ЛитМир - Электронная Библиотека

Прокофий заметил, что после его слов на лицах ребят выразилось сомнение, но страх в их глазах боролся с явным желанием немедленно опробовать удивительную обувь. Как и следовало ожидать, Аспен сорвался первым. Через несколько минут внутренней борьбы он уступил-таки искушению и бросился к стайке кед, тускло освещающих темное пространство под аркой.

– Ну надо же, просто блеск! Откуда они у вас? – полюбопытствовал Аспен, обрадовано хватаясь за пару поменьше.

– У меня есть кое-что, что может повторить любое волшебство, которое я уже когда-то видел, то есть создать такие же вещи, – ответил Тельман.

Прокофию даже стало немного обидно: почему Тельман сразу не рассказал ему, в чем тайна украшения? Интересно, где он взял этот предмет явно высшего колдовства? Неужели Тельман мог быть заодно с этим Скидлом?

Прокофию весь день жутко не терпелось поделиться с Тельманом впечатлениями о загадочном путешествии в Пространство Знаний. Однако все последние происшествия казались теперь куда важнее, и он не хотел лишний раз волновать друга. А друг, несомненно, хорош – любуется своей новой брошью! Пожалуй, их ждет разговор куда серьезнее, чем о Пространстве Знаний и «шипящих» кедах.

За все время их дружбы Прокофий видел от Тельмана разное: терпел его заносчивость, колкие шутки и необщительность, но все равно бесконечно дорожил им, и, само собой, во всем доверял. Прокофий мог бы с легкостью поверить во многое из того, что люди говорили о Тельмане, но только не в то, что он врет, да еще своему лучшему другу. На это, по мнению Прокофия, Тельман был никак не способен. Он помнил о том, что Тельман больше всего на свете дорожил семьей, а здесь, в Основании, именно Прокофий, Твинкл, Ману и Аспен были для него самыми близкими. Но, как видно, он ошибался, раз Тельман все же его обманул. Хотя, ведь строго говоря, Тельман ему не солгал, а просто кое-что утаил. Но Прокофий уже так завелся, что не мог остановить поток мыслей, осуждающих поступок друга.

– Давайте поговорим обо всем в Крепости, – меж тем уговаривал Тельман ребят поскорей отправляться в путь. – У нас уже и так мало времени, а этим двоим еще нужно вернуться домой! – кивком указал он на Прокофия и Твинкл.

– Ничего, я могу не торопиться, – нарочито спокойно произнес Прокофий, – переночую в твоей башне.

Он решил на время спрятать свое недовольство. А как только остальные разойдутся, они вдвоем наколдуют себе огромную грибную пиццу, пару стаканов шипучки и поговорят откровенно. Тельман, само собой, попросит у него прощения, а потом расскажет всю правду об этой загадочной магической вещице.

Но, похоже, у Тельмана были другие планы.

– Сегодня для этого не подходящие время, – отвел он в сторону взгляд.

«Значит, вот как?» – мысленно возмутился Прокофий, пока остальные надевали кеды и готовились выйти на улицу.

Обувь тускло светилась в сумраке и время от времени тихонько шипела, но стоило ногам ребят оторваться от земли, и шипение тут же затихало. Лица друзей казались одновременно и радостными, и взволнованными. Неожиданно кеды Твинкл как-то странно засияли и вспыхнули. Она чуть было не вскрикнула от испуга, но, увидев, что все обошлось, только нервно рассмеялась.

– Ну, что я вам говорил? Не стоило этого делать! – тревожно зашептал в темноту Прокофий. Он боялся, что колдовство Тельмана и его неиспытанной магической броши может навредить им, не говоря уже о «шипящих» кедах, которые без того были небезопасны – они с Тельманом своими глазами видели, как их подошвы взрывались!

– Ничего, пока долетим – не расплавятся, – беспечно махнул рукой Тельман и первым шагнул за ворота.

Один за другим следом поспешили остальные. Осторожно делая шаги, ребята поднимались в воздух, пока переулок наконец не опустел, оставив Прокофия наедине с еле слышно булькающими кедами, к которым он все еще боялся притронуться. Последняя пара приблизилась к нему, словно говоря: «Будь смелее!» Но Прокофий лишь опасливо отошел назад, оттолкнув кеды пальцем. Те завертелись, путаясь в шнурках.

