ЛитМир - Электронная Библиотека

Впрочем, размышления о местном этикете выветрились из моей головы, когда я осознала, что Такету во дворце принадлежит огромное количество самых разнообразных комнат и залов. Один из них особенно потрясал размерами и богатым убранством. Покружившись на разноцветном паркете, я ошеломлённо протянула:

— Хоть бал открывай!

— Так и есть, — согласился Эронд. — Это малая бальная зала, где вы с мужем можете приглашать гостей на званые вечера.

— О… — Я провела кончиками пальцев по дорогой ткани, которой были затянуты стены, и присела на одну из множества мягких оттоманок, расставленных вдоль стен. — Значит, здесь состоится бал в честь нашего бракосочетания?

— Что вы? — фыркнул Эронд и хотел присесть рядом, но, поймав строгий взгляд Кристофы, устроился на соседней. — Эта комнатушка слишком мала, чтобы вместить представителей всех кланов. Торжество будет в центральной части дворца. Либо в зале тысячи звёзд, либо в тронной. Но мне жаль огорчать вас, праздник состоится ещё не скоро…

— Что? — обрадовалась я. — А я слышала, что он будет на днях.

— Да, король собирался устроить бал, но потом…

Я затаила дыхание в ожидании, что иха наконец проговорится, но Эронд лишь белозубо улыбнулся и закруглился:

— …Но потом передумал. Сервиан такой переменчивый!

— Ну да, конечно, — недовольно проворчала я.

По всему выходило, что король был вынужден отменить бал, потому что Такет куда-то уехал… Или улетел. Он же дракон! Внезапно по коже прокатилась волна колких мурашек. Вспомнилось, что мой муж из тех непостижимых существ, которые не только способны превращаться в огромных монстров, но и каким-то чудом передвигаться в безвоздушном пространстве!

Что, если он так и сделал? И сейчас занимается какими-то своими драконьими делами на загадочной Сусайе или другой из планет системы Драконов. Как быть мне, оставленной в одиночестве, без ответов на многочисленные вопросы и возможности заполучить образец номер шестьсот тринадцать? Как бы ни хорохорилась, я осознавала: Такет — моя единственная надежда. Потому и тянула с откровенным разговором, что боялась отказа.

Эронд чутко уловил перемену в моём настроении и тут же предложил:

— Хотите, я покажу комнаты Айканара?

При имени смелого и умного мальчика, который совершенно очаровал моего кота, я невольно улыбнулась:

— Конечно хочу!

— Идёмте. — Мужчина снова предложил мне руку.

Я покосилась на неё и обречённо вздохнула:

— На Луниане женщина считается совершенно ни на что не способной без мужчины?

— Почему вы так решили? — остановился Эронд.

— Открою вам тайну, Ронд. — Поддавшись порыву, я лукаво наклонилась к нему и шепнула: — Я умею ходить без поддержки!

— Вот оно что, — весело рассмеялся он и опустил руку. — Возможно, вы перепутали мою настойчивость с желанием прикоснуться к вам.

Подмигнул:

— Так и есть!

— Кха! — возмутилась Кристофа.

— К сожалению, это лишь дань воспитанию, — с театральным вздохом признался иха и направился к высоким узорчатым дверям, которые перед нами любезно распахнулись.

За ними была ещё одна комната… И ещё одна. Я давно потеряла счёт «покоям» Такета. О назначении многих могла лишь догадываться. В одной заметила нечто, похожее на музыкальный инструмент, в другой вдоль стен выстроился ряд украшенных сложной мозаикой кувшинов высотой с человеческий рост.

— Кто бы мог подумать, что у него столько недвижимости, — невесело проворчала, когда ноги начали ныть. — Плюс таинственное имение, которое я посетила однажды в ночи.

Воспоминание о том вечере окутало меня душевным теплом, уголки губ приподнялись, и захотелось, чтобы Такет был рядом. Казалось, ещё недавно я была в ужасе, что придётся стать женой этого нелюдимого блондина, но сейчас мне не хватало его молчаливой поддержки и пристального взгляда изумрудных глаз.

— Позвольте поинтересоваться, — хитро глянул на меня Эронд, и я насторожилась, ожидая очередной завуалированной шуточки о нашем браке. — Почему вы так поражены нашей прогулкой?

