ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Только вот вместо обычного осуждающего или сурового взгляда я увидел на её лице… вину. Тина смотрела на меня так, словно я застал её на месте преступления, хотя это я без приглашения зашёл в её личный кабинет. Я с крайним изумлением смотрел на свою супругу и не мог понять, что она здесь делает, ведь сегодня ни я, ни она не должны были выходить на ночное дежурство.

Словно угадав мои мысли, Тина растерянно пояснила:

— У меня накопилось много историй от ординаторов на проверку, и свои ещё написать надо… Вот я и решила сегодня вечером немного поработать…

От осознания того, что эта женщина, днём державшая в страхе всё отделение и пару соседних, а заодно и кафедру в университете, оправдывалась передо мной, я чуть не открыл рот от удивления. В тот момент я даже не знал, что мне следовало ответить и собрался уже развернуться и направиться обратно в ординаторскую с пустыми руками, как боковым зрением заметил на самом краю рабочего стола своей жены упаковку с ампулами. Тина, проследив за моим взглядом, сразу поняла, что я обнаружил то, что совсем не должен был видеть. И прежде чем она протянула руку, чтобы убрать коробку, я быстро подошёл к столу и взял упаковку в руку.

Прочитав название препарата, я пришёл в ещё большее изумление. На упаковке большими буквами было написано: Кофеин-бензоат натрия, раствор для инъекций 10 % 1 мл, и она была вскрыта, причём совсем недавно, а внутри не хватало двух ампул. Я судорожно пытался понять, зачем Тине понадобилось колоть себе кофеин в вену и что она вообще здесь забыла в это время суток, а тем временем до моего слуха донёсся усталый голос:

— Доктор Реддл, не могли бы вы отдать мне препарат?

И Тина протянула руку, но я лишь озадаченно посмотрел на неё в ответ, всё ещё держа ампулы в руках.

— Зачем? — твёрдо спросил я, пытаясь понять причину приёма психостимулятора.

— Я же сказала, что у меня много работы!.. — уже с раздражением в голосе ответила она, всё ещё держа перед собой руку. Помедлив немного, я всё же отдал ей упаковку, а затем таким же раздражённым тоном воскликнул:

— Но не настолько много, чтобы сидеть на работе целыми сутками! Я же лично слышал, как вы сказали вчера ординаторам, что отдадите им истории через неделю, а их всего-то восемь человек!

— Я не обязана перед вами отчитываться, доктор Реддл! — теперь в её голосе была уже знакомая мне сталь, и я действительно прекрасно понимал, что это так, и я не имел никакого права требовать с неё объяснений. Тина убрала ампулы в ящик своего стола и разгневано посмотрела на меня.

Но в тот момент я понял ещё кое-что. Меня внезапно осенило, почему она сидела в своём кабинете под действием психостимулятора и проверяла истории, которые могла бы проверить в любой другой день в рабочее время. «Как же я сразу не догадался?!»

Тина просто не могла заснуть… без меня. Вот уже три месяца, как мы стали жить вместе, почти каждую ночь весь дом просыпался от её криков. Вот уже три месяца я каждую ночь прибегал к ней в спальню и успокаивал её. Вот уже три месяца как каждую ночь её мучили кошмары. А я же видел в аптечке Тины транквилизаторы, причём довольно сильные. Но видимо, она так долго принимала их, что лекарства совсем перестали давать нужный эффект. И каждую ночь она заходилась в ужасной истерике, что мне, порой, далеко не сразу удавалось успокоить её.

Я так привык видеть эту женщину такой холодной и властной, что мне было абсолютно не по себе, когда я утешал её, словно маленькую девочку, ночь за ночью. Вот уже три месяца. И вот уже неделю как она почти не просыпалась ночью. Она не просыпалась потому, что я сразу же приходил к ней, а не ждал, пока кошмары завладеют её сознанием. И Тина знала об этом. Я подозревал, что она чувствовала, как я приходил к ней и ложился рядом, хоть и притворялась спящей. А сегодня…

— Я… Дэнни… то есть доктор Льюис попросил меня поменяться с ним сменами, потому что Сьюзен родила и… — теперь настала моя очередь оправдываться перед Тиной, ведь это из-за меня она пришла сюда работать вместо того, чтобы мирно спать в своей спальне, но моя супруга перебила меня:

— Я знаю, — уже более спокойным тоном произнесла она. — Доктор Льюис позвонил в восьмом часу к нам домой и предупредил меня, что поменялся с вами, доктор Реддл, и чтобы я не ждала вас сегодня…

Теперь мне всё стало ясно. Тина пришла сюда только из-за меня. И она сидела за своим рабочим столом и внимательно смотрела мне в глаза, спокойно смотрела, ожидая, что я скажу дальше.