А тем временем огни «Вкуснятины-Бара» постепенно гасли, в его окнах становилось темно, а в переулке – тихо, холодно и неуютно. Даже четверть часа назад, когда Прокофий сидел возле камина и слушал привычные голоса друзей, все, что случилось за день, казалось ему слишком уж невероятным. Но теперь, когда он остался один в переулке с парочкой сверкающих подошвами волшебных кед, все выглядело даже хуже. Делать нечего, придется решиться.

– Простите, – виновато сказал он своим ботинкам, снимая их и нехотя надевая летающую обувь.

Кеды булькали и пузырились, разгораясь все ярче и ярче, словно им не терпелось подняться ввысь. Прокофий же, напротив, глядел в темнеющее небо с сомнением и все никак не решался взлететь. Но вот последний свет в баре потух, и ему ничего не оставалось, кроме как обуздать свой страх и подниматься вверх.

Поначалу ощущение было тяжелым, пятки немного жгло, да и размер подвел, оказавшись чуть больше, чем нужно. Прокофий неуклюже двигал ногами в воздухе, изо всех сил пытаясь удержать равновесие. И как это те ребята так свободно расхаживали в них по небу? Но сейчас не время об этом думать – нужно догнать остальных, слишком долго он простоял в переулке.

К счастью, уже совсем скоро впереди замелькали «шипящие» кеды друзей, и послышался их веселый смех. Похоже, все были в восторге от завораживающего полета. В руках они держали свою обувь. А рядом с Тельманом летели книги.

– Прокофий, давай быстрее! – заметив его приближение, бросила Ману. Ее блестящие волосы красиво плескались в порывах ветра.

– А я думал, что вам и без меня хорошо, – угрюмо буркнул в ответ Прокофий. Но из-за ветра его никто не услышал.

– Похоже, скоро начнется дождь, – выкрикнул Тельман, глядя, как черные тучи заволакивают небо впереди. Края его пальто трепыхались от ветра, глаза ярко сверкали в сгустившихся сумерках.

Прокофий прикладывал все усилия, чтобы на время оставить в стороне свои опасения и забыть о том, что волшебные кеды могут причинить большие неприятности. Однако мысли об этом все равно продолжали лезть ему в голову, мешая сосредоточиться и ускорить полет. А тем временем тучи сгущались, закрывая собой огромные планеты.

Как же трудно управлять этими кедами! Прокофий снова отстал от остальных, пока наблюдал за облаками. Он сделал еще несколько неловких толчков ногами, словно не летел, а плыл. Шевелить руками было труднее, ведь в них он держал ботинки. Но все же в конце концов удалось приноровиться.

Впереди снова показались темные силуэты друзей, и Прокофий стремительно направился в их сторону. Чем больше он делал движений, тем сильнее ему это нравилось. Теперь он мог лететь быстрее, грудь наполнило холодным воздухом, по коже побежали мурашки, но вовсе не от прохлады и ветра, а от захватывающего ощущения полета. И, хотя он очень любил путешествия в эраунде, надо признать, что вот так просто шагать по небу без помощи летучего шара было невероятно!

Набирая скорость все больше и больше, друзья летели над городом, задевая ногами верхушки деревьев и любуясь пролетающими мимо птицами. А вот и горы. Увидев Крепость, ребята издали протяжный стон – никому не хотелось приземляться. Ну почему так скоро?

Прокофий решил еще немного повеселиться напоследок. Быстро набрав высоту, он молнией ринулся вниз под восхищенные возгласы друзей.

– Заканчивайте с этим – и в подземку! Сейчас дождик еще ничего, но скоро пойдет сильнее, – предупреждающе выкрикнул Тельман, приземлившийся раньше остальных. – И не забудьте снять кеды! Думаю, будет лучше, если их никто не увидит. Не хотелось бы объяснять кому-то, где я их взял.

Очутившись на скользкой траве, Ману, Прокофий, Аспен и Твинкл с большой неохотой принялись снимать волшебную обувь. Было не так-то просто расстаться с вещью, дающей способность летать.

– Сморите-ка, а тут дырка… – Аспен тряс в воздухе гулко шумящим кедом, подошва после завершения полета все еще немного светилась.

11
{"b":"798689","o":1}