— А, это, — расслабилась я и пожала плечами. — Всё просто. У меня никогда ничего подобного не было. На Земле я жила в спальной капсуле размерами два на два метра…

Показала руками, сколько это примерно составляет, и продолжила:

— Место, где я работала, было немногим больше. Кабинетик такой маленький, что едва не приходилось просачиваться между оборудованием. И нас там было двое… С половиной! Ещё Барсилий.

— Трудно поверить, что вы жили в чулане, — изумлённо покачал он головой и взглядом показал на следующие двери. — А вот и комнаты Айка.

Когда слуга отворил створки, пропуская нас, и согнулся в поклоне, Кристофа тоже отступила и замерла на месте. Дама позволила мне и Эронду войти внутрь только вдвоём. Сначала я подумала, что это из-за мальчика, но оказалось, Айк был не один.

Вокруг стола, за которым ребёнок пушистым белым пером что-то усердно записывал в большой желтоватый свиток, мерно расхаживал мужчина лет сорока. Поглаживая иссиня-чёрную бороду, он с серьёзной миной на породистом лице нёс какую-то околесицу — ни слова не понятно!

Я впервые видела на Луниане небритого мужчину и, честно говоря, думала, что их лица лишены растительности от природы, поэтому, удивлённая, замерла на ходу.

Эронд, который шёл следом, едва не наступил мне на подол платья, но всё же удивительным способом оказался слева. Полагаю, без магии тут не обошлось. То-то синеватые искры в воздухе померещились…

— Роза! — заметив меня, порывисто вскочил мальчик.

Он так обрадовался, что бросился к нам навстречу, не спросив разрешения своего наставника. Видимо, это и был магистр Сард, одобрения которого Айк пообещал отцу добиться в обмен за право играть с Барсилием.

Перо полетело в одну сторону, свиток в другую.

— Иха Айканар Орьил, — сурово осадил бородач, и мальчик остановился за мгновение до того, как собирался меня обнять. — Как следует обратиться к хали Такет Орьил?

— Прошу прощения, — опустив голову, повинился он и поправился: — Хали Роза.

Только я хотела сказать, что Айк может называть меня просто по имени, и сама прижать к себе ребёнка, по которому за день умудрилась соскучиться, как Сард снова подал голос.

— Иха Айканар Орьил!

Тон его посуровел, и мальчуган совсем поник.

— М… — промычал он нечто непонятное. — М-ма…

И вдруг меня осенила неожиданная мысль. Вспомнив, как уже несколько раз слышала подобное мычание, я вдруг поняла.

«Мама?! — поразилась я. — Так всё это время он пытался назвать меня так?»

Одной тайной стало меньше. Конечно, Айку трудно! В груди разлилось сочувственное тепло, к глазам подкатили слёзы. Я опустилась на колени и притянула расстроенного ребёнка к себе. Глянув на магистра так, что тот поперхнулся, строго заявила:

— Я мачеха иха Айканара. И официально разрешила ему звать меня по имени. У вас есть возражения по этому поводу, магистр?

Прищурилась с такой злостью, что Сард невольно отшатнулся и дёрнул за ворот, будто ему стало душно. А мне было плевать на правила. Даже если я не права — не позволю заставлять ребёнка называть мамой чужую женщину. Это жестоко. Малыш едва не плакал, стараясь выдавить слово, которое говорят только самому родному в мире человеку!

«Придушила бы того, кто бы позволил себе подобное по отношению к моему Доминику».

Ещё один уничтожающий взгляд магистр не выдержал.

— Как пожелаете, хали Такет Орьил, — проскрипел он с таким видом, будто я только что демонстративно влила в его бокал бутылёк яда и заставила выпить.

Заглянув в просветлевшее лицо мальчика, я одобрительно улыбнулась и потрепала его по голове. Взъерошив белоснежные волосы, поднялась, взяла Айка за руку и решила исправить не очень хорошо начавшееся знакомство с Сардом.

— Прошу прощения, магистр, что прервала ваш урок.

— Как будет угодно хали… — с каменным выражением на лице начал было он.

Но я, не желая тратить время, поторопила:

26
{"b":"798515","o":1}