, – приехали искать материалы по поводу вашего бывшего соседа.

– Так, – непонятно почему сказал старик. И в этот момент в дом вошли трое молодых парней.

– Кажется, мы попали в засаду, – весело сказал Томас.

– И они все похожи друг на друга, – засмеялся понявший все гораздо раньше Уильям. – По-моему, это родственники хозяина дома.

Молодые люди с удивлением смотрели на гостей.

– Мои сыновья, – кивнул старик. – Проходите, садитесь, – пригласил он гостей, – мы сейчас будем обедать.

Здесь обедали традиционно около часа дня. Сыновья работали на небольшой местной фабрике и приходили есть домой.

– Нам нужно остаться, – шепнул Тернеру Томас, – иначе нельзя, они могут обидеться.

Обед проходил почти в полном молчании. Во главе стола сидел хозяин дома. Жена и дочь приносили еду. Мальчик, внук хозяина, словно сознающий ответственность момента, сидел молча и ел вместе со всеми. К обеду подъехал и зять хозяина, отец мальчика, который, торопливо пообедав, поспешил уехать. Он работал руководителем строительного управления и беспокоился, что в город не успеют дойти машины с посланным из Софии оборудованием.

И только после обеда, когда все покинули дом, старик наконец спросил:

– Зачем вы ищете этих турок?

– Он американский гражданин, и мы хотим снимать о нем фильм, – снова терпеливо объяснил Томас.

– А почему молчит твой друг? – спросил старик.

– Он не говорит по-болгарски.

– Они здесь жили, – подтвердил старик, – приехали в начале пятидесятых.

Томас перевел эту фразу.

– Спроси, он помнит мать своего соседа? – попросил Тернер.

– Да, конечно, помню, – ответил старик, – она была красивая женщина, когда сюда приехала.

За его спиной у большого старинного серванта стояли жена и дочь. Жена недовольно нахмурилась. Очевидно, красивая турчанка в свое время попортила много крови болгарским женам.

– Сначала за ним следили, – сказал неизвестно почему старик, – но потом перестали. Мальчик пошел в школу. Учился с нашим старшим сыном в одном классе. Хороший парень был, толковый. Я его помню.

– У них остались фотографии этого парня? – быстро спросил Уильям.

– Нет, – удивился старик, когда его спросили об этом, – конечно, нет. Тогда у нас не было фотографий. Какие фотографии в те годы? Ничего не осталось.

– У нас есть карточка нашего сына, – несмело сказала жена хозяина дома, – мы сняли нашего Богомила в пятнадцать лет. Повезли тогда в Софию.

– Нет, – улыбнулся Томас, – такая фотография нам не нужна.

– Когда они уехали, он помнит? – спросил Уильям.

– Да, – подтвердил старик, – тогда парень поступил в институт и после перебрался в Софию. А за ним уехала и его мать. Но слышал, что молодой человек попал в тяжелую аварию.

– Это мы знаем. А где похоронена мать Кемаля?

– Кажется, в Софии.

– Он никогда после этого не приезжал сюда? – спросил Уильям.

– Нет, – ответил старик.

– Приезжал, – вставила вдруг дочь хозяина, – на свадьбу приезжал. Тогда женился их одноклассник, Богомил в армии тогда был.

– К кому он приезжал? – сразу спросил Тернер. – Это было до аварии?

– Наверное, до, – кивнул старик. – Тогда много людей приехало из Софии. Свадьба была веселой. У Костандиновых гуляли до утра.

Томас перевел и эти слова, добавив от себя:

– По-моему, нам нужно уезжать. Мы больше не узнаем ничего нового.

– Еще несколько вопросов, – не согласился Уильям, – спроси, где работала мать Кемаля?

– Продавщицей в магазине, – перевел Томас.

– Сейчас этот магазин функционирует?

– Нет, он был снесен три года назад.

– Еще один вопрос, – сказал, нахмурившись, Уильям. – Свадьба его соседа была уже позже, в конце шестидесятых. Он сказал, что было много гостей. А фотограф из города приезжал?

– Он не помнит, – зло произнес Томас, и в этот момент молодая женщина сказала:

– Фотограф был. Он всех нас снимал.

– Что она говорит? – почти закричал Тернер.

– Говорит, был фотограф. Делал снимки на свадьбе.

– Где живут их соседи? – вскочил Уильям. – Это самое важное.

Старик смотрел на них, ничего не понимая.

– Вы можете проводить нас к своим соседям? К тем самым, у которых была свадьба? – заикаясь, произнес Томас.

– Да, конечно, – кивнул старик, – вас проводит моя дочь.

– Они уехали или живут здесь?

– Молодые уехали, а старики живут здесь, – сказал старик, не понимая, почему этим американцам так нужна фотография молодого турка. И потом добавил: – Они живут на другой стороне улицы.

– Благодари старика, и бежим туда, – предложил Уильям.

Томас долго благодарил хозяина.

– Быстрее, – торопил его Уильям.

– Я вас провожу, – предложила молодая женщина.

Они вышли из дома. Уильям почти бежал. Его охватило какое-то непонятное нетерпение, словно после трех дней безуспешных поисков он наконец нашел верный след. Тем страшнее было его разочарование.

12
{"b":"798","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я продаюсь. Ты меня купил
Бессмертники
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Как инвестировать, если в кармане меньше миллиона
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
Москва 2042
Сильное влечение
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Не прощаюсь