— Профессор Реддл… Чёрт, это такая глупость! — немного раздражённо проговорил я после небольшой паузы. — Почему я не могу называть тебя по имени, ведь мы уже пять месяцев как женаты?!

— Думаю, уже можешь… — улыбнувшись, согласилась она, добавив после небольшой паузы: — Том.

Моё изумление в этот момент достигло своего максимума, потому как я никогда до этого не видел на её лице такую искреннюю улыбку, как сейчас. И я отметил для себя, что мне очень нравится, когда эта женщина, эта суровая женщина-хирург так тепло, а не ядовито, как было до этого, улыбалась мне. Мне хотелось видеть на её лице такую тёплую улыбку снова и снова.

— Тиана… — начал говорить я, но она сразу мягко поправила:

— Тина.

— Тина… я сейчас прогуляюсь немного по отделению и дойду до реанимации, и если всё спокойно, то я мог бы прийти сюда и помочь тебе… Если у тебя действительно накопилось так много работы, — всё ещё удивлённый увиденным, предложил я и сразу же получил ещё более тёплую улыбку в ответ.

— Я не против.

Кивнув на прощание, я вышел из кабинета и, прикрыв за собой дверь, застыл на месте в самой середине больничного коридора, пытаясь осознать всё, что произошло за последние десять минут. Но, немного отойдя от шока, я вспомнил, что Тина, скорее всего, ждёт, когда я вернусь к ней. Поэтому я быстрым шагом обошёл отделение и реанимацию и, убедившись, что всё в порядке и ничего плохого не намечается, вернулся в кабинет своей жены.

Она всё так же сосредоточенно работала, а пустая чашка стояла чистая рядом с раковиной. Я присел на стул для посетителей рядом с её столом, и Тина, разделив оставшиеся истории ординаторов на две половины, пододвинула ко мне вторую. Я, достав из кармана ручку, принялся проверять написанное, немного раздражаясь таким глупым ошибкам, которые иногда мелькали в работах. Да, теперь я понял, почему эта стерва так злилась, когда проверяла мои работы и работы моих сокурсников. Ошибки действительно были глупыми, и эти же ошибки иногда допускал и я, когда учился.

Через несколько часов, когда мы закончили с проверкой заданий, за окном была поздняя ночь, половина второго. Тина принялась за написание уже своих историй и протоколов операций, а я, прогулявшись до ординаторской, захватил истории своих пациентов, которые ещё не успел заполнить, и мы опять молча работали с ней ещё часа полтора. Наконец, когда стрелки часов показали три часа ночи, Тина начала зевать. Я сразу понял по её внешнему виду, что она очень устала. Её организм уже привык не спать сутки через трое, но после напряжённого дежурства накануне и в предчувствии таких же непростых суток уже сегодня силы потихоньку начали покидать её, даже несмотря на такое количество введённого и выпитого кофеина.

— Тина… если ты устала, то можешь прилечь на диван и поспать… — аккуратно предложил я, отложив свою почти дописанную историю в сторону. — Сегодня всё равно дежурю я, тебе нет нужды не спать всю ночь.

Тина растерянно посмотрела в ответ, и я понял, что ей действительно хочется именно так и сделать, но что-то не давало ей такой возможности. И я сразу понял что.

— Я могу посидеть рядом с тобой, если ты этого хочешь. Всё равно в отделении все спят, — дополнил я своё предложение, и улыбка снова расцвела на уставшем лице хирурга со шрамом на левой щеке.

Эта гордая стерва никогда бы не попросила меня об этом вслух, но мне было приятно осознавать, что в глубине души ей очень этого хотелось. Что я был нужен ей. Вновь улыбнувшись, Тина пошатнулась, встав из-за стола, но направилась не к дивану, как я ожидал, а к шкафу с книгами. Открыв его и внимательно оглядев среднюю полку, она взяла одну почти новую и очень объёмную книгу и протянула мне.

74
{"b":"798672","o":